Боевики разбежались: русско-турецкая война откладывается

О чем договорятся Путин и Эрдоган 5 марта

В конце февраля — начале марта ситуация в сирийской провинции Идлиб приобрела откровенно кризисный характер. Возникла реальная угроза регионального конфликта между Россией и Турцией, предотвратить который призваны переговоры Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана 5 марта. С обстановкой в Идлибе разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

Перед встречей президента России Владимира Путина и главы Турции Реджепа Тайипа Эрдогана 5 марта в Москве обстановка в сирийской зоне деэскалации Идлиб выглядит предельно напряженной.

На территории провинции, как сообщил «Газете.Ru» источник, знакомый с ситуацией, действуют пять батальонных тактических групп вооруженных сил Турции в составе 4700 бойцов и командиров, их поддерживают 129 орудий и минометов, 15 реактивных систем залпового огня. Боевые возможности войск подкреплены подразделениями артиллерийской разведки и радиоэлектронной борьбы. Помимо прочего, турецких военных поддерживают многочисленные разведывательные и ударные БЛА.

Именно последние нанесли армии Башара Асада в ходе наступательной операции наибольшие потери в боевых бронированных машинах. Бойцы бронетанковых подразделений правительственных войск опасаются не столь огня противотанковой артиллерии и противотанковых ракетных комплексов, сколько ударов именно БЛА.

За время ведения боевых действий армия Башара Асада понесла существенные потери. Как сообщил собеседник «Газеты.Ru», они составляют несколько сотен человек убитыми и ранеными. Не обошлось без утрат и в союзных Башару Асаду формированиях.

К примеру, при ударе по наблюдательному посту силами иранского Корпуса стражей исламской революции погибли 43 бойца. Не обошлось без потерь и у «Хезболлы», хотя формирования последней не принимали участие в боевых действиях в первой линии наступающих войск.

Только за 26-28 февраля 2020 года Вооруженные силы Сирии потеряли 191 бойца убитыми и 292 ранеными. Большие потери и в технике. Утрачено: танков — 23, БМП — 16, РСЗО — 9, орудий и минометов — 26. Значительную часть поврежденного вооружения, по мнению специалистов, можно отремонтировать и поставить в строй.

Согласно турецким сводкам из района боевых действий, потери армии Асада существенно выше. Только уничтоженных танков они насчитали не менее 135.

Один из ключевых населенных пунктов провинции Идлиб, представляющий собой перекресток важнейших автомобильных трасс Сирии — М-4 и М-5, недавно был занят 25-й дивизией специального назначения под командованием генерала Сухела. Военачальник сформировал, обучил и укомплектовал вооружением и военной техникой это соединение на основе опыта, полученного в предыдущих боях.

Большие потери понесли и формирования джихадистов. За последние три месяца численность боевиков сократилась с 32 тыс. человек до 12-13 тыс. бойцов. Но это не означает, что среди джихадистов 20 тыс. человек были убито и ранено. Значительная часть боевиков попросту разбежалась.

Самое главное — понесенные в боях потери в формированиях джихадистов в полном объеме не восстанавливаются. Причем выбито очень много хорошо подготовленных бойцов и в целом слаженных подразделений.

За последнее время самолеты ВВС Турции трижды нарушали воздушное пространство Сирии. Каждый раз на территорию Идлиба вторгалось по паре F-16С/D. Турецкие истребители в ходе воздушных боев сбили два фронтовых бомбардировщика Су-24 ВВС Сирии, два вертолета, и совсем недавно F-16 ВВС Турции сбил сирийский учебно-боевой самолет чешского производства L-39.

В настоящее время на линии боевого соприкосновения наступило шаткое равновесие. Продолжение наступательной операции со стороны войск Башара Асада пока не имеет смысла. При переходе в атаку турецкая артиллерия и РСЗО открывают огонь на поражение.

Помимо этого, контратаки боевиков, как правило, предваряют удары двух-трех джихад-мобилей со смертниками. Турки же атаки боевиков поддерживают огнем танковых пушек, выводя свои «Леопарды» на прямую наводку. К слову сказать, боевые потери среди «Леопардов» уже есть.

Помимо всего прочего, Турция начала передавать формированиям джихадистов вполне современное вооружение и военную технику — бронетранспортеры М-113 американского производства, БМП ACV-15 (AIFV), противотанковые ракетные комплексы, ПЗРК.

Причем ясности, кто овладел боевым применением ПЗРК в формированиях джихадистов, нет. То ли это турки успели подготовить бойцов террористических формирований до уровня высококлассных стрелков-зенитчиков ПЗРК, то ли в подразделениях боевиков действуют переодетые турецкие военнослужащие.

За время боевых действий сбито 12 БЛА типа «Анка» (взлетный вес — 1600 кг) и семь БЛА типа «Байрактар» (взлетный вес — 450 кг). Последний может наносить поражение танкам и БМП на удалении 7-8 км (турки заявляют о дальности в 15 км).

На первом этапе наступательной операции правительственной армии эффективных средств борьбы с турецкими БЛА у сирийцев не было.

Практически все части и подразделения зенитных ракетных войск, оснащенные современными ЗРК, были сосредоточены в районе Дамаска. После передислокации в район боевых действий «Панцирей» и «Буков» ситуация изменилась. Турецкие БЛА стали действовать в основном ночью и обходить зоны поражения зенитных ракетных комплексов. В настоящее время борьбу с БЛА ведут в основном ЗПРК «Панцирь-С» и ЗРК «Бук-М2Э». «Бук-М2Э» в целом зарекомендовал себя как особо эффективное средство. Большинство сбитых турецких БЛА на счету именно этого зенитного ракетного комплекса.

Продолжаются удары боевиков по российской авиабазе Хмеймим. Последний из них был нанесен 1 марта 2020 года. Когда российская сторона предъявляет претензии туркам — «огонь ведется из районов, находящихся под вашим контролем», обычно турки отвечают: «Но у вас же никто не погиб». По их логике, значит, «и ударов не было». Однако отсутствие жертв и разрушений в этом случае объясняется эффективность работы созданной системы ПВО авиабазы Хмеймим.

Боевиков удалось оттеснить от российской авиабазы на расстояние до 55-55 км.

Удары РСЗО практически прекратились. Однако если турки передадут джихадистам свои РСЗО калибра 300-мм, ситуация может измениться.

Куда бегут сирийцы

По состоянию на 2011 год численность населения в границах Идлибской зоны деэскалации составляла около 2,6 млн человек, из которых около 800 тыс. человек покинули территорию зоны деэскалации до начала боевых действий и переместились в центральные районы страны, Турцию и ряд европейских стран.

На 1 января 2020 года на всей подконтрольной террористам Идлибской зоне деэскалации проживали не более 1,8 млн человек.

В районах, освобожденных в ходе ответных действий сирийских правительственных войск против террористов в январе-феврале 2020 года, на востоке зоны деэскалации проживали до 210 тыс. человек и еще не более 50 тыс. человек — в районе проведения операции (30 на 18 км) южнее трассы М-4.

За этот период средствами объективного контроля зафиксировано и местными жителями подтверждено, что покинули районы боевых действий и переместились:

— на территорию Турции — не более 35 тыс. человек (семьи боевиков террористических группировок «Хайят Тахрир Аш-Шам» — «Джабгат ан-Нусра», «Исламской партии Туркестана (организация запрещена в России)» и «Хорас ад-Дин», все запрещены в России);

— в зону проведения Турецкой республикой военной операции «Оливковая ветвь» (Африн) — до 5 тыс. человек;

— в приграничные с Турцией районы — не более 100 тыс. человек;

— на территорию, подконтрольную правительственным войскам Сирии, перешли или остались около 50 тыс. человек.

Всего из Идлибской зоны деэскалации в район проведения турецкими вооруженными силами операции «Оливковая ветвь» (Африн) переместились не более 70 тыс. человек.

В настоящее время в районах вблизи сирийско-турецкой границы находятся около 200 тыс. временно перемещенных лиц, из которых 85 тыс. человек — в лагерях беженцев «Хазано», «Сармада», «Шейх-Хасан», «Баскария», «Даркуша», «Салькин».

При этом в результате захвата турками Афринской зоны (район проведения операции «Оливковая ветвь») данную территорию вынуждены были покинуть до 250 тыс. жителей, преимущественно курдов.

А в ходе проведения турецкими вооруженными силами операции «Источник мира» осенью 2019 года районы традиционного проживания покинули более 135 тыс. человек (в большинстве курдской национальности).

При этом насильственное заселение турецкими властями освобожденных курдами территорий Сирии этническими туркоманами уже привело к кардинальному изменению этнического населения в данных районах.

В настоящее время российские БЛА практически непрерывно «висят» над всеми дорогами Идлиба. Колонн беженцев при этом не наблюдается.

Дальнейшие перспективы наступательной операции правительственных войск Сирии выглядят следующим образом. Им надо взять паузу на две-три недели с целью восстановления боеспособности, пополнения личным составом, вооружением и военной техникой. Надо восполнить и израсходованные запасы материальных средств — в первую очередь боеприпасов. В этой связи районы, прилегающие к трассе М-4, к 5 марта освободить уже не удастся.

Поэтому окончательно линию разграничения сил и средств сторон в провинции Идлиб, по всей видимости, установят президенты России и Турции в ходе предстоящей встречи в Москве.