Пенсионный советник

«Долго, дорого, затратно и в плане нервов»

Чичваркин в интервью «Газете.Ru» о своей жизни и бизнесе в Лондоне

Ольга Алексеева (Лондон) 06.10.2012, 12:23
Известный эмигрант основатель «Евросети» Евгений Чичваркин Ольга Алексеевна
Известный эмигрант основатель «Евросети» Евгений Чичваркин

Основатель «Евросети» и владелец винного бутика в Лондоне Евгений Чичваркин рассказал «Газете.Ru», почему он решил заняться продажей элитных вин, тяжело ли в Британии заработать деньги, с кем он общается в Лондоне и почему не хочет возвращаться в Россию.

— В этом году вы с партнером Тимуром Артемьевым открыли винный магазин Hedonism Wines в квартале Mayfair, вложив несколько миллионов фунтов. Когда планируете отбить затраченное?

— Отбить затраты планирую к концу 2015 года или началу 2016 года.

Это мои личные ощущения. Пока о показателях продаж говорить рано: магазин работает недолго, всего несколько недель, но та динамика, которая есть, учитывая отсутствие рекламы, мне нравится. Лондонцев магазин привлекает.

— А почему именно вино?

— Мне хотелось заниматься чем-то таким, что не надоест, не будет приедаться, быть там, где хочется часами проводить время. В то же время я человек, интересующийся вином, любитель, но не специалист и не хочу им быть.

— Кто занимался оформлением магазина? Тут все очень специфично – освещение, температура, даже музыкальное сопровождение.

— Это Алистер Вайнер (бывший закупщик вина для Harrods– «Газета.Ru» ), Татьяна Фокина и я. Мы планируем довести сервис и состояние магазина, с тем чтобы любой перфекционист был доволен. Бутылки находятся при правильном освещении, точнее в полутьме, для них поддерживается идеальная температура16 градусов, идеальная влажность 70%. О вине здесь думали больше, чем о людях. В компании более двадцати сотрудников, все имеют опыт работы в этом бизнесе, часть работала сомелье в «мишленовских» ресторанах, часть – в лучших подобных магазинах. Работой с поставщиками вин занимается именно Алистер: их у нас около трехсот постоянных и столько же коллекционеров вин.

— Кто ваши потенциальные и реальные клиенты в Лондоне? Какую нишу вы избрали?

— Расценки магазина – это, конечно, не формат супермаркета.

В Британии 80% вин в ценовой категории ниже 12 фунтов. Наши клиенты – это люди требовательные, те, кому не все равно, где отдыхать, что пить, что есть, на чем ездить. Это те, кто ждут от жизни большего, чем просто рутинное существование. А слово «ниша», как мне кажется, тут неуместно. Ниша – это нечто вырезанное внутри чего-то. Мы же как бы охватили пространство «надо всеми» — теперь это пространство уже занято.

— Каков все же диапазон цен на вина и ассортимент?

— Ценовая категория — от 12 фунтов белое вино, красное от 15 фунтов. Верхняя планка достигает 120–123 тысяч фунтов. К Новому году будет 5,5 тысячи наименований — 4 тысячи вин и полторы тысячи крепких напитков.

— А тяжело было открыть этот бизнес? Что можете сказать по поводу британского инвестклимата?

--В смысле открытия бизнеса здесь просто: все в одинаковых условиях. А вот зарабатывать тяжело.

В первую очередь потому, что затраты большие: аренда дорогая. Как это было у Новикова — много времени потребовалось (ресторатор Аркадий Новиков в начале года открыл в Лондоне свой стартап — ресторан Novikov. – «Газета. Ru»). Деньги вложенные возвращаются, но это долго, дорого, затратно и в плане нервов.

— А нет ощущения, что в Лондоне весь рынок уже занят и поделен?

— Нет, постоянно открываются новые магазины, рестораны, кафе, становятся популярными. Скажем, из известных появились Sturbacks, Apple, из российских — рестораны Goodman и Novikov.

— С кем общаетесь в Лондоне?

В силу качества моего английского и особенностей менталитета общаюсь больше с соотечественниками.

— Чувствуете ли настороженность, недоверие со стороны британцев?

— Когда британцы чувствуют, что это принесет гешефты, они легко идут на контакт. Британцы идут навстречу или когда им что-то надо, либо когда любопытно, либо «на халяву». Все новое им достаточно интересно.

— А ваше, так сказать, уголовное прошлое их не смущает?

— Были случаи, что некоторые люди не хотели со мной общаться, поскольку увидели, что на меня было заведено уголовное дело и я находился в розыске. Иногда репутация здесь значит больше, чем она того заслуживает. Некоторые теперь приходят.

— Вы финансировали организацию концертов проекта «Гражданин поэт» в марте в Лондоне. Планируете ли что-то подобное в будущем?

— Тут совпало так, что они были актуальны и популярны, плюс тогда были выборы, а в Лондоне как раз было такое затишье в плане чего-то нового. С другой стороны, хотелось привлечь внимание к магазину. Возможно, в будущем тоже будем сотрудничать. Пока у меня большую часть времени занимает именно винный бизнес.

— 24 января 2011 года Следственный комитет России закрыл дело в отношении вас, затем, в январе, был прекращён международный розыск и закрыто дело об экстрадиции. Не думаете ли теперь вернуться в Россию? Тема инвестиций в Россию для вас закрыта?

— Не собираюсь возвращаться: я очень доволен, что уехал, и каждый раз убеждаюсь, что правильно поступил. Вот недавние события — обсуждение закона о защите чувств верующих и, в тот же день, восстановление памятника Дзержинскому в Самаре в присутствии представителей власти, бывших чекистов, и казаков, и пионеров, и попов — все это говорит о том, что мозг нации просто поражен и не в состоянии воспринимать действительность адекватно.