Фунт расправил плечи

Экономика Великобритании восстанавливается быстрее, чем в странах еврозоны

Павел Сморщков 03.12.2013, 20:02
close
Darrin Zammit Lupi/Reuters

Экономика Великобритании выглядит лучше по сравнению с другими европейскими. Действия министерства финансов страны и Банка Англии оказались более оперативными и адекватными ситуации. Банк Англии может проводить независимую монетарную политику, и экономике помогло ослабление фунта в кризисный период.

Экономическая ситуация в еврозоне продолжает оставаться неоднозначной. Согласно последним данным, цены производителей в октябре там снизились на 0,5% за месяц и на 1,4% — в годовом исчислении. Снижение промышленных цен обычно свидетельствует об ухудшении деловой конъюнктуры.

В то же время индекс деловой активности (PMI) в промышленном секторе зоны евро в ноябре 2013 года поднялся до 51,6 пункта с октябрьских 51,3 пункта, свидетельствуют окончательные данные исследовательской организации Markit Economics от 2 декабря. А значение индикатора выше 50 пунктов говорит о возобновившемся росте деловой активности в европейской промышленности впервые с июля 2011 года.

При этом улучшение динамики показателя снова оказалось обеспеченным главным образом Германией. Немецкий производственный PMI за ноябрь составил 52,7 пункта, лучше только в Нидерландах и Австрии. И лишь еще в Ирландии PMI оказался выше среднего — на уровне 52,4 пункта.

Немецкий паровоз не тянет

Германия традиционно выступает паровозом, вытягивающим ситуацию в еврозоне в целом. Впрочем, даже его тяга, похоже, выдыхается. С одной стороны, немецким налогоплательщикам приходится продолжать финансировать спасение проблемных стран еврозоны, таких как Греция. С другой, на экономику страны не может не влиять плохая конъюнктура в остальном мире. Так, заказы, полученные предприятиями важнейших отраслей местной промышленности, резко сократились в октябре 2013 года на фоне ослабления спроса за пределами еврозоны, свидетельствуют данные Союза германских машиностроителей и производителей промышленного оборудования (VDMA). Объем заказов в октябре «в реальном выражении» (с поправкой на инфляцию) упал на 10% по сравнению с октябрем 2012 года, причем экспортные заказы из-за пределов еврозоны рухнули на 17%.

Поэтому немецкая статистика бледнеет по сравнению с тем, что продемонстрировали данные Соединенного Королевства в первый рабочий день зимы. Британский PMI подскочил в ноябре до 58,4 пункта с пересмотренных 56,5 пункта в октябре. Экономисты, опрошенные агентством Bloomberg, в среднем прогнозировали повышение до 56,1 пункта с ранее объявленных 56 пунктов за октябрь, отмечает Агентство финансовой информации «Интерфакса». Ноябрьский уровень деловой активности в промышленности Великобритании был самым высоким с января 2011 года.

Британский позитив

Британская экономика вышла из рецессии четыре года назад, а в 2013 году ее ВВП вышел на траекторию непрерывного роста как в годовом, так и в квартальном исчислении. В течение всего года темп роста валового продукта ускорялся: если в первом квартале квартальный рост составил 0,4%, то во втором — 0,7%, а в третьем — 0,8% (+0,2%, +1,3% и +1,5% в годовом исчислении соответственно). Для сравнения, в Германии соответствующие показатели составили 0, +0,7% и +0,3% в квартальном выражении и –0,3%, 0,5% и 0,6% — в годовом.

«Рост экономики Германии сдерживается снизившимся спросом на немецкую продукцию со стороны с трудом преодолевающих рецессию периферийных стран еврозоны, в то время как британская экономика, экспортирующая в первую очередь финансовые услуги, является более глобальной», — отмечает аналитик Allianz Investments Ариэл Черный.

Еврозона же в целом едва вышла из последней своей рецессии по итогам второго квартала текущего года, при этом в годовом исчислении ее совокупный ВВП продолжает оставаться в отрицательной зоне.

Еще один показатель экономического оживления — стоимость жилья. Согласно данным агентства Hometrack, цены на жилую недвижимость в Великобритании выросли во всех регионах страны впервые более чем за шесть лет. «Программа государства по субсидированию в секторе недвижимости помогла многим домохозяйствам получить свободный доступ к приобретению домов и квартир, — поясняет начальник аналитического управления инвестиционной компании «Анкор Инвест» Андрей Захаров. — В настоящий момент это является одной из причин роста цен на недвижимость».

Окрепла и островная финансовая система. Британский фунт за последние полгода укрепился по отношению к доллару на 8%, к евро — на 3,3%. Местный регулятор взял повышенные обязательства по переходу к стандартам «Базель III» и обязал крупнейшие банки страны привести показатель достаточности капитала первого уровня до 3% уже с 1 января 2014 года, в то время как это можно было сделать на пять лет позже.

Но все банки, кроме Barclays, отвечали требованиям «Базель III» уже в июне, а Barclays в октябре продал акции на $9,5 млрд для повышения собственного капитала.

«За последние два года мы действительно видим улучшения не только на рынке недвижимости этой страны, но и в секторе услуг, включая банковский сектор», — отмечает Захаров.

Секрет успеха

Англичане выиграли за счет того, что «сыграли на опережение», считает начальник отдела управления инвестициями и аналитической поддержки Инвестиционно-финансовой компании «Солид» Михаил Королюк. Банк Англии еще в 2009 году запустил свою программу количественного смягчения — шаг, на который Европейский центробанк (ЕЦБ) так и не решился, отмечает Черный. Продолжение программы количественного смягчения, проводимой Банком Англии, и низкие процентные ставки продолжают позитивно сказываться на экономике Британии, указывает Захаров.

А когда другие центробанки заливали рынки дешевой ликвидностью, британцы уже начали бюджетную консолидацию (то есть сокращения дефицита бюджета и госдолга), за счет чего эта консолидация прошла достаточно безболезненно в условиях, когда бизнес чувствовал себя достаточно комфортно, указывает Королюк. Когда же бюджетную консолидацию начала остальная Европа, британцы ее уже закончили и могут теперь вести более или менее «облегченную» бюджетную политику, отмечает аналитик.

«Низкий обменный курс — один из факторов, способствовавших все это время росту британской экономики, — добавляет Черный.

— Фунт гораздо сильнее евро упал в кризис 2008–2009 годов, сейчас курс евро к доллару США уже превысил предкризисный уровень, в то время как курс фунта к доллару США еще более чем на 15% ниже уровня начала 2007 года; в итоге по сравнению с тем временем евро сейчас почти на 20% дороже, чем фунт».

При этом Соединенное Королевство не обязано синхронизировать свою валютную политику с еврозоной.

«Британская экономика начинает преуспевать по ряду причин, одной из которых является тот факт, что Великобритания не является частью еврозоны.

Это дает ей возможность вести собственную монетарную политику, а банку Англии — быть новатором и быстро реагировать на изменение ситуации, что отчасти проявляется в его нетрадиционном монетарном стимулировании — например, количественном смягчении или схеме финансирования банковских кредитов, — отмечает глава Saxo Capital Markets UK Limited Ник Бикрофт. — ЕЦБ, напротив, должен преодолевать немыслимые дипломатические преграды для формирования единого подхода к экономической политике, который бы устраивал все страны еврозоны. Кроме того, он ограничен в своих действиях полномочиями и влиянием на Совет управляющих ЕЦБ со стороны Бундесбанка, который всегда слишком беспокоится о возможности роста инфляции, хотя на самом деле должен бояться дефляции в еврозоне, которая кажется неизбежной».

Еще одна причина улучшений — налоговый режим Великобритании становится все более удобным для бизнеса.

Результаты исследования, проведенного компанией KPMG, свидетельствуют об улучшении отношения международных компаний к налоговому режиму страны после серии понижений налогов, предпринятых министром финансов страны Джорджем Осборном для того, чтобы сделать Великобританию «открытой для бизнеса».

«Ситуация с налоговым режимом Великобритании изменилась. Если он рассматривался в качестве сдерживающего фактора для бизнеса и экономической активности примерно пять лет назад, когда некоторые британские компании покидали страну, то сейчас он очень привлекателен, особенно в контексте того, что Великобритания в целом является довольно привлекательным местом для жизни, работы и ведения бизнеса», — отмечает глава налогового подразделения KPMG в Великобритании Джейн Мак-Кормик в статье газеты The Financial Times. Около 10% иностранных компаний, участвовавших в опросе KPMG, заявили, что рассматривают возможность перевода налогового резидентства в Великобританию. При этом лишь 5% британских компаний заявили, что рассматривали возможность ухода из страны — это минимум с 2007 года, примерно 15% задумывались об уходе, но изменили свое мнение благодаря недавнему снижению налогов.

«Некоторые из крупнейших мировых компаний поставили Великобританию на первое место по конкурентоспособности налогового режима — это хорошо для создания рабочих мест в стране и инвестиций в нее», — приводит слова Осборна The Financial Times.

Дальнейшие перспективы

«Я полагаю, что экономика Великобритании покажет более впечатляющие темпы роста в следующем году — на фоне продолжения политики государственной помощи различным секторам экономики, включая сектор услуг, — прогнозирует Захаров.

— Банковский сектор Англии будет постепенно выходить из периода застоя, ускорится кредитование реального сектора, средний и малый бизнес в связи с новой программой государственного субсидирования также смогут серьезно участвовать в экономическом росте».

Подкрепить позитивные тенденции должно то, что экономика Великобритании диверсифицирована и высококонкурентна, значительную роль в ней играет мелкий и средний бизнес, который более гибок, легче адаптируется в турбулентной экономической среде и в связи с этим лучше обеспечивает восстановление экономики.

В докладе Конфедерации британской промышленности (CBI) от 2 декабря отмечается, что на долю средних компаний (по методологии CBI, со штатом от 50 до 499 человек и годовым оборотом от $16,4 млн до $164 млн) приходится лишь 1,8% частного сектора Великобритании, при этом в них работает 16% рабочей силы Великобритании (4,7 млн человек) и они генерируют 23% выручки частного сектора, а их ежегодный вклад в ВВП достигает почти $0,5 трлн. По данным CBI, с 2010 года выручка среднего сегмента выросла на 7%, в то время как у крупных компаний — на 3,2%. За тот же период средний бизнес создал 185 тыс. рабочих мест, увеличив штат на 4,1%, тогда как в крупных компаниях рост составлял всего 1,9%.

«Сейчас британское правительство готово предпринять новые шаги по ускорению темпов экономического роста в стране, а именно — внедрить программу по субсидированию малого и среднего бизнеса, — отмечает Захаров. — Эта программа будет аналогична той, которая была нацелена на доступный рынок жилья в Великобритании».

О дальнейшем прогрессе в восстановлении экономики Британии может косвенно свидетельствовать и оживление на местном фондовом рынке — в тех случаях, когда речь не идет о надувании «пузыря», рост биржевых индексов становится опережающим индикатором динамики реального сектора. Несмотря на то что лондонский FTSE 100 по итогам последнего года пока отстает от немецкого или американских индикаторов, банки Сити уже начали увеличивать штаты в подразделениях, занимающихся фондовыми рынками и нормативно-правовыми вопросами. По данным кадрового агентства Astbury Marsden, число вакансий в лондонских компаниях финансового сектора в ноябре достигло максимальной за семь месяцев отметки. «Обычно в это время года активность в сфере поиска персонала затихает. Впервые с 2010 года мы видим противоположную тенденцию, — отмечает главный операционный директор агентства Марк Кэмерон. — Мы долго ждали такого позитивного индикатора».

Впрочем, при более долгосрочном анализе успехи британской экономики пока не нужно переоценивать, считает Черный. В этом году британская экономика смотрится немного лучше, но экстраполировать эту тенденцию преждевременно, предупреждает эксперт. По крайней мере, до 2013 года в течение четырех лет темп роста ВВП в годовом выражении в Соединенном Королевстве отставал от темпов в Германии.