Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Это доведение до смерти»: как в московской клинике обирали пациентов

По факту смерти пациентов в частной клинике возбудили уголовное дело

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Пять пациентов скончались в московской частной клинике только за лето и осень 2020 года — как выяснили следователи, врачи медучреждения не имели необходимых лицензий, а также оказывали помощь с многочисленными нарушениями. Бывшие сотрудники клиники также отмечали проблемы с санитарными условиями и техническим оснащением больницы. Теперь в отношении клиники заведено уголовное дело.

Московский следственный комитет расследует уголовное дело по факту смерти пяти пациентов частной клиники на западе Москвы. Об этом сообщается на сайте ведомства.

Как пояснили следователи, речь идет об ООО «Научно-практический центр хирургии и гинекологии» на Мичуринском проспекте.

«Частная медицинская клиника оказывала медицинские услуги, не отвечающие требованиям безопасности, повлекшие смерть пяти пациентов, а также одной женщине вред здоровью средней тяжести. При этом следствием установлено, что у организации не имелось лицензий на виды оказываемых медицинских услуг, троим пациентам», — указано в сообщении СК.

Расследование ведется по статье 238 УК РФ «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц». Всем фигурантам дела грозит до десяти лет лишения свободы.

5 ноября две лицензии медучреждения, предлагавшего свои услуги под названием «Первая университетская клиника», были аннулированы по требованию Росздравнадзора. В начале ноября Арбитражный суд постановил, что медучреждение должно приостановить медицинскую деятельность в стационарных условиях и фармацевтическую деятельность одного из двух юридических лиц клиники — а именно, ООО «Научно-практический центр хирургии и гинекологии». Второе юрлицо — ООО «Научно-практический центр малоинвазивной хирургии и гинекологии» — имело бессрочную лицензию на оказание амбулаторных медицинских услуг, выданную 7 сентября 2015 года, сообщало издание Vademecum.

Проверку Росздравнадзор запустил после того, как выяснилось, что за лето 2020 года там скончались четыре человека. Всех пациентов в клинику привозила частная скорая помощь. Стационар медучреждения был опечатан 16 августа, 25-го — было подано заявление об аннулировании лицензий «Первой университетской клиники».

«По итогам последней проверки выявлены факты нарушения порядка оказания медицинской помощи пациентам с онкологическими заболеваниями и с острыми нарушениями мозгового кровообращения», — заявляла помощник руководителя территориального органа Росздравнадзора по Москве Елена Баландина.

О нарушениях говорили и сами работники клиники. «У каждой койки должен быть наркозно-дыхательный аппарат. Не хватает здесь [в палате] одного и еще в манипуляционной — двух», — пояснял «Вести.Ru»один из сотрудников медучреждения. Также недосчитались и аппаратов ИВЛ в реанимации.

При этом гендиректор медучреждения Анна Сидорова отказывалась признавать вину даже после заключения федерального ведомства. Больше всего ее изумляли претензии к смертям пациентов. «А вы считаете, это плохая статистика? Если смерть наступила по объективным обстоятельствам, она имела право быть», — возмущалась она.

Истории погибших ранее публиковал портал «Вести.Ru». По данным СМИ, мужчина по имени Николай попал в это учреждение в тяжелом состоянии, пролежал шесть дней в стационаре, а потом «внезапно» скончался.

«После смерти нашему пациенту был один диагноз выставлен – сердечно-сосудистое заболевание, а в итоге, спустя несколько дней, поступил официальный документ, в котором значилось, что пациент умер от отека головного мозга», — объяснял адвокат семьи скончавшегося Денис Еременко. По итогу родственникам умершего мужчины выставили счет на 500 тыс. рублей.

В жалобах Росздравнадзору также указывалось на психологическое давление, которое врачи оказывали на родственников пациентов, чтобы получить от них деньги. Некоторые суммы даже перечислялись не на расчетный счет учреждения, а на личную банковскую карту одного из сотрудников. Наибольшее зачисление составило более 800 тыс. рублей, отмечали в Росздравнадзоре.

«Мы заплатили около 2,3 млн рублей. Эти деньги с нас взяли за преступную халатность, за безграмотность, за безжалостное отношение к больному человеку», – рассказывала Елена, жена скончавшегося ведущего сотрудника РАН Алексея Платэ.

По ее словам, мужа доставили в клинику с резкими болями в животе. Врачи стали лечить его от отравления, однако умер он, согласно заключению, от оторвавшегося тромба. «Это было доведение моего мужа до смерти, возможно, непредумышленное, но убийство», — заявляла вдова.

Еще одна москвичка попала в клинику с болями в тазобедренном суставе, однако смерть наступила из-за остановки сердца.

«Прошло 36 часов, 200 тысяч потрачено, никакой толком помощи не было оказано, мама, которая разговаривала и могла передвигаться, просто в лежку. В итоге я узнал, что ее при приеме просто закололи, одели памперс, и все. Человек лежит и спит, а деньги идут», — рассказывал СМИ ее сын Руслан.

Оплата пребывания в станционаре обходилась каждому пациенту в 150 тысяч рублей в сутки. При этом останавливать лечение и переводить людей в более дешевые клиники врачи не позволяли.

«Я подошла к врачу, говорю, мне необходимо забрать маму! У меня нет финансов здесь лежать. Плюс очень далеко. Врач сказал: «Ни в коем случае, вы что? Маме будет хуже, до утра мама не доживет», – жаловалась Алена Чулина. Ее матери выставили счета за 11 УЗИ, хотя она даже не покидала палату.

О накопившихся проблемах в клинике ранее рассказывали и врачи, успевшие поработать в центре. «Да, хозяйка-блондинка с ангельским лицом обещает 33 «золотые горы», но как доходит до выплат, пропадает, трубку не берет, если ее вечером удается поймать, обещает на днях во всем разобраться и все по новой. Медсестры приезжие живут на втором этаже, а на работу на первый ходят. Не понятно, куда смотрит СЭС и пожарка», — писала одна из бывших сотрудниц клиники на сайте с отзывами.

Жаловалась и ее экс-коллега: «Итог моей работы — это полное отсутствие зарплаты. Как начислялась зарплата, я не знаю — в глаза не видела бухгалтера и ни за что не расписывалась. Трудового договора оформлено так и не было. А фотография с моим изображением до сих пор размещена на сайте клиники, несмотря на то, что прием в этой клинике не веду».

Кстати, лишившись лицензии, «Первая университетская клиника» не прекратила свою деятельность, а просто сменила название на West, сообщили «Вести.Ru».