Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Разрезал, а дальше что?»: чем опасны плохие психологи

Эксперты рассказали о рисках консультаций у недобросовестных психологов

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Психологи в 2020 году на пике своей популярности: к ним обратились на 300% больше россиян, чем в 2019-м. В Госдуме предлагают отрегулировать их работу, создав единый реестр данных всех квалифицированных специалистов. Сами психологи поддерживают эту инициативу, однако хотят взять ее в свои руки. В том, чем опасны плохие психотерапевты, как сейчас регулируется их деятельность и на что обращать внимание в поисках «своего» специалиста, разбиралась «Газета.Ru».

Что такое психологическая этика и кто за ней следит

В Госдуме предложили законодательно отрегулировать деятельность психологов, чтобы повысить уровень доверия россиян к этим специалистам. С такой инициативой выступил член комитета Госдумы по охране здоровья, врач-психиатр Борис Менделевич в беседе с «Известиями».

В 2020 году спрос на профессиональную психологическую помощь в России рекордно вырос: скачок составил 300% по сравнению с тем же периодом прошлого года, сообщает издание со ссылкой на данные портала Profi.ru. Тем не менее, из-за большого количества неквалифицированных специалистов россияне рискуют своим душевным здоровьем.

«Причины данной ситуации в том, что, во-первых, психологическая помощь не относится к медицинской, в отличие от психиатрической. Соответственно, для профессиональной деятельности психологу нужно всего лишь профобразование. В итоге рынок перенасыщен достаточно большим количеством неквалифицированных специалистов», — считает Борис Менделевич.

По словам врача, решить проблему во многом могла бы единая база, где любому человеку доступна информация о психологе — по аналогии с информационной базой о нотариусах.

О необходимости приведения работы психологов к единой системе «Газете.Ru» заявила и доцент кафедры психологической антропологии, психотерапевт Анна Федосеева. Тем не менее, отмечает специалист, заниматься этим должны представители профессионального сообщества, а не депутаты.

«Деятельность психологов регулируется на уровне профессиональных ассоциаций: существуют регулярные супервизии, переаттестации и этические комитеты. Сейчас идет процесс создания единого органа, регулирующего вопросы этики в психологической помощи при Психологическом институте РАО.

Периодически возникают разговоры о необходимости государственного регулирования в этой области, но я считаю, что профессиональное сообщество в большей степени заинтересовано в своей репутации и качественной помощи клиентам, чем чиновники», — уверена Анна Федосеева.

При этом принципы профессиональной этики для психологов разрабатывать не нужно — они уже существуют. Совсем недавно такой свод правил был опубликован на сайте Международной ассоциации психологов, сообщила «Газете.Ru» ректор Института практической психологии и психотерапии Ольга Чернова.

«Два дня назад Международная ассоциация психологов как раз разработала и утвердила психологическую этику на своей конференции. Это свод правил, который во многом помогает сгладить острые углы. Так всегда и происходит — правила, которые касаются нравственности, не нужно утверждать законодательно, их разрабатывает профессиональное сообщество, основываясь на своем опыте», — пояснила Ольга Чернова.

Не лечат, а калечат

Сеансы психотерапии могут стать опасными для человека, если специалист пренебрегает одним из важнейших правил — прохождением супервизии, то есть повышением квалификации. А это, по словам семейного и личностного психолога Дмитрия Соболева, случается даже с теми, у кого есть качественное образование и кто соблюдает этику.

«Не все психологи это делают и, по сути, такие специалисты сами становятся источником неврозов у своего клиента, передавая ему собственные негативные тенденции», — отмечает Соболев.

Это становится одной из причин, по которой люди получают некачественную помощь и перестают полагаться на сеансы психотерапии в целом. Именно поэтому отрасль теряет очень многих клиентов, утверждает Дмитрий Соболев. «Человек получает негативный опыт, теряет доверие и, как следствие, либо не будет обращаться к профессиональным психологам и психотерапевтам совсем, либо обратится, но через очень длительное время, когда нерешенная проблема может уже сильно усугубиться. Что в итоге? Качество жизни человека сильно снижается из-за проблемы, которую можно было бы решить», — рассуждает специалист.

Чаще всего психолог попадает в сложное или уже «пограничное» состояние психического здоровья, когда защитные механизмы ослаблены, подчеркивает Анна Федосеева. В такие моменты его некачественная помощь может в значительной степени усугубить уже имеющуюся проблему у клиента.

«Ухудшение состояния произойдет по причине оставления в опасности или окажется следствием уже идущего патологического процесса. Можно сравнить это с попытками гомеопатического лечения рака. То есть, по моему мнению, психолог может катализировать уже идущий патологический процесс», — считает психотерапевт.

Опасность общения с недобросовестными психологами подчеркиваети доцент кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат психологических наук Александр Рикель.

«Психолог — это тот человек, которому мы открываем свою душу. Поэтому и вред, который он может нанести в случае «некорректного проникновения в душу», может быть очень серьезным. Это можно сравнить с историей некомпетентного хирурга: вот он тебя разрезал, а дальше что?», — поясняет психолог.

Советы «для всех» не работают

В вопросе выборе психолога все специалисты сходятся в единой рекомендации — проверять качество диплома человека, с которым предстоит проходить терапию. Грамотный психолог предоставит клиенту документы, подтверждающие наличие полноценного профессионального образования: базового высшего и специализации не менее двух лет в рамках какого-либо направления психотерапии.

«Профессиональное образование и длительное повышение квалификации с обязательной супервизией формирует профессиональное мышление, эмпатию, навыки диалогического общения и способность быть в особых терапевтических отношениях, — все это основное условие эффективности психотерапии вне зависимости от подхода», — уверена Анна Федосеева.

Более того, неплохо было бы удостовериться в том, что ваш психолог регулярно проходит повышение квалификации, участвует в индивидуальных и групповых супервизиях, а также занимается личной терапией.

«Высокий уровень развития способности к эмпатии — ключевая профессиональная компетентность психолога. Эмпатия возможна только при внутреннем отклике в личном опыте переживаний клиентов. Когда личный опыт очень больной, прикасаться к нему неприятно и сопереживание специалиста становится купированным», — предупреждает психотерапевт Федосеева.

Перед записью на прием также стоит посмотреть сайт и социальные сети психолога, советует Дмитрий Соболев. Больше всего должна насторожить настойчивая рекомендация «делать только так и никак иначе».

«Профессионал помогает клиенту сделать выбор самостоятельно. Кроме того, для качественной помощи важен индивидуальный подход, глубокий анализ проблемы и особенностей жизни клиента. Расплывчатые универсальные советы «для всех» не работают», — поясняет Дмитрий Соболев.

Кандидат психологических наук Александр Рикель, в свою очередь, рекомендует прислушиваться к отзывам тех, кто уже побывал на приеме и может рассказать о том, как проходит терапия.

«Я бы советовал не смотреть на количество грамот на стенах или степень красоты сайта. Ну и, конечно, не стоит забывать про рекомендации близких, которые уже проходили этот путь», — заключает эксперт.