Каноист Крайтор: не верил, что получится поехать в Рио

Чемпион мира и Европы по гребле на каноэ Андрей Крайтор рассказал об истории со своим допуском на Олимпийские игры — 2016 в Рио-де-Жанейро.

Путь Крайтора в Рио получился крайне тернистым. Сначала выяснилось, что он фигурирует в докладе Ричарда Макларена, из-за чего спортсмен лишился места в национальной команде.

Затем Крайтор через суд добился разрешения участвовать в Олимпийских играх, но препоны ему стали чинить в самой сборной, предложив спортсмену заново пройти национальный отбор. За отказ Крайтор получил отстранение от Всероссийской федерации гребли на байдарках и каноэ (ВФГБК), но благодаря вмешательству партнеров по команде и СМИ федерация все же пошла на попятную.

«Прошло собрание, на котором всем отстраненным спортсменам сказали: будем разбираться после Олимпиады. У меня в карьере это был уже второй случай, когда я мог пропустить Игры. А учитывая, что дистанция 200 м была представлена последний раз, решил цепляться за любой шанс поехать в Рио. Честно говоря, не верил, что это возможно.

Лена Исинбаева два месяца не сходила с экрана телевизора, писала письма и судилась, в ее поддержку подписывались многомиллионные петиции — и ее не допустили. Мы сидели с Сашей Дьяченко (олимпийский чемпион Лондона в каноэ-двойке. — «Газета.Ru»), и я ему говорю: «Весь мир за Исинбаеву, и ее все равно не пустили. Мы-то куда лезем?» — вспоминает Крайтор.

«Когда началась обширная переписка, стали всплывать различные нестыковки. Делаю запрос в международную федерацию — там ссылаются на доклад Макларена. Пишу Макларену — он отвечает: «Да я просто человек, который прочитал рапорт. А готовило его WADA». Обращаюсь в WADA, там сообщают, мол, пока мы не можем дать вам какие-то объяснения, ждите окончания Олимпиады. Ну вот закончились Игры, и что? Саша Дьяченко и Наташа Подольская так до сих пор и не выяснили, почему их отстранили», — цитирует Крайтора «Алтайский спорт».

В финальном заплыве на 200 м на Олимпийских играх — 2016 в Рио-де-Жанейро каноист не смог завоевать медаль и признался, что ему помешало колоссальное давление.

«В соцсетях мне вообще пришлось полностью закрываться, потому что пошел огромный поток сообщений. Большинство меня поддерживало, желало удачи, но были и те, кто писал негатив. Я понимал, что люди на меня надеялись. Каждый день слышал: «Ты должен, ты должен…» Шестое место — в принципе это считается плохим результатом для нашей страны, для федерации.

Психологическая накачка? Ну да. Думаю, это тоже сыграло свою роль. К гребцам никогда не было колоссального внимания, а тут все набросились в один момент. И резко я всем оказался что-то должен. К подобной ситуации оказался не готов.

Спокойно готовился — и вдруг мир словно перевернулся, пришлось заниматься вещами, далекими от спорта, например вел переписку с руководством WADA, с тем же Маклареном», — добавил российский спортсмен.