«Я не похищал рояль»: что рассказал Малобродский

Суд семь часов допрашивал Малобродского

Мещанский районный суд Москвы продолжил рассматривать дело «Седьмой студии», сотрудники которой обвиняются в хищении 133 млн рублей бюджетных средств. Суд допросил экс-генпродюсера организации Алексея Малобродского, а также попросил его прокомментировать личные переписки. «Газета.Ru» следила за заседанием в онлайн-трансляции.
Трансляция
С начала С конца
Не обновлять Обновлять
18:09

Суд возобновит допрос Алексея Малобродского 22 ноября в 14:00. На этом мы завершаем нашу онлайн-трансляцию. «Газета.Ru» продолжит внимательно следить за театральным делом!

18:05

Малобродский перечисляет оборудование, которое требовалось для реализации «Платформы», а также продолжает критиковать пространство «Винзавода». Его останавливает адвокат Ксения Карпинская и просит объявить перерыв до четверга.

close
Яков Лысенко/Газета.Ru
17:58

Процесс возобновился. «Давайте вообще без перерыва до конца. До января!», — отшутился защитник Дмитрий Харитонов. Адвокат Карпинская продолжает допрос своего подзащитного. Она спрашивает, была ли у «Седьмой студии» собственная площадку для проведения мероприятий до «Платформы». Малобродский отвечает отрицательно.

«Собственного оборудования тоже не было», — добавил он. По словам подсудимого, когда он познакомился с Кириллом Серебренниковым, у того уже была договоренность с «Винзаводом». «В какой-то момент наши отношения заходили в тупик, и я предполагал откататься от площадки на «Винзаводе», но потом нашли компромисс», — сообщил экс-генпродюсер.

Малобродский заявил, что «Винзавод» был «пустым и гулким местом», поэтому его пришлось полностью переделывать под нужды проекта.

17:43

Алексей Малобродский попросил судью сделать перерыв. Заседание возобновится через 10 минут.

17:42

На вопрос кто и каким образом согласовывал «Платформу» с министерством, Малобродский ответить затруднился. «Не помню, чтобы была какая-то процедура, форма согласования», — сказал он.

Адвокат Карпинская напомнила, что соглашение о субсидии предусматривает поэтапное финансирование. Однако подсудимому неизвестно, кто занимался подготовкой промежуточных отчетов. «Я передавал в бухгалтерию точную информацию о количестве проведенных мероприятий и расходах. Кто и когда сдавал эти отчеты, я не знаю», — заявил он.

17:35

Со стороны «Седьмой студии» подготовкой конкурсной документации в Минкульт занимался Малобродский, Итин и Масляева, а также в «какой-то степени» Серебренникова, продолжает подсудимый. Он добавил, что госконтракт был выполнен в полном объеме.

«Два пункта техзадания не были выполнены. Один из них проект ''Автобусы'', который был заменен, потому что стало понятно, что он не реализуем. А второй — это сдвинутый в сроках спектакль ''Охота на Снарка''. Должен был быть выпущен в декабре 2011 года, а в итоге вышел в январе 2012 года», — пояснил Малобродский.

17:27

Подсудимый заявил, что инициативу заключения госконтракта с «Седьмой студией» Министерство культуры проявило самостоятельно. На вопрос адвоката, как в ведомстве нашлись деньги в 2011 году, Малобродский пояснил, что не был ни на одном совещании в Минкульте.

«Ни вместе с коллегами, ни по отдельности. Насколько я осведомлен, Министерство культуры вышло с инициативой изыскать возможность из средств текущего финансирования выделить часть денег через федеральную целевую программу», — добавил он.

Экс-генпродюсер отметил, что его участие в подготовке конкурсной документации для госконтракта заключалось в передаче информации о планах «Седьмой студии».

close
Здание Министерства культуры РФ в Китайгородском проезде в Москве

Здание Министерства культуры РФ в Китайгородском проезде в Москве

Евгений Одиноков/РИА "Новости"
17:18

Малобродский добавил, что Кирилл Серебренников получал «100 или, может, 120 тыс. рублей в месяц». По его словам, Юрий Итин получал примерно такую же сумму. «Масляева с какого-то года стала получать 150, до этого получала, как и мы. Средняя зарплата была в диапазоне 30–50 тыс. рублей», — пояснил он.

17:11

Адвокат спрашивает, кто определял численность сотрудников «Седьмой студии». Малобродский отвечает, что за творческий состав отвечал художественный руководитель, а за административный и технический персонал — руководство компании.

«Формально, по уставу, это была функция гендиректора, но де-факто — в практическом взаимодействии определялось мною, Итиным и Серебренниковым. Что касается финансового блока, это было епархией Нины Леонидовны Масляевой», — отметил подсудимый.

16:58

И снова на повестке заседания всплывает рояль. Адвокат Карпинская спрашивает, почему большие проекторы для «Метаморфоз» были арендованы, а рояль куплен.

«Это вопрос расчета. Купить рояль в собственность обойдется нам и соответственно бюджету в 2,5 раза дешевле, если бы мы брали его в аренду. Нет проблемы в том, чтобы приобрести рояль. Расплачивалась организация за этот рояль летом 2012 года. То есть выплата за него не была из средств федеральной целевой программы. <...> Кроме того, у «Седьмой студии» в соответствии уставом и гражданским кодексом не было никаких запретов приобретать в собственность средства», — ответил Малобродский.

На вопрос адвоката, похищал ли он рояль, подсудимый заявил: «Я торжественно заявляю, что я не похищал рояль».

16:43

Суд обсуждает сметы, указанные в переписке Малобродского. Обвиняемый сообщает, что все затраты были обоснованы, а погрешность при их оценке составляла 10-15%. «После того, как мы получали информацию от худрука, от постановщиков, мы составляли точные сметы, понимая, что сэкономили или ошиблись в меньшую сторону», — добавил экс-генпродюсер «Седьмой студии».

Адвокат Карпинская спрашивает, почему в письме Малобродский называет сумму 19,7 млн руб. «достаточной», учитывая, что в 2012 году на проект было выделено 70 млн рублей.

«Следствие говорит заведомую чушь. 19,7 млн руб. — это прямые расходы. Но, например, есть спектакль «Сон в летнюю ночь» стоит 3 млн, а для того, чтобы он шел дальше, на это нужны деньги. В разных проектах по-разному, но в некоторых случаях показ, например, «Метамарфоз» требовал мощного видеооборудования, поэтому на показы этих спектаклей, мы должны были арендовать это оборудование», — пояснил Малобродский.

16:30

Секретарь просит подсудимого говорить громче. Он комментирует схему расходования средств, объясняя, что ее составление является «большой многодельной работой».

Адвокат Карпинская просит Малобродского объяснить значение слова «спрятано». Ее подзащитный сообщает, что слово заключено в кавычки и означает — налоги включены в состав расходов по «Платформе». «Очевидно, что нельзя не платить налоги», — приводит подсудимый собственную цитату из письма.

16:18

Адвокат Ирина Поверинова перебивает подсудимого и говорит, что «надо выпить таблетку». Суд объявляет пятиминутный перерыв.

16:15

Адвокат просит Малобродского прокомментировать письмо, которое он отправил Серебренникову и Итину. «Учитывая наши долги, всего 16 млн. Как вы можете это прокомментировать?», — спрашивает Ксения Карпинская.

Подсудимый поясняет, что «Седьмая студия» получила кредит, а указанная цифра — это сумма, которая была необходима для погашения долгов.

«На нужды проекта «Платформы». Мы получили в сентябре 2011 года 10 млн руб. В то же время все суммарные затраты, которые были произведены, составляют более 31 млн руб. Вот об этом и идет речь. Эта задолженность должна была быть сразу погашена после получения субсидии в 2012 году. <...> Проект был яркий, увлекательный, у него было много болельщиков, в том числе среди наших партнеров. В том числе, была необходимость рассчитаться за рояль»,— заявил Алексей Малобродский.

close
Экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский в Басманном суде Москвы, 27 апреля 2018 года

Экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский в Басманном суде Москвы, 27 апреля 2018 года

Рамиль Ситдиков/РИА "Новости"
15:58

Уже приобщенные судом документы передают Малобродскому. Карпинская просит своего подзащитного прокомментировать данные реестра.

Он объясняет, что всегда внимательно следил за тем, чтобы первичная документация сотрудников «Седьмой студии» сдавалась в бухгалтерию. С момента появления в организации Ларисы Войкиной, продолжает Малобродский, он попросил, чтобы записи дублировались в электронных реестрах.

«Вероятно, это и есть реестр расходно-кассовых ордеров. Все наличные деньги сотрудники получали под отчет в кассе. <...> Здесь перечисляются данные не только по зарплатам, но и по вознаграждениям приглашенных специалистов. Вполне понятно, почему следствие не стало это приобщать — потому что это свидетельствует о реальных расходах», — заявил подсудимый.

15:45

Адвокат Ксения Карпинская просит суд приобщить к материалам дела авансовый отчет «Седьмой студии», а также реестр и списочный состав организации. По ее мнению, эти документы демонстрирует то, как происходил учет в компании.

Другие защитники поддержали ходатайство Карпинской. Прокурор Надежда Игнатова также не против. Ходатайство удовлетворено.

15:37

На трибуне у Малобродского появляется новый том следственных материалов. Подсудимого просят прокомментировать письмо Нины Масляевой, в котором обсуждается ИП Синельников.

«Господина Синельникова я видел один раз в жизни, когда Масляева меня с ним знакомила. Также я видел фальшивый документ на организацию концерта «Арии», который я никогда не подписывал. <…> Я понимаю, что Синельников, являющийся близким другом Нины Леонидовны и владельцем предприятия, через которое проводилось незаконное обналичивание денег, — интересная фигура, но здесь избирательный подход. То, что Масляева присылает мне это, никак необъяснимо с точки зрения рабочих отношений», — заявил суду экс-генпродюсер.

15:24

Обсуждается подготовка соглашения о предоставлении государственный средств «Платформе» на 2012 год. В письме представитель Министерства культуры просит, чтобы все договоры были подписаны Кириллом Серебренников.

«Художественный руководитель олицетворял весь проект, поэтому им было важно, чтобы эти документы подписывал Серебренников», — объяснил экс-генпродюсер.

Он продолжает исследовать протоколы осмотра своего компьютера и заявляет, что запутался. По его словам, в томах много несостыковок. Так, к письмам приложены не те документы — впоследствии их находят в приложениях к другим письмам. Малобродский отмечает, что ошибки могут быть даже в годах. «Письмо 2012 года, а документы электронные — 2011»,— добавил он.

15:11

В процессе подготовки «Платформы» Малобродский обсуждал с Апфельбаум — планы мероприятий, оценивал их реализацию. В ответ тогда еще сотрудница департамента Минкульта поясняла, что расходы необходимо контролировать, так как за исполнением проекта будет в том числе следить Минфин.

Далее суд вынес на обсуждение переписку Апфельбаум и Малобродского, которую они вели еще до того, как последний начал работать над «Платформой». Подсудимый не понимает, как эти письма стали частью материалов уголовного дела.

close
Директор департамента господдержки современного искусства и народного творчества Софья Апфельбаум на пресс-конференции в Москве, 2013 год

Директор департамента господдержки современного искусства и народного творчества Софья Апфельбаум на пресс-конференции в Москве, 2013 год

Владимир Вяткин/РИА "Новости"
14:53

В сообщениях также фигурирует «госпожа Филимонова». Она, Элеонора Филимонова, является помощницей Масляевой, однако Малобродский говорит, что это «загадочный для него человек». Обвиняемый не помнит, за какие вопросы она отвечала в то время.

По словам экс-генпродюсера, бывшая бухгалтер «Седьмой студии» использовала «тактику размывания ответственности». «Она была свойственна Нине Леонидовне. Это моя интерпретация», — сообщил Малобродский.

13:45

Теперь Алексей Малобродский комментирует свою переписку с Кириллом Серебренниковым. В нем они обсуждают структуру штатного расписания «Седьмой студии» — на тот момент организация только планировалась.

«Моя цель — предложить фактуру, чтобы они могли обсуждать. <...> Дальше здесь ответ Серебренникова на мое письмо. Он дает понять, что в силу размеров планируемого финансирования, мы не можем рассчитывать на те суммы зарплат, которые я прописал», — сообщил подсудимый.

14:38

Ксения Карпинская показывает Малобродскому письмо от октября 2011 года, которое касается подписания им договоров от лица «Седьмой студии».

«Здесь я несдержанно пишу Итину с применением обсценной лексики про работу Нины Масляевой», — объяснил подзащитный. Дело в том, что ему пришлось самостоятельно составлять доверенность на ведение переговоров. Суд рассматривает еще несколько писем, в которых фигурирует доверенность на имя Малобродского.

close
Бывший главный бухгалтер театральной труппы "Седьмая студия" Нина Масляева во время заседания Пресненского суда Москвы, 25 мая 2017 года

Бывший главный бухгалтер театральной труппы "Седьмая студия" Нина Масляева во время заседания Пресненского суда Москвы, 25 мая 2017 года

Владимир Астапкович/РИА "Новости"
14:29

Теперь защитница предлагает обсудить письмо от 22 февраля 2014 года, в котором обсуждаются гастроли во Франции со спектаклем «Гамлет». К сообщению Воронова прикрепила официальный договор.

Малобродский объяснил, что тогда руководители «Гоголь-центра» по просьбе «Седьмой студии» сформировали расписание так, чтобы часть актеров и сотрудников организации, которые были задействованы в «Гамлете», могли на несколько дней уехать на гастроли.

«Нам нужны были формальные основания. Таким основанием стали заявления от этих людей на два-три дня об отпуске без содержания. У них было вознаграждение со стороны организаторов гастролей», — объяснил экс-генпродюсер.

14:13

Заседание возобновилось после перерыва. Адвокат Ксения Карпинская спрашивает у Малобродского, тратились ли деньги «Седьмой студии» на спектакли «Гоголь-центра», и было ли раздвоение бюджета между двумя организациями.

«Нет, все взаимодействие происходило по двум схемам: по лицензионным договорам, когда мы ставили спектакли, созданные «Седьмой студией», или по схеме копродукции, когда стороны в определенной пропорции несли затраты для создания продукта и получали свою часть сбора. Никогда не было никакого смешения, дублирования, перемешивания бюджетов — наоборот, я всегда очень скрупулезно к этому относился», — пояснил подсудимый.

На вопрос, мог ли Малобродский влиять на формирование бюджета «Седьмой студии» во время работы «Гоголь-центре», он ответил отрицательно.

close
Театр «Гоголь-центр» во время обысков, 23 мая 2017 года

Театр «Гоголь-центр» во время обысков, 23 мая 2017 года

Артем Сизов/"Газета.Ru"
14:05

Сегодня же режиссер пришел в суд в футболке с «гипнотизированной» белкой. «Это просто белка», — ответил он на просьбу журналиста пояснить значение майки.

13:51

Последние слушания Серебренников посетил в футболке с надписью «Truth. It's more important now than ever» — «Правда. Сейчас она важнее, чем когда либо». Это майка является частью коллаборации бренда уличной одежды и газеты The New York Times. Коллекция посвящена борьбе с фейковыми новостями.

13:44

На каждое заседание Кирилл Серебренников приходит в футболках с разными надписями. На рассмотрение дела по существу он был в майке с надписью «Жги». Одноименная песня звучит в прологе спектакля «Маленькие трагедии» — последнего поставленного режиссером в «Гоголь-центре».

На следующих слушаниях на его футболке была надпись «Все утопить» — эта реплика принадлежит пушкинскому Фаусту. На третьем дне рассмотрения дела режиссер был в майке с надписью «Deus conservat omnia», что переводится с латыни как «Бог хранит все». Она из постановки Серебренникова и Аллы Демидовой под названием «Ахматова».

close
Режиссер и художественный руководитель "Гоголь-центра" Кирилл Серебренников на стенах фойе второго этажа

Режиссер и художественный руководитель "Гоголь-центра" Кирилл Серебренников на стенах фойе второго этажа

Артем Сизов/"Газета.RU"
13:33

Адвокат Ксения Карпинская и Алексей Малобродский выясняют, что некоторые приложения к материалам уголовного дела не имеют отношения к сути обвинения. Так, среди них есть договоры о временном найме артистов, которые выезжали на гастроли во Францию в 2014 году.

Защитник Юрий Лысенко просит перерыв. Судья соглашается, заседание возобновится через полчаса.

13:26

Судья Ирина Аккуратова просит Малобродского перестать комментировать все письма подряд. Подсудимый объясняет, что из-за мелкого шрифта он только во время чтения понимает, заслуживает ли внимания данная переписка. Аккуратова просит его сначала читать протокол осмотра, а затем говорить. «Мне так сложно, я не наполеоновский солдат, я не могу делать два дела одновременно», — ответил Малобродский.

13:12

Подсудимый подчеркивает, что суд огласил значительное количество писем, не имеющих отношения к его работе на «Платформе». Малобродский приводит пример: в материалах уголовного дела есть его переписка с Кириллом Серебренниковым от февраля 2013 года, в которой они обсуждают репертуарный план будущего «Гоголь-центра». Обвиняемый подчеркивает, эти письма не имеют никакой связи с рассматриваемым делом. «Следствие было озабочено объемом уголовного дела и демонстрацией своих неустанных трудов», — считает экс-генпродюсер «Седьмой студии».

close
Сергей Ведяшкин/Агентство "Москва"
12:59

Далее Малобродский комментирует письма от августа 2012 года – на тот момент он уже месяц не работал на «Платформе». Тем не менее, Екатерина Воронова продолжала обращаться к нему с рабочими вопросами – запрашивала типовой договор с артистом и уточняла размеры гонораров за спектакли.

Также в письме упоминается договор с компанией Yamaha на перевоз рояля. «Мы осознавали, что рояль дорогой. Все работы выполнялись специализированными такелажниками, что опять же говорит лишь о нашем рачительном отношении к деньгам, а отнюдь не о желании их стырить», — поясняет экс-генпродюсер.

12:42

По словам Малобродского, все сотрудники «Платформы», находившиеся в его подчинении, под расписку получали зарплату наличными в кассе бухгалтерии. «Эта отчетность всегда была очень строгой и обязательной», — подчеркнул обвиняемый.

12:29

Малобродский сообщил, что во время реализации «Платформы» были ситуации, когда актерам приходилось репетировать ночью, чтобы освободить пространство «Цеха белого». Люди, которые собирали и разбирали театральные конструкции, были на зарплате, однако изначально их по ошибке включали в сметы, подчеркивает экс-генпродюсер. «Это было ложное задвоение расходов, о чем я писал письма следователю Лаврову», — пояснил он.

Затем Алексей Малобродский комментирует письма Екатерине Вороновой, в котором он просит бухгалтерию не учитывать персонал по свету в смете. Их необходимо вносить в эти документы только при внеурочных работах, отмечает подсудимый.

«Репетиционного времени было мало, а все были заинтересованы в высоком художественном качестве, поэтому возникала необходимость репетиций ночью. Смета предусматривает расходы на конкретный проект, но параллельно идет другой поток регулярных расходов: на оборудование, которое используется на всех мероприятиях «Платформы». <...> Да, работал постоянный штат технических сотрудников, но практиковалось привлечение бригад по необходимости», — сообщил Малобродский.

close
Кирилл Серебренников на пресс-конференции, посвященной открытию проекта "Платформа" в ЦСИ "Винзавод", 3 октября 2011 года

Кирилл Серебренников на пресс-конференции, посвященной открытию проекта "Платформа" в ЦСИ "Винзавод", 3 октября 2011 года

Владимир Вяткин/РИА "Новости"
12:20

В 2012 году стало ясно, что «Платформа» получит крупное бюджетное финансирование, поэтому остро встал вопрос официального оформления всех сторонних заказов. Тем не менее, идея оформления ИП сотрудникам «Седьмой студии» была отклонена.

12:12

Экс-генпродюсер «Седьмой студии» подчеркивает, что для рационального использования средств к работе на «Платформу» были привлечены аутсорсинговые компании и партнеры. Так, организация привлекала клининговую компанию и охранное предприятие.

Малобродский поясняет, что позже появилось предложение взаимодействовать с ними не в качестве физических лиц, а как индивидуальные предприниматели.

12:01

Далее Малобродский комментирует письмо Вороновой, которое она отправила ему, Итину и Серебренникову. В нем обсуждается взаимодействие с «Винзаводом». Указывается, что организаторы были недовольны тем, что билеты продавались плохо, и зал оставался полупустым. Также сотрудники «Седьмой студии» говорят о возможном открытии офиса на территории «Винзавода».

«Нам бесплатно предоставили пространство «Цеха Белого», а офис мы арендовали за деньги, и в этом офисе содержалась администрация и бухгалтерия. Потом мы сменили его на меньшее, более дешевое помещение», — пояснил экс-генпродюсер.

close
Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников перед заседанием Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников перед заседанием Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Pavel Golovkin/AP
11:55

Подсудимый отмечает, что в деле есть десятки писем, в которых он просит Итина и Масляева оплатить некоторые работы. По мнению Малобродского, несвоевременная оплата со стороны Масляевой серьезно тормозила работу «Платформы».

11:49

Малобродский также комментирует письмо, в котором обсуждаются выплаты французу Бобе за проект «Метаморфозы». Подсудимый поясняет, что в Москве иностранные коллеги находились в жестком графике и не могли отвлечься от работы на площадке. Поэтому Екатерина Воронова предложила выплачивали им гонорары не в рублях, а в евро.

11:41

Затем обсуждается вопрос вознаграждение Екатерины Вороновой. Подсудимый подчеркивает, что сотрудники «Седьмой студии» работали без выходных, поэтому времени на дополнительные заработки у них не было.

«Люди хотели, чтобы зарплата позволяла им не умереть с голоду. Нигде в этих письмах не идет речь о каких-либо наших корыстных или нечестных намерениях», — объясняет Малобродский.

11:35

Малобродский читает письмо сотрудницы бухгалтерии Екатерины Вороновой, которое она прислала ему в конце августа 2011 года. Обсуждается покупка авиабилетов для французского режиссера Давида Бобе – он участвовал в постановке «Арии».

Экс-генпродюсер поясняет, что тогда «Седьмая студия» не располагала средствами Минкульта. Проезд приглашенного специалиста был оплачен с личных средств сотрудников организации. В письме от 3 сентября Воронова беспокоится о сроках заключения договоров с участниками постановки.

11:28

По словам Малобродского, «мысль следствия непостижима». «Вам задали конкретный вопрос», — прерывает его судья. Подсудимый поясняет, что не привык выступать в суде и просит, чтобы ему дали возможность отвечать так, как он понимает произошедшие события.

11:23

Судья вызвала к трибуне Алексея Малобродского. Адвокат Ксения Карпинская передала ему том с протоколом осмотра его переписки и попросила коротко прокомментировать ее. По словам экс-генпродюсера «Седьмой студии», был оглашен большой объем переписки, однако документы не были структурированы тематически и логически.

«Было сложно понять что-либо в этом потоке. Это лишь часть моей переписки в этот период. Это все довольно странно, — сказал Малобродский. Он отметил, что большая часть переписки не имеет отношения к «Платформе». «Вопиющая неряшливость этого блока документов сочетается с вопиющей тенденциозностью», — добавил обвиняемый.

close
Сергей Ведяшкин/Агентство "Москва"
11:15

После этого адвокат Кирилл Харитонов берет слово и заявляет о несоответствиях в приложениях к письмам Малобродского, которые были озвучены на предыдущем заседании. Он отметил, что на листе из 217-го тома указывается соглашение по «Платформе». «Нет никакого соглашения», — поясняет юрист и продолжает указывать на недочеты в материалах следователей. Аккуратова прерывает Харитонова и спрашивает, зачем он анализирует материалы. Защитник отвечает, что он лишь перечислил документы.

«Все приложения не соответствуют тексту протокола, много листов просто отсутствует», — заключил представитель обвиняемых.

11:07

Аккуратова интересуется, в котором часу за Серебренниковым приехали сотрудники ФССП. «В девять. Сложности с машиной», — пояснил режиссер.

11:05

Участники процесса, родственники фигурантов и представители прессы разместились в зале заседания. К ним присоединилась судья Ирина Аккуратова. Судебный процесс начался.

10:57

Серебренников приехал. Он пояснил, что задержался из-за пробок. На нем черная футболка с изображением белки. Режиссер не стал пояснять ее значения, заявив, что это задача журналистов. «Моя задача белочку надеть», — сказал он.

10:45

Тем временем, в Мещанском суде пока что без движений. Прошло уже больше часа от назначенного времени начала заседания. Вероятно, процесс затягивается из-за опоздания Кирилла Серебренникова, которого в суд должны привести на машине ФССП. Отметим, что ранее режиссер прибывал на рассмотрение дела вовремя.

10:43

15 ноября глава Счетной палаты Алексей Кудрин заявил, что для культуры не подходят методы оценки, используемые для других отраслей, так как они не учитывают ее риски и особенности. Это, по мнению чиновника, показало дело «Седьмой студии». «Мы должны помочь деятелям культуры, дать им определенную свободу. Если бы они имели эту свободу, может быть, поступили бы иначе. Всегда нужно контролировать целевое использование, но может быть как-то иначе», — сообщил Кудрин.

close
Владимир Федоренко
10:31

На втором заседании по театральному делу экс-глава департамента господдержки искусства и народного творчества Минкульта Софья Апфельбаум заявила отвод адвокату Александру Лебедеву. Она сообщила, что юрист участвовал в очных ставках с ней как адвокат сотрудников министерства. В частности, во время следственных действий с замминистром культуры Николаем Малаковым.

«Он не может быть адвокатом свидетелей обвинения и одновременно представлять потерпевшего», — пояснила адвокат Карпинская. Тем не менее, в итоге суд отклонил ходатайство Апфельбаум.

10:17

На двух последних заседаниях стало известно

— Худрук «Гоголь-центра» знакомился с контрактом, который был заключен с Минкультом в 2011 году, однако в его подробности не вдавался. Технические детали Серебренникову были неизвестны, так как это «не входит в его компетенцию художественного руководителя».

— Подписи на некоторых документах, заключенных «Седьмой студией» от лица Малобродского, были подделаны.

— Суд огласил протокол осмотра компьютера Малобродского, а именно — зачитал его деловые переписки с сотрудниками «Седьмой студии» и Минкульта. В письмах с коллегами Малобродский обсуждал сметы на проекты «Платформы», гонорары иностранным артистам и другие финансовые вопросы. С сотрудниками ведомства — тему взаимодействия «Седьмой студии» и Минкульта, а также вопросы заполнения документов и отчетов.

— В смете, упомянутой в одном из писем Малобродского, фигурирует имя ИП Синельникова, который, как считает следствие, обналичивал выделенные «Седьмой студии» Минкультом деньги. «Синельникову — 800 тысяч», — помечается в смете. Из письма экс-генпродюсера «Седьмой студии» бухгалтера Нины Масляевой становится ясно, что Синельников получал деньги за помощь в подготовке «Сна в летнюю ночь».

close
Яков Лысенко/Газета.Ru
10:02

У входа в зал суда уже собрались участники процесса — Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, а также представитель Минкульта Александр Лебедев. Именно он был адвокатом большинства сотрудников министерства, давших показания по делу «Седьмой студии» на стадии следствия.

09:55

Что мы знаем на данный момент

— Серебренников, Малобродский, Итин и Апфельбаум не признают свою вину в мошенничестве. Они назвали обвинения абсурдными. Экс-генпродюсер «Седьмой студии» заявил, что не понимает, «какое именно хищение, какой суммы и когда он совершил, чьим доверием он злоупотребил или кого обманул». По словам Апфельбаум, «Платформу» неоднократно проверяла Счетная палата» и размер поддержки проекта зависел не от нее.

— Всех четырех фигурантов театрального дела назначили гражданскими ответчиками по иску Минкульта. Ведомство требует взыскать с них 133 млн материального ущерба.

— На допросе Серебренников рассказал о всех проектах «Платформы» и людях, принимавших участие в их реализации. Он отметил, что не вникал в вопросы государственного финансирования, а также не распоряжался деньгами из кассы. По его словам, в творческой среде, в которой он работал, обсуждался лишь вопрос наличия денег или их отсутствия.

— На должности худрука режиссер получал не 75 тыс. рублей, как указано в документации «Седьмой студии» за 2011 год, а 100 тыс. рублей в месяц.

— Серебренников заявил суду, что «Платформа» закрылась после того, как пришел новый глава Минкульта. По словам режиссера, проект должен был продолжаться, однако экспериментальное творчество «не пришлось по вкусу» новому министру.

close
Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников во время заседания Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум, экс-директор "Гоголь-центра" Алексей Малобродский и режиссер Кирилл Серебренников во время заседания Мещанского суда Москвы, 7 ноября 2018 года

Сергей Мамонтов/РИА "Новости"
09:41

Заседание должно было начаться в 09:30 по Москве, но, как и в предыдущие разы, задерживается.

close
Яков Лысенко/Газета.Ru
09:36

«Седьмая студия» провела все мероприятия, заявленные в документе о государственном финансировании — это подтвердили в СК и прокуратуре. Тем не менее, согласно обвинительному заключению, Серебренников и Итин создали преступную группу, вовлекли в нее остальных фигурантов дела — все якобы для хищения бюджетных средств.

«В Министерство культуры они предоставляли финансовые и творческие отчеты с заведомо недостоверными сведениями», — отмечал гособвинитель Олег Лавров.

09:29

Дела Вороновой и Масляевой будут рассмотрены отдельно, так как первая уехала из страны и была объявлена в международный розыск, а вторая признала вину, заключила сделку со следствием и свидетельствовала против остальных фигурантов.

09:23

Напомним, что по делу проходят режиссер Кирилл Серебренников, директор РАМТ Софья Апфельбаум, гендиректор «Седьмой студии» Юрий Итин, экс-бухгалтер организации Нина Масляева, продюсер Екатерина Воронова и экс-гендиректор «Гоголь-центра» Алексей Малобродский. Все они обвиняются в хищении 133 млн рублей, выделенных в 2011–2014 годах Министерством культуры на «Платформу». Проект популяризировал современное искусство — в его рамках ставились театральные и музыкальные спектакли.

Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский (слева) и Юрий Итин и Софья Апфельбаум (справа)

Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский (слева) и Юрий Итин и Софья Апфельбаум (справа)

РИА "Новости"/Коллаж "Газета.Ru"
09:15

«Газета.Ru» приветствует всех заинтересованных в судьбе дела «Седьмой студии», фигуранты которого обвиняются в хищении государственных средств. Мещанский районный суд продолжает допрос Алексея Малобродского и исследование протокола осмотра его ноутбука. Мы будем следить за ходом судебного заседания и рассказывать вам о главном.