Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Где казаки, там порядок»

Дружинники, казаки, крымчане и полиция обсудили закон о народных патрулях

Елена Мухаметшина 09.07.2014, 17:10
Представители казачьих обществ ИТАР-ТАСС
Представители казачьих обществ

Дружинники, казаки, крымские патрульные и полиция обсудили, как им жить со вступлением в силу закона об участии граждан в охране общественного порядка. Разговор состоялся в Общественной палате. За тем, как собравшиеся мечтали о том, что народные дружинники сделают улицы российских городов безопасными и счастливыми, наблюдала корреспондент «Газеты.Ru».

В Общественной палате прошло обсуждение вступившего 2 июля в силу закона об участии граждан в охране общественного порядка. Здесь собрались представители политических партий, полиции, казаков, прокремлевских молодежных движений, севастопольских военизированных отрядов и националистически настроенные женщины, которым «надоели гастарбайтеры и мусульмане».

Федеральный закон об участии граждан в охране общественного порядка наделил дружинников различными полномочиями. Дружинники могут потребовать прекратить совершать противоправные действия, они могут охранять места происшествий и оказывать помощь полиции, а также применять силу в «порядке, предусмотренном законом» (правда, что именно это значит, до сих пор остается загадкой). Невыполнение их требований будет караться штрафом.

Дружинники, правда, не смогут самостоятельно проверять документы или задерживать граждан, нарушающих, по их мнению, порядок. Но они имеют право обязать их подойти к ближайшему сотруднику полиции, и гражданин должен подчиниться.

Первым на обсуждении слово взял член ОП, руководитель организации «Офицеры России» Антон Цветков. «У нас серьезная ситуация с точки зрения криминогенности, — заявил он. — Произошло серьезное сокращение органов внутренних дел. Полиция с улиц почти исчезла, в лучшем случае они успевают выехать по звонкам или оцепить места преступлений. В советские времена у МВД был лозунг: «Сила милиции — в связи с народом». Огромное количество дружинников выходило вместе с милицией на охрану общественного порядка, уровень преступности был другой. Но сейчас вырос уровень нигилизма, миграции».

Затем выступил депутат Анатолий Выборный, который разрабатывал закон. Депутат выдал тайну — ноги закона растут из его молодости. Когда Выборному было 20 лет, на почте в Одессе будущий депутат писал телеграмму. Испортил первый бланк, кинул его в сторону урны, начал заполнять другой бланк. И тут к нему подошла девушка и сказала:

«Молодой человек, ваша бумажка не попала в урну». Он от нее отмахнулся — но девушка не отстала. В итоге ему все-таки пришлось кинуть бумажку в урну. «Вот видите, этот случай запомнился мне на всю жизнь», — похвастался депутат.

Он сообщил, что закон ждали 20 лет, поскольку в регионах до этого были местные законы, которые так или иначе регулировали участие граждан в охране общественного порядка. По словам депутата, в России действует 45 тысяч общественных объединений правоохранительной направленности. «Каждый член такой организации по-своему воспринимает свои права и полномочия, — резонно отметил депутат. — Поэтому и был создан этот закон. Участие в народной дружине — это огромный плюс в биографии любого гражданина. Это свидетельство того, что гражданин занимает активную жизненную позицию, а главным образом — правильную».

Депутат привел статистику: по его данным, 88% россиян считают, что граждане должны оказывать помощь правоохранительным органам. «При создании закона мы учли практику, которая была в царские годы и в советское время, а также взяли лучшую практику новой России», — похвастался депутат.

Потом своим опытом поделилась председатель комиссии Мосгордумы по безопасности Инна Святенко. «В Госдуме над этим законом работали более десяти лет, но слава богу, что именно нынешний созыв Госдумы взял на себя ответственность принять его», — отметила Святенко. По ее словам, в Москве действуют три закона, которые регулируют участие граждан в охране общественного порядка: «Об участии граждан в поддержании общественного порядка на территории Москвы», «Об общественных пунктах охраны порядка в Москве», «О народных дружинах в Москве».

«В Москве форма контроля была общественно-государственной, федеральный закон разрешает только общественный контроль. Нам нужно будет перестраиваться, поэтому нам надо сделать так, чтобы у нас ситуация не ухудшилась», — сказала Святенко. По ее словам, москвичи впервые решили охранять улицы после взрывов домов в Москве в сентябре 1999 года. «Так что это посыл от гражданского общества», — сказала депутат. Она особо отметила работу казачьих дружин в столице.

«Москвичи к казачьим дружинам относятся очень трепетно и знают, что если казаки патрулируют улицы, то на этих улицах можно спокойно ходить девушкам в позднее время. Если улица темная, но там есть патруль казачьей дружины, то можно быть уверенным за свои сумки и кошельки. Одно только присутствие людей в казачьей форме дает психологическую уверенность», — считает Святенко.

Атаман Московского окружного казачьего войска Сергей Шишкин сообщил, что у них нет отбоя от молодых казаков. «Молодежь с удовольствием идет в казачество, потому что патриотизм вырос в связи с Крымом, который теперь наш», — сказал Шишкин.

По его словам, в Москве казаки в основном охраняют общественный порядок в Кузьминках, Люблино, Марьино, Текстильщиках: «Около метро там негры, наркотики. Казаки это дело предотвращают. Где казаки, там порядок», — добавил Шишкин.

Заместитель начальника Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка МВД России Виктор Ким сообщил, что казаки помогают МВД в 66 регионах.

Руководитель Московского городского штаба народной дружины Владимир Семерда отметил, что законодательство продолжит и дальше «совершенствоваться». Так, в Республике Башкортостан предлагают ввести уголовную ответственность за сопротивление народному дружиннику. «То есть возвращается в законодательство норма, действовавшая еще в советское время, — заметил Семерда. — Правда, в законе есть противоречия… Право на применение дружинниками физической силы этим законом ограничено в большей степени, чем это право действует для обычных граждан в рамках уголовного законодательства о необходимой самообороне».

Оказывается, каждый день в Москве 1800 дружинников обеспечивают охрану общественного порядка. «Благодаря дружинникам сотрудники полиции могут увереннее действовать, имея достаточную свидетельскую базу и не опасаясь незаконных обвинений в превышении должностных полномочий, — отметил Семерда. — За первое полугодие 2014 года народными дружинниками было сделано 385 тысяч выходов на дежурство, полиция при участии дружинников задержала 25 тысяч правонарушителей». Получается, что каждый день дружинники помогали ловить в Москве 136 нарушителей.

К обсуждению присоединились и новые российские регионы. Представители Симферополя заметили, что закон не учитывает их специфики: «Если для Москвы характерно патрулирование и сохранение порядка, то Крым — это очень напряженный участок. Наши люди задерживают не просто нарушителей, а вооруженных членов «Правого сектора», которые представляют опасность для Крыма. Они целенаправленно нарушают мир. Поэтому народное ополчение Крыма — это военизированные подразделения. Хотелось бы, чтобы нас услышали». А представители Севастополя отметили, что им пришлось больше работать из-за всплеска преступности, который произошел после отмены программы реабилитации наркоманов, действовавшей в городе, когда он был в составе Украины.

«Основной проблемой является нигилизм: вместо того чтобы помочь, люди начинают снимать все на мобильные телефоны. Часто хамство остается безнаказанным», — отметил Дмитрий Чугунов из прокремлевского движения «Стопхам».

Султан Хамзаев из «Трезвой России» предложил засчитывать участие в охране общественного порядка в качестве трудового стажа. А председатель Общественного совета при ГУВД Красноярского края Валерий Васильев сказал, что из бюджета необходимо выделить деньги на организацию работы дружинников.

Адвокат Янис Юкша был единственным, кто отметил, что «человек, который возглавляет движение «Стопхам», сам действует на грани фола». «Его действия можно квалифицировать как хулиганство. Или если он кого-то обозвал хамом, то это можно расценить как унижение чести и достоинства», — отметил юрист.

А потом на трибуну поднялась начальник штаба добровольной народной дружины поселка Новый Светлана Хоменко, которая больше акцентировала внимание на своей нелюбви к мигрантам, чем на деятельности дружинника. «Дорогие мои, я так рада найти единомышленников, — начала она. — Наш поселок находится на территории Минобороны, вокруг него много гастарбайтеров. Я уважаю только тех, кто сюда приехал работать, остальных я пресекала, пресекаю и буду пресекать, дадут мне на это право или нет». Она рассказала, что «сама была под удавкой одного из них», показала фотографию девушки, убитой узбеком.

Хоменко рассказала, что ее сын восхищается «Стопхамом». «У нас в поселке столько нелегалов. Нерусские люди, которым Кораном запрещено пить, все время пьют. Только вот пьяный русский — это добрейшей души человек, а пьяный мусульманин — это агрессор. А я не могу у него проверить документы, пока с нами нет полиции. Поэтому нам надо дать полномочия проверки документов», — заявила женщина. Еще Хоменко попросила дать дружинникам льготы — оплаченный отпуск, путевки в санатории и бесплатный проезд.

«Чтобы организовать работу дружины, я потратила восемь месяцев — три папки работы, — показала черные папки женщина. — В Подмосковье все забито гастарбайтерами. Такое ощущение, что в России все обеспеченные. Отъедьте 100 км от Москвы — там все будут готовы работать. Вы думаете, они просто так водку пьют? У них работы нет. Наберите их, привезите сюда, и они также будут работать. Владимир Владимирович Путин сделал заявление, что «научитесь жить с ними». Владимир Владимирович, вы даже не представляете, как я к вам отношусь после Украины, но вы неправильно сказали. Это они к нам приехали, и пусть они живут по нашим законам».