Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Нападение из-за океана: как дать отпор кибератакам США

России необходимо защитить цифровую инфраструктуру от киберугроз

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Откровения президента США Дональда Трампа о кибератаке на Россию в ноябре 2018 года, а также последовавшая за ними публикация информации о секретном указе, существенно расширяющем полномочия ЦРУ в области кибервойн, всего за несколько дней превратили неясную и скрытую угрозу в реальность. Эксперты полагают, что нужно сфокусировать усилия на защите критически важной инфраструктуры страны, и некоторые шаги на этом пути уже сделаны.

Разоблачение разоблачений

Президент США Дональд Трамп 11 июля в интервью обозревателю газеты The Washington Post впервые открыто признался в том, что 2018 году он санкционировал кибератаку против российского «Агентства интернет-исследований». Само издание ранее утверждало, что во время промежуточных выборов в США в 2018 году американские военные отключили петербургской компании доступ к интернету, чтобы «помешать россиянам развернуть кампанию по дезинформации, которая поставила бы под сомнение результаты» выборов в США.

На этом разоблачения не закончились. Портал Yahoo News со ссылкой на бывших сотрудников администрации Трампа опубликовал заметку, согласно которой американский лидер в 2018 году наделил ЦРУ расширенными полномочиями при осуществлении наступательных операций в киберпространстве. По данным источников портала, к «странам-противникам» в данном случае относятся Россия, Китай, Иран и КНДР, причем кибератаки в отношении Москвы и Тегерана уже были проведены.

Источники портала также указывают, что новые полномочия развязывают ЦРУ руки при проведении операций по выводу из строя инфраструктуры других государств. Также были ослаблены ограничения, действовавшие в отношении «деструктивных действий в отношении финансовых институтов, СМИ, благотворительных и религиозных организаций».

В октябре прошлого года секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев заявил, что зарубежные спецслужбы намеренно ищут уязвимости в российском IT-секторе, чтобы проводить масштабные кибератаки. «Основными целями для оказания вредоносного воздействия остаются объекты критической информационной инфраструктуры России, что создаст реальные угрозы национальной безопасности», — подчеркнул он. По словам Патрушева, в нескольких федеральных округах РФ были проведены миллионы атак на сети государственных органов.

В июне 2019 года похожими сведениями делился замдиректора Национального координационного центра по компьютерным инцидентам (НКЦКИ) ФСБ Николай Мурашов. По его словам, две из трех хакерских атак на объекты критической инфраструктуры России осуществляются с устройств, расположенных в США.

«Мы видим, что кибератаки из стран Запада – это уже не угроза, а реальность. Я рад, что Трамп президент, потому что он действует настолько напролом, как слон в посудной лавке, плюс его ненавидят американские силовики и спецслужбы, и они сливают даже то секретное, что он пытается делать. Поэтому всплывают самые дикие истории, плюс где-то он сам начинает хвастаться – например, для Washington Post о том, что он санкционировал кибератаку против России в ноябре 2018 года. Все утекает, и мы уже не питаем никаких иллюзий», — говорит первый зампред Комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты РФ, президент Фонда защиты национальных ценностей Александр Малькевич.

Враг не пройдет

Александ Малькевич уверен, что кибератака на российскую компанию – далеко не единственная, и США намерены продолжать подобные атаки. «При этом надо понимать, что в зоне риска не только Россия: согласно этому секретному указу ЦРУ, они будут сами определять, кого будет нужно, извините, замочить. Естественно, необходимы эффективные меры защиты и регулирования интернет-пространства и, что важно, информационной инфраструктуры, чтобы защищать граждан», — говорит эксперт.

С ним согласен и депутат Госдумы Антон Горелкин. По его словам, кибервойска и проводимые ими операции — это часть нашего мира, этим занимаются все достаточно развитые в технологическом отношении страны.

«Конечно, у меня нет источников в американском руководстве, но с самого начала линией Трампа было развязывание рук военным и спецслужбам. При нем был сдвинут уровень принятия решений вниз по военной иерархии, чтобы командиры, находящиеся непосредственно на месте боестолкновения, могли сами решать, какое оружие и против кого использовать. Если параллельно было принято аналогичное решение по кибервойскам, это укладывается в ту же линию. А что указ секретный — это не удивительно. Такие указы только секретными и бывают», — пояснил парламентарий.

По мнению депутата, с точки зрения кибербезопасности для России наибольшую угрозу представляют страны, где наиболее развиты соответствующие технологии – перечислять их не имеет смысла, так как и политика, и уровень технологического развития постоянно меняются.

«Страны, которые мы сейчас не ставим в ряд с мировыми лидерами, могут вполне эффективно развивать технологии и уже скоро смогут тягаться в цифровом могуществе с передовыми державами. Вспомните, что 50 лет назад Китай и Индия считались безнадежно аграрными странами. А сейчас они ведут настоящую кибервойну друг с другом», — отметил депутат.

Антон Горелкин говорит, что Россия пока не сталкивалась с серьезными сбоями в работе государственных информационных систем, вызванных внешними атаками. «Так что, очевидно, наша защита надежна. Закон об устойчивом интернете нужен на тот случай, когда страна окажется в ситуации не скрытой, а явной угрозы своему существованию. Тогда он позволит значительно более эффективно защитить наше информационное пространство», — пояснил он.

Закон об устойчивом интернете приводит в пример и первый зампред Комиссии по развитию информационного общества Общественной палаты РФ Александр Малькевич.

«Хорошо, что часть подобных мер уже успешно реализована – есть масса идей, как продолжать развивать и усиливать эту ситуацию. Конечно, в данном случае одно из самых важных – это закон об устойчивом интернете, который у нас принят, и там прописаны меры защиты интернет-пространства и информационных коммуникаций. Когда закон только принимался, в интернете было очень много критических стрел против понятных людей, которые отрабатывали повестку, о том что никто нам интернет не отключит. И тут – бабах – эта самая атака», — говорит Малькевич, отметив, что это только та атака, которая стала явной, и неизвестно, сколько еще их было проведено.

Речь, по его словам, идет именно об атаках, ведь в области кибершпионажа возможности ЦРУ или АНБ и так едва ли не безграничны: в частности, они тесно работают с западными социальными сетями, и те им «сливают» любую информацию, утверждает Малькевич.

«А этот указ расширил полномочия ЦРУ по осуществлению компьютерных диверсий, наносящих физический и материальный ущерб. В частности, под угрозой объекты критической инфраструктуры. Ситуация выходит на совершенно новый уровень противостояния – надо об этом откровенно сказать. Даже то, что было в ноябре 2018 года – это атака, осуществленная киберподразделениями Вооруженных сил США. Многие воспринимают это как-то легко, как что-то отвлеченное. А если бы это была атака ракетой по офису организации, которая не нравится президенту США? Это не какой-то там недружественный акт, это военные действия, просто в киберпространстве. И теперь мы видим, что Америка окончательно развязала себе руки, и мы должны ускоренными темпами работать сейчас над защитой наших информационных границ и нашей информационной безопасности», — резюмирует эксперт.