Сирия взорвет рынки

Эскалация военных действий в Сирии может резко изменить ситуацию на мировых финансовых рынках и ухудшить финансовое положение в России

Павел Сморщков 29.08.2013, 09:42
iStockPhoto

Инвесторы продолжают уходить «в качество», выводя капиталы с развивающихся рынков. Но если до сих пор деньги уходили главным образом из наиболее экономически нестабильных стран, то в случае обострения ситуации в Сирии положение может ухудшиться даже в нефтедобывающих странах, таких как Россия. Падение мировых фондовых рынков может перевесить для России выгоды от роста нефтяных цен.

Глобальные инвесторы продолжают выводить деньги с развивающихся рынков на опасениях сворачивания программы «количественного смягчения» QE3 Федеральной резервной системы (ФРС) США. Это «бегство в качество»: капиталы выводятся из нестабильных секторов и вкладываются в ценные бумаги экономически развитых стран и золото, цена на которое вот уже два месяца растет.

Все развивающиеся экономики в той или иной степени испытывают отток средств. По данным JP Morgan, чистый отток капитала из фондов, инвестирующих в развивающиеся рынки, наблюдался в течение последних 13 недель. За последние три месяца фондовый индекс развивающихся стран MSCI в целом упал на 7,5%.

Но до сих пор этот отток происходил весьма избирательно, отмечает газета The Wall Street Journal. «То, что мы наблюдали недавно, похоже на дискриминацию, — заметил главный аналитик по Латинской Америке JP Morgan Chase & Co. Луис Оганес. — Инвесторы смотрят на фундаментальные показатели стран и определяют победителей и проигравших».

Наиболее резкая реакция инвесторов наблюдается в отношении стран со значительными торговыми дисбалансами и высоким уровнем иностранных заимствований — Индии, Филиппин, Турции. Это приводит к падению фондовых индексов и курса национальных валют.

За последний месяц фондовые индикаторы в этих странах обвалились на 10–15%, а курс национальных валют снизился до рекордных минимумов относительно доллара. Эти страны либо финансируют свой торговый дефицит за счет краткосрочных иностранных заимствований, либо имеют высокие показатели госдолга.

Особенно критична ситуация в одном из столпов БРИК — Индии. Темп роста ВВП в стране минимален за последние десять лет, инфляция подскочила до 10%, правительству пришлось ввести частичные ограничения на вывод капитала из страны. Рупия за последний месяц обвалилась относительно доллара на 16,6%.

В то же время многим развивающимся рынкам удалось избежать последствий распродаж, отмечает The Wall Street Journal. И это тоже определяется макроэкономическими показателями. За последние три месяца рынки акций Центральной и Восточной Европы выросли на 1,2%, экономисты считают, что

Польша и Венгрия как страны-экспортеры с положительным торговым сальдо выиграют от подъема экономической активности в странах Западной Европы, особенно в Германии.

И даже Мексика и Корея, на которые тяжким бременем ложились последние потрясения развивающихся рынков, до настоящего времени оказались в относительной безопасности, отмечает газета. Первая провела институциональные реформы, направленные на поддержку роста экономики и привлечение долгосрочных инвесторов, а вторая, ранее активно занимавшая средства у иностранных кредиторов, благодаря длительному периоду монетарного стимулирования в мировой экономике смогла снизить потребность в кредитах.

В России фондовый рынок в последний месяц снижался, но даже с учетом обвала последней недели это снижение составило лишь 2,5%, а курс рубля по отношению к доллару весь август при поддержке Центробанка колеблется вокруг отметки 33. При этом дефицит бюджета и уровень долга к ВВП относительно невелики, баланс счета текущих операций положителен, золотовалютные резервы значительны. А для непрекращающегося оттока капитала есть свои специфические причины, и осуществляется он главным образом своими резидентами.

Но возможная эскалация военного конфликта в Сирии, о котором уже говорят как о деле вполне решенном, и выход его на международный уровень могут привести к паническому бегству инвесторов со всех развивающихся рынков без разбору. Первый звоночек уже донесся из Объединенных Арабских Эмиратов: вчера индекс Дубайской биржи обвалился на 7%.

Инвесторы переводят капиталы в золото, которое подорожало до максимума за квартал, и в сырьевые деривативы, в частности нефтяные фьючерсы.

Впрочем, цены на нефть растут и без этого, на опасениях разрастания сирийского конфликта. Октябрьские фьючерсы за два дня взлетели на 5%, на азиатских торгах контракты на марку Brent превысили $117 за баррель.

Сирия не является крупным производителем нефти, а ее нефтяной экспорт совсем не велик, но есть опасения, что действия США вызовут ответную реакцию со стороны Ирана. «Иран, у которого военный союз с Сирией, с высокой вероятностью будет участвовать в конфликте», — считает директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев.

«Если в конфликт вступит Иран, который обладает возможностями по перекрытию Ормузского пролива, под угрозой окажется до 1/3 мирового экспорта нефти и нефтепродуктов, который осуществляется через пролив»,

— подсчитывает аналитик по фондовому рынку ВТБ24 Станислав Клещев. А если конфликт выйдет за пределы Сирии, под угрозой Суэцкий канал и нефтедобыча в Ираке, отмечает The Wall Street Journal.

В случае нанесения союзниками ракетного удара по Сирии в ответ она угрожает нанести ответный удар по Израилю. Этот конфликт вызревал достаточно долго, многие называют возможные военные действия началом Третьей мировой войны, нагнетает главный трейдер отдела брокерских операций Росевробанка Олег Ельцов.

Если сирийский конфликт распространится на нефтедобывающие страны региона, нефть будет стоить свыше $120, предупреждает сырьевой аналитик Newedge Japan Масаки Суэмацу. «Следующей целью на рост являются вполне реальные $118–120, — соглашается аналитик брокерского дома «Открытие» Андрей Кочетков. — А

банк Societe Generale ожидает, что стоимость Brent может даже подскочить до $150».

«Высокие цены на нефть — дополнительный негатив для развивающихся стран — импортеров сырой нефти: Индии, Турции, Индонезии, Таиланда, — говорит валютный аналитик банка Societe Generale в Лондоне Элвин Тан. — Но даже у нефтедобывающих России и Мексики курс валют снижается, что говорит о всеохватывающей волне».

Рост нефтяных цен обычно на руку России, ее валюте и фондовому рынку, поскольку увеличивает приток валюты в страну и бюджетные поступления, а капитализация рынка в наибольшей степени зависит от динамики акций нефтегазовых компаний.

Если конфликт затянется, дорогая нефть может продержаться очень долго, что поддержит российский бюджет и рубль, прибыли и дивиденды по акциям нефтяных компаний, перечисляет Разуваев. Но в этот раз все может быть не так однозначно.

«Отток средств с развивающихся рынков продолжается усиленными темпами, и пока непонятен тот уровень цен на сырье, при котором иностранные инвесторы будут готовы вернуться на наши площадки», — отмечает аналитик «Солида» Эльза Бикчурина.

При этом ситуация в Сирии больно ударит по экономике Евросоюза (ситуация в котором, по мнению большинства аналитиков, в наибольшей степени определяет темп экономического роста в России. — «Газета.Ru»), обеспечит дополнительную волатильность на фондовых площадках и, при прочих равных, сыграет в пользу доллара и американских гособлигаций на мировом рынке, отмечает Разуваев. Усиление конфликта будет серьезно бить по глобальному фондовому рынку, и вполне возможно, что российский будет переживать по этому поводу сильнее других, предупреждает аналитик AForex Артем Деев.

«Для русского рынка акций падение мировых рынков акций перевесит рост цен на нефть», — признает Разуваев.

К тому же если власть Асада быстро падет, это окажется неприятным сюрпризом для России. Мировые индексы пойдут вверх, а нефть вниз, но в этом случае для российского рынка акций нефть окажется более значимым фактором, и нас ждет продолжение снижения, считает аналитик. А отток капитала будет ускорен конфликтом с Западом. Под ударом прежде всего окажутся компании нефтегазового сектора — «Роснефть», «ЛУКойл», «Газпром». «Если нынешняя власть в Сирии рухнет, то Катар имеет все шансы надолго потеснить позиции «Газпрома» в Европе», — добавляет он.