Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Миллер в ожидании контракта

Глава «Газпрома» может сохранить свой пост еще на пять лет

Потеря репутации «Газпрома» как надежного поставщика не скажется на пребывании Алексея Миллера на посту главы концерна — замены ему у Путина нет. При Миллере государство укрепило контроль над компанией, но либерализация рынка его акций приведет к потоку исков со стороны иностранных миноритарных акционеров.

Пятилетний контракт Алексея Миллера на посту председателя правления «Газпрома» подходит к концу. 24 мая совет директоров компании подведет итоги деятельности главы компании и примет окончательное решение, продлевать контракт или нет. Но государство свой выбор уже сделало — Алексей Миллер возглавит «Газпром» еще на пять лет. Судя по всему, Кремль и президент России Владимир Путин остались довольны тем, как их протеже осуществлял руководство монополией.

Алексей Миллер возглавил крупнейшую российскую компанию 31 мая 2001 года, сменив казавшегося непотопляемым Рема Вяхирева.

Представил нового председателя правления сам президент.

Назначение Миллера оказалось полной неожиданностью: никто не предполагал, что заместитель министра топлива и энергетики со столь небольшим стажем мог встать во главе всего российского газа.

Главную ставку при назначении нового главы «Газпрома» власть делала не столько на опыт кандидата, сколько на его лояльность. Расчет Кремля оправдался: Миллер сумел сменить команду топ-менеджмента «Газпрома» и вернуть акции госкомпании под непосредственный контроль государства. Окончательное крушение империи Вяхирева пришлось на 28 июня 2002 года, когда председателем совета директоров компании был избран заместитель главы администрации президента Дмитрий Медведев. К этому времени новый председатель правления отчитался об очередных достижениях: был восстановлен контроль «Газпрома» над крупнейшей национальной нефтехимической компанией СИБУР, над «Пургазом», «Запсибгазпромом», «Востокгазом» и «Севернефтегазом», возвращены 4,83% акций «Газпрома», ранее переданные «Стройтрансгазу».

Далее решение кадровых проблем позволило Алексею Миллеру сосредоточится непосредственно на операционной деятельности «Газпрома».

В первую очередь компании было необходимо остановить падение добычи газа — с 1998 по 2001 год она составила 8,5%.

«Газпром» — ежегодная добыча газа

В 1996 году — 573 млрд кубометров.

В 1997 году — 540 млрд кубометров.

В 1998 году — 559,4 млрд кубометров.

В 1999 году — 556,5 млрд кубометров.

В 2000 году — 523,2 млрд кубометров.

В 2001 году — 511,9 млрд кубометров.

В 2002 году — 521,9 млрд кубометров.

В 2003 году — 540,2 млрд кубометров.

В 2004 году — 545,2 млрд кубометров.

В 2005 году — 547, 9 млрд кубометров.

На 2006 год запланирована добыча в размере 548 млрд кубометров.

Рем Вяхирев утверждал, что основные разрабатываемые месторождения (Ямбургское, Медвежье и Уренгойское) находятся в состоянии естественной выработанности: «Основные месторождения вошли в стадию падающей добычи, и обеспечивать ежегодный прирост добычи будет невозможно».

При Алексее Миллере ситуация изменилась. Уже в 2002 году был зафиксирован рост по сравнению с предыдущим годом, а к 2005 году добыча монополии возросла до 547,9 млрд кубометров газа в год. Однако план «Газпрома» на 2006 год предусматривает извлечение 548 млрд кубометров газа, что лишь на 100 млн кубометров больше прошлогодних показателей.

Снижение прогноза в первую очередь связано с падением добычи на основных месторождениях компании.

«Добыча на большинстве основных месторождений «Газпрома» (Уренгойское, Медвежье, Ямбургское) в Западной Сибири падает очень значительными темпами (от 9 до 15% в год), и необходимо хотя бы обеспечить компенсацию этих потерь», — говорит руководитель отдела исследований газовой отрасли Института проблем естественных монополий Алексей Громов. Компенсировать падение добычи на этих месторождениях можно за счет приобретения дополнительных газовых активов. Однако и в этом случае «Газпром» не сумеет выполнить данное в 2001 году Алексеем Миллером обещание увеличить к 2010 году объем добычи на 10–15%. «Мне кажется это невозможным», — считает Дмитрий Мангилев из «Проспекта». Это осознали и сами газпромовцы: план годовой добычи 580–590 млрд кубометров газа перенесен на 2020 год.

В том, что касается трансформации «Газпрома» в открытую и капиталоемкую компанию, к Алексею Миллеру претензий нет. В 2003 году он пообещал «сделать «Газпром» более привлекательным для участников рынка капиталов и приблизить цену компании к справедливой рыночной цене». Путь к либерализации акций был долгим, начать торговлю акциями «Газпрома» в 2004 году не удалось. Лишь в 2005 году процесс был запущен, и в декабре 2005 года президент подписал указ о начале свободных торгов бумагами «Газпрома», закрепив, впрочем, контрольный пакет за государством. Здесь успех очевиден:

в 2001 году капитализация «Газпрома» составляла не более $14 млрд, а в 2006 году она превысила порог в $300 млрд. «Газпром» стал третьей в мире компанией по капитализации.

Несомненны заслуги Алексея Миллера и во внешнеэкономической деятельности компании. «Газпром» заключил долгосрочные контракты на поставки газа из Средней Азии, которые позволили не только удовлетворить растущий внутренний спрос, но и обеспечить экспортные поставки. Тесное сотрудничество с европейскими странами и строительство новых газопроводов («Голубой поток» в Турцию, соглашение о строительстве Северо-Eвропейского трубопровода) позволили российской компании стать основным поставщиком газа как в страны бывшего СССР, так и в западноевропейские государства. Правда, «Голубой поток» не приносит обещанной выгоды, поскольку поставки газа оказались существенно ниже запланированных, но об этом сейчас стараются не вспоминать.

Стоит отметить, что громкие «внешнеэкономические» заявления от лица «Газпрома» делает не только сам Миллер — последнее время на этом поприще активизировался глава экспортной структуры концерна «Газэкспорт» Александр Медведев. Правда, пока он вряд ли играет самостоятельную роль, однако, по слухам, его ждет большое политическое будущее — при этом его не стоит считать конкурентом самого Миллера на посту главы концерна.

Человека ранга Миллера окружают не только высокопоставленные друзья, но и могущественные враги.

Для главы «Газпрома» момент истины наступил в 2004 году, когда было принято решение о слиянии газовой монополии с государственной «Роснефтью».

Активные действия Алексея Миллера и Дмитрия Медведева по поглощению нефтяной компании встретили серьезное сопротивление со стороны ее руководителя Сергея Богданчикова и заместителя главы президентской администрации Игоря Сечина. В итоге покупка «Роснефтью» «Юганскнефтегаза» позволила избежать поглощения компании «Газпромом». После завершения противостояния в 2005 году стало ясно, что Алексей Миллер и Сергей Богданчиков в ближайшем будущем вряд ли станут друзьями.

Структура управления государственной компанией такого масштаба отнюдь не заканчивается на председателе правления. Это справедливо и в случае с Алексеем Миллером: неоднократно ему приходилось следовать рекомендациям Кремля. Обещание продать медиаактивы «Газпрома» так и не было выполнено, более того, дочерняя структура компании «Газпром-медиа» аккумулировала контрольные пакеты телеканала НТВ, радиостанции «Эхо Москвы», газеты «Известия» и ряда других медиакомпаний, поставив, таким образом, эти СМИ под фактический контроль государства.

Реализация концепция России как энергетической сверхдержавы потребовала от председателя правления активной внешнеэкономической деятельности. Более того,

Кремль начал рассматривать «Газпром» не как экономическое, а как политическое оружие.

Отключение газа Белоруссии и Украине было воспринято на Западе и в США крайне отрицательно. Политики в Европе заговорили о ненадежности поставок из России и задумались об их диверсификации. «Газпром», в свою очередь, обвинил европейские компании в отказе допустить российскую монополию к конечным потребителям и предоставить доступ к газораспределительным сетям. При этом концепция энергетической сверхдержавы трактуется экспертами иначе, чем западными специалистами. «Статус сверхдержавы предполагает в первую очередь, чтобы не России диктовали правила игры на энергетическом рынке, а она если и не устанавливала их, то хотя бы была их полноправным соразработчиком, — уверен Алексей Громов. — В этом случае мы действительно сумеем избавиться от энергетической неполноценности в глазах США и Европы и перестанем быть энергетическим придатком их экономического развития». Однако в политизированности действий «Газпрома» есть и минусы.

«Главное — это то, что «Газпром» потерял наработанную десятилетиями репутацию надежного поставщика газа, действующего по законам бизнеса, а не политики», — считает директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин.

Если оценивать работу Алексея Миллера с позиции государства, то, безусловно, он поработал на славу. Другое дело, что после либерализации акций «Газпрома» совладельцами компании стали и сторонние инвесторы. И их позиция может оказаться не такой однозначной. «У акционеров уведено очень много денег, и за это придется отвечать. Главный акционер — государство — вряд ли потребует ответа, а вот зарубежные миноритарные акционеры спросят обязательно. Пока акции «Газпрома» давали огромные прибыли, акционеры, конечно, не хотели убивать курицу, несущую золотые яйца. Как только рост акций остановится (что уже происходит), миноритарии обязательно спросят, куда ушли их деньги. Судебные иски представляются неизбежными», — уверен Михаил Корчемкин. Акционеры «Газпрома» предпочитают более осторожные высказывания. «У системы, когда государство выступает владельцем компании, есть и плюсы и минусы. С одной стороны, существует регулирование цен на внутреннем рынке, газ продается по весьма низким ценам. Но с другой — «Газпрому» принадлежит монополия на экспорт газа. Схема, конечно, не идеальна, но она работает», — отметил директор по корпоративным исследованиям Hermitage Capital Management Вадим Клейнер.

На сегодняшний день перед Алексеем Миллером стоят несколько весьма непростых задач. Первая — это разработка новых газовых месторождений для компенсации падающей добычи. Вторая — сохранение низких цен на газ внутри страны. Третья — технологическое совершенствование добычи и обновление устаревшей инфраструктуры.

Но самой главной остается внешнеэкономическая деятельность компании. Власть заинтересована не только в наращивании прибыли компании, но и в использовании «Газпрома» в качестве средства давления на страны СНГ и Европы. Политические возможности России, ее авторитет позволяют получать выгодные долгосрочные поставки газа из стран Средней Азии.

Алексею Миллеру предстоит нелегкая роль не просто руководителя крупной газовой корпорации, но крупного политического деятеля, от действий которого зависит не только будущее «Газпрома», но и отчасти будущее страны.

В том, что его оставят, никто не сомневается. «Алексей Миллер останется на своем месте. Скамейка запасных команды Путина почти пуста», — признает Михаил Корчемкин.