онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
" aria-hidden="true">
" aria-hidden="true">
" aria-hidden="true">
Смотреть все события

«Забью 15 голов»

Фото: Константин Куцылло
Нападающему московского «Спартака» и сборной России Роману Павлюченко пришлось выдержать серьезную атаку со стороны репортеров, в ходе которой он взял на себя повышенные обязательства.

На базе «Бор» каждый футболист пользовался огромной популярностью. Не потому, что все соскучились по кумирам, просто к прессе вышло слишком мало народу. В результате каждому игроку приходилось отвечать на несколько десятков вопросов. Которые иногда повторялись. Например, Динияр Билялетдинов раз пять сообщил, что не намерен меняться c бразильцами футболками, потому что в его коллекции такая есть. И вообще, ему приятней сохранить у себя именную майку сборной.

Несладко пришлось Роману Павлюченко. Форвард словно попал в штрафную площадь, где у него пытаются отобрать мяч десять защитников. Футболиста поймали где-то под лестницей. Его окружили. Роман с испугом смотрел на толпу.

— Не включайте камеру, — чуть ли не слезно попросил он одного оператора. — Не надо меня снимать.

Камеру тотчас включили. Роман, кажется, не обратил на это внимания. Возникла пауза.

— Вы играть с бразильцами хотите? — нарушила тишину одна девушка. Павлюченко начал искать глазами, кто это тут голос подал. Не нашел.

— Конечно, хочу, — предсказуемо ответил он. Но, подумав, развил свою мысль. — Это же здорово — играть с Роналдо, Роналдиньо. Есть возможность, не надо ее упускать.

Снова помолчали.

— Вы удивлены вызовом в сборную? — снова подала голос неугомонная девушка.
— Удивлен ли? — начал прикидывать он. — Да, конечно. Радость у меня.

Спрашивать Павлюченко было совершенно не о чем. И он прекрасно это понимал. Но стоит понять и журналистов. Возможно, никто из футболистов больше не появится. И как тогда быть? А вот почему спартаковец никуда не мог уйти, можно легко объяснить. Он бы просто не вырвался.

— А в такую погоду можно играть в футбол? — поинтересовался я, вспоминая английский этикет, где хорошим тоном считается поговорить о том, что происходит на улице.
— Нам, русским, — да, — расцвел Роман, гордясь титульной нацией. — Насчет бразильцев не знаю, но мы легко выдержим эту погоду. Мы же в первых турах всегда с такой погодой сталкиваемся. Привыкли.

— То есть у нас будет преимущество? — уточнил я.
— Едва ли, — Павлюченко погрустнел. — Поле видели? Травы же там совсем нет. Какое уж тут преимущество.

— Может, игру отменят, — попытался успокоить я футболиста. — Все будет зависеть от погоды.
— Перенесут? — нападающий заметно расстроился. — Ничего не слышал об этом. Надеюсь, что мы все-таки сыграем. В любую погоду.

Разговор заходил в тупик. Остальные корреспонденты дружно молчали. Фотографы толкали репортеров, выигрывая в ракурсе. Последние пихали операторов по инерции. Телевизионщики нервничали, ведь «картинка гуляла».

— Нам обещали, что назовут главного тренера сборной, — начал жаловаться кто-то. — Но до сих пор молчат. Вы знаете имя нового наставника?
— Нет, не знаю, — разволновался футболист. — И вообще, у нас есть главный тренер — Александр Бородюк.

По толпе, окружавшей Романа, разнесся слух, что в фойе отеля вышли Смертин, Семак и Семшов. Уже через секунду возле Павлюченко остались самые стойкие.

— Вы сколько голов в этом сезоне забьете? — поинтересовались у игрока «Спартака» напоследок.
— Да я уже поставил перед собой задачу, — обрадовался Павлюченко. — Хочу забить 15 голов.

Кто-то присвистнул. Нельзя сказать, что восхищенно. Людей, надо сказать, возле игрока стало совсем мало.