Пенсионный советник

«Газпром» прорубил «Штокман» в Европу

Штокман будут разрабатывать Россия, Франция и Норвегия

Алексей Топалов 21.02.2008, 21:17

«Штокман» будут разрабатывать Россия, Франция и Норвегия. Так «Газпром» хочет разделить риски и воспользоваться технологиями шельфовых работ. Но главной целью монополии является доступ к газораспределительным сетям стран-партнеров, чего Евросоюз старается всеми силами не допустить.

Россия, Франция и Норвегия подписали трехстороннее соглашение о создании компании специального назначения, которая займется разработкой Штокмановского газоконденсатного месторождения. Со стороны России документ подписал глава «Газпрома» Алексей Миллер, Францию представил исполнительный директор концерна Total Кристоф де Маржери, а со стороны Норвегии свою подпись поставил главный управляющий StatoilHydro Хелге Лунд. Новая компания получила название Shtokman Development AG, контрольным пакетом акций (51%) будет распоряжаться «Газпром», а Total и StatoilHydro получат 25% и 24% соответственно. Зарегистрирована Shtokman Development AG в Швейцарии. «Создание Shtokman Development является отправной точкой в практической реализации освоения Штокмановского месторождения», — заявил Алексей Миллер.

В задачи новой компании будет входить проектирование, разработка, строительство, финансирование и собственно эксплуатация объектов первой фазы освоения «Штокмана». Предполагается, что стадия начального технического проектирования будет завершена во второй половине следующего года, и уже тогда будет принято окончательно решение по инвестициям.

В целом же первая фаза разработки Штокмановского месторождения, как сообщалось ранее, обойдется в $12–14 млрд. Хотя это лишь предварительные оценки.

По словам аналитиков, привлечение иностранных партнеров позволит диверсифицировать потенциальные риски при разработке столь сложного месторождения, как «Штокман». Причем ранее «Газпром» планировал создание спецкомпании в партнерстве лишь с Total. Однако это оказалось не слишком удобно, и монополия предпочла не рисковать. «Присутствие в «Штокмане» одной Total было бы не совсем удобно «Газпрому», — объясняет заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. — 49% акций, которые достались бы французам, — это очень много. Присутствие двух зарубежных партнеров вместо одного предпочтительнее, так как монополии будет проще в качестве управляющего звена».

Предполагается, что «Газпром», в свою очередь, захочет принять участие в разработке месторождений стран-партнеров, а самое главное — получить доступ к их газораспределительным сетям.

Интеграция в газораспределительные системы других стран — давняя мечта «Газпрома».

«Присутствие в проекте французской Total косвенно свидетельствует о том, что «Газпром» получит доступ к газораспределительным сетям Франции, а также Бельгии», — считает начальник аналитического отдела ФК «Открытие» Халиль Шахмаметьев.

Однако такая перспектива пока вызывает сомнение. «В лучшем случае «Газпром» получит активы этих компаний, — считает Тимур Хайруллин из ИК «Антанта Капитал». — Дело в том, что, несмотря на их лоббистские позиции в Европе, многие решение принимаются на уровне ЕС. И для того, чтобы «Газпром» расширил свое присутствие в Евросоюзе, ему важно преодолеть политическое вето».

По мнению Хайруллина, привлекая Францию и Норвегию, «Газпром» решает другие задачи. «Во-первых, это технологии по работе на шельфовых месторождениях. У российской монополии не было раньше такого опыта, в то время как StatoilHydro является мировым лидером в области работы на шельфе, — объясняет аналитик. — Другим плюсом является то, что «Газпром» снижает капиталовложения в проект, перекладывая часть финансовой нагрузки на плечи зарубежных партнеров».

Впрочем, эксперты считают, что влияние Франции и Норвегии в ЕС настолько сильно, что позволит этим странам принимать решения самостоятельно. «И для Франции, и для Норвегии стратегически важно принять участие в «Штокмане». Поэтому не исключено, что правительства этих стран могут пойти навстречу «Газпрому», — объясняет Алексей Макаркин. — Оба государства имеют значительный вес в Евросоюзе и помимо всего прочего могут сказать свое веское слово в поддержку России как энергетического партнера».