«Еда была кошмарная, но лучше, чем в МcDonalds»

Активисты Greenpeace рассказали, как им сиделось в российских СИЗО



Активисты Greenpeace в пятницу провели брифинг, где рассказали о людях, с которыми сидели в...

Активисты Greenpeace в пятницу провели брифинг, где рассказали о людях, с которыми сидели в петербургских СИЗО

Tobias Schwarz/Reuters
Обвиняемые в хулиганстве активисты Greenpeace рассказали о «потрясающих людях», с которыми сидели в петербургских СИЗО, а также о своей нынешней жизни. Они живут в гостинице и ходят как на работу на следственные мероприятия в управление СК. Свое будущее они пока представляют смутно. На территорию России, с формальной точки зрения, они попали нелегально, и не понятно, имеют ли они право выехать из страны.

В пятницу Greenpeace устроил «неформальный брифинг» в Петербурге, на котором выступили члены команды ледокола Arctic Sunrise. Сейчас иностранцы проживают в петербургской гостинице в центре города. Кто-то общается с семьей, кто-то ходит по музеям, многие продолжают работать на Greenpeace, держат связь с коллегами, разрабатывают новые проекты, программы и стратегии борьбы с корпорациями, загрязняющими природу.

Занятия у активистов разные, но обязанности одинаковые. Почти каждый день они ходят на «следственные мероприятия» в управление СК.

Что там происходит, они подробно не рассказывают, поскольку дали подписку о неразглашении. Но говорят, что все выглядит довольно формально.

Многие активисты пока не видели своих родных и близких, которые никак не могут получить российскую визу. Жена и дочь Питера Уилкокса сейчас в США, готовят запрос на визу. «Наверное, это будет долгий процесс, — грустно размышляет Уилкокс, —

Ведь Куми Найду, руководителю Greenpeace, уже отказали в визе, сейчас он пытается получить ее еще раз».

Такие же проблемы у британского журналиста Кирона Брайана. Его семья уже третью неделю пытается получить визу, хотя обычно этот процесс занимает один день. «Не знаю, что происходит, но надеюсь, на следующей неделе они смогут приехать», — говорит Кирон.

Больше повезло активистам из стран, имеющих с Россией безвизовый режим.

Жена и ребенок аргентинца Мигеля Орси приехали в Петербург в прошлую пятницу. Привезли ему мате, без которого Мигелю было тяжело в СИЗО.

Даже на брифинге он потягивал этот напиток из калабаса.

«Очень надеюсь, что другие семьи тоже смогут приехать. Потому что у нас нет уверенности, только надежда, что мы сможем вернуться домой», — говорит Орси.

По словам юриста Greenpeace Антона Бенеславского, сейчас никто не знает, смогут ли экологи отправиться домой в ближайшее время или им придется дожидаться суда в отелях Петербурга.

Активистов привезли в Россию без документов, дающих право на въезд. Сейчас они находятся в стране формально нелегально, но при этом не считаются таковыми.

Сложилась патовая ситуация. Пока УФМС выдало гринписовцам временную регистрацию в Петербурге. Официально за активистами нет никакого надзора. Однако покинуть страну им пока нельзя.

Вполне может оказаться, что на границе их задержат и объявят беглецами.

Все будет зависеть от трактовки событий следователями СК.

«Это проблема с УПК и людьми, которые его применяют, — сказал «Газете.Ru» Бенеславский. — Понятие «залог» для России новое, оно было скопировано с Запада, не очень хорошо прописано в законе. Те, кто создал эту ситуацию, должны понять, что в их же интересах прекратить позорное преследование людей за идеалы. Пока следствие не скажет, что можно то-то и то-то, мы действуем очень осторожно.

Никто не может предугадать, что придет им в голову.

У нашей власти талант нарушать собственные законы».

Активисты также рассказали об условиях в петербургских изоляторах.

За короткий срок эконевольники выучили русские слова, которые часто слышали в СИЗО. Там было много новых слов — «kura», «kresty», «nary», «zona», «sledak», «dachka» (передача с воли. — «Газета.Ru»).

Но общения на английском языке, информации, что происходит за стенами СИЗО, им все равно не хватало. Вербально-информационный дефицит восполнялся теплым отношением соседей-арестантов. О российских сидельцах у экологов остались приятнейшие воспоминания.

«Люди были потрясающие, они к нам относились как к братьям, все с нами делили,

— рассказал помощник капитана Мигель Эрнан Орси. — Когда я попал в СИЗО, у меня ничего с собой не было. Мне дали одежду — новые штаны, футболку, обувь. Как только я переоделся, увидел, что меня ждет большая тарелка с макаронами. Я очень благодарен этим людям и буду помнить их всю жизнь».

Питер Уилкокс, капитан Arctic Sunrise, заявил, что самый лучший сокамерник был у него в Петербурге — каждый вечер готовил ему вегетарианский суп.

По словам капитана, условия в тюрьме не были плохими. Самое трудное, что пришлось пережить, — известие о том, что членам команды может грозить до 18 лет заключения за «пиратство».

Энтони Перетт, эколог из Британии, занимающийся проблемами возобновляемой энергии, говорит, что сначала волновался — сидеть же придется с преступниками, но опасения развеялись. «Никаких проблем не возникло, — рассказывает Энтони. —

Все люди были замечательные, даже не знаю, почему вообще они там сидят.

Я вегетарианец, пришлось бы плохо, но у моих соседей был, наверное, годовой запас сухого картофельного пюре, они со мной делились…»

Кирон Брайан пошутил, что для вегетарианца еда в Крестах все равно полезнее, чем фастфуд:

«Еда была кошмарная, но лучше, чем в МcDonalds. Единственный суп, который я ел, был с «kura».

Многие люди в СИЗО, прощаясь, говорили, что нас любят. Я их никогда не забуду, мое отношение к России сильно изменилось в лучшую сторону, хотя мы никогда и не были против России, мы выступаем только против нефтяных корпораций…»