Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Киллеры вышли на уровень министра

Антон Варшавский 28.04.2004, 20:53

Георгий Таль — бывший глава федеральной службы по банкротству, скончался в институте им. Склифосовского от огнестрельных ранений. В правительственной табели о рангах эта должность фактически соответствует министерской. Киллеры скрылись. Возбуждено уголовное дело. Эксперты высказывают версии о причине убийства.

Ни у кого на рынке не вызывает сомнения, что причина убийства кроется в профессиональной деятельности Георгия Таля. На рынке существуют две основных версии, за что могли отомстить экс-чиновнику: первая — за заслуги в сфере приватизации (на ее первоначальном этапе — в начале 1990-х годов), вторая — в сфере банкротства. Но участники рынка склоняются в пользу «банкротной» версии.

«У каждого из нас есть десяток приватизированных предприятий, по которым остались недовольные, — вспоминает Григорий Томчин, бывший главный приватизатор Санкт-Петербурга и соратник Анатолия Чубайса, — но за давностью лет даже я не припомню, по каким из них были проблемы у Таля».

И действительно, трудно себе представить, что кто-то мог нанять киллеров для сведения счетов спустя десять лет после приватизации какого-либо предприятия.

Поэтому участники рынка склонны к тому, чтобы искать другие причины. В первую очередь — в нынешней профессиональной деятельности одного из ведущих в стране специалистов по банкротству Георгия Таля.

На протяжении многих лет, а точнее с 1994 года, он — один из главных разработчиков законодательной базы в процессах банкротств. На рынке к Талю отношение двойственное, что связано с особенностями его профессиональной деятельности — как в качестве чиновника, так и главного эксперта российских олигархов по вопросам банкротства. В обоих качествах он успел многим наступить на любимые мозоли.

Георгий Таль работал на правительство четыре года, и за этот период успел дорасти до руководителя Федерального управления по делам о несостоятельности (ФУДН).

Причем некоторые бывшие подчиненные и коллеги из арбитражных управляющих утверждают, что он нередко ведет себя как настоящий «хозяин своего слова» — в смысле сам его дал, сам и взял, и преследует в первую очередь собственные интересы, не слишком задумываясь об окружающих.

Впрочем, такие черты присущи большинству высокопоставленных успешных чиновников.

За время работы чиновником Таль успел поучаствовать в написании закона о банкротстве, а также многочисленных нормативных актов. Именно выбранная тогда конструкция закона сделала возможным передел собственности путем банкротства.

Причем в банкротство оказывались втянуты не столько по-настоящему «больные» и неспособные расплатиться с долгами фирмы, сколько стабильно и прибыльно работающие.

Существует версия, что многие российские олигархи, в частности Михаил Фридман, именно с помощью этой схемы получили значительную часть своих активов.

В конце 90-х многие СМИ подозревали чиновника Таля в том, что он с особым тщанием вникает в дела, в которых фигурирует «Альфа-Групп». Этот «факт» вроде бы подтверждало и то, что в 2001 году, когда правительство и Госдума начали работать над новой редакцией закона о банкротстве, профильной группой в РСПП руководил Михаил Фридман. И уж точно никого не удивило, когда Таль стал экспертом бюро РСПП по проблемам банкротства.

Как сказал «Газете.Ru» Петр Карпов: «У меня нет глубокой убежденности, что Таль, будучи чиновником, работал только на «Альфу», иначе он потом устроился бы туда на работу — прецедентов такого «сотрудничества» сколько угодно. Скорее он работал ситуативно».

В 2002 году, после завершения работы над законом о банкротстве, одно из основных положений которого состояло в том, что регулирование деятельности арбитражных управляющих отдается саморегулируемым организациям, Георгий Таль возглавил одну из них. А учредителями некоммерческого партнерства «Межрегиональная саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» стали 14 членов правления и бюро РСПП, в том числе Каха Бендукидзе, Олег Дерипаска, Владимир Коган, Владимир Потанин, Алексей Мордашов и Михаил Фридман.

Кроме того, Таль — арбитр объединенной комиссии по корпоративной этике при РСПП. Одним словом, человек для олигархов незаменимый.

Когда в 2002 году был принят новый вариант закона о банкротстве, его автором была уже Татьяна Трефилова, которая сменила Георгия Таля на посту главы управления, к тому времени переименованного в службу по финансовому оздоровлению (ФСФО). Реорганизацию и смену руководителя провел Михаил Касьянов, Татьяна Трефилова была его доверенным лицом.

Талевское ФУДН, так же как и его правопреемница ФСФО, параллельно занималось и законотворческой, и регулирующей, и контрольной деятельностью. В частности, структура занималась лицензированием арбитражных управляющих.

Кроме того, от руководителя управления во многом зависело, кто будет арбитражным управляющим в процессе банкротства конкретного предприятия.

А при действующей конструкции закона кандидатура антикризисного менеджера была ключевой в процессе банкротства.

Задача главы антикризисной структуры состояла также в том, чтобы представлять государство в процессах банкротства и даже самому инициировать процессы при значительных долгах по налогам. А значит, от активности руководителя управления многое зависело в каждом конкретном деле.

Всего же за время работы Таля в качесвте чиновника через его руки прошло более 10 тыс. дел о банкротстве. Если причиной покушения стало одно из них — можно только посочувствовать прокуратуре.

Григорий Томчин считает, что позиция руководителя службы — как при разработке законов, так и по отдельным процессам — была во многом предопределена его служебным положением и теми установками, которые Талю спускали «сверху».

В значительной степени эта позиция справедлива, но скорее если говорить о времени, когда во главе службы стала Трефилова — Михаил Касьянов действительно интересовался работой ведомства.

«Не могу представить себе, кто на тот период был тем человеком, от которого так зависел глава ФУДН, — заявил Петр Карпов. — Я лично был свидетелем того, как Евгений Примаков ему давал инструкции, а он их не выполнял. А Виктор Черномырдин вообще в это мало вникал».

В РСПП «Газете.Ru» заявили, что не знают о возможных причинах покушения на Таля, и не смогли объяснить, в каких процессах он сейчас участвует.

«Таля не любят за то, что он является разработчиком юридических схем, при помощи которых одна сторона «наезжает», а другая — «отбивается»,— заявил «Газете.Ru» Петр Карпов.

Похоже, за это Георгий Таль теперь и поплатился.