Дети Фарбера немного постояли за отца

Детей Ильи Фарбера отпустили из отделения полиции после проведения пикета в поддержку отца

Детей Ильи Фарбера, которые в пятницу устроили пикет в поддержку своего отца у Кремля, отпустили из отделения полиции. Петра Фарбера выпустили из ОВД вечером того же дня, а его сводного брата Романа Валеева — в субботу утром из больницы. В госпиталь молодого человека увезли из отделения, поскольку у него заболела рука, на которой он недавно перенес операцию. Между тем адвокаты Ильи Фарбера обжаловали приговор.

В субботу утром второго сына осужденного на семь лет колонии художника и учителя Ильи Фарбера Романа Валеева отпустили из больницы, куда он был доставлен из отделения полиции: его вместе с братом Петром Фарбером задержали в минувшую пятницу. Накануне днем сыновья Ильи Фарбера вышли на акцию протеста на Красную площадь. В руках 19-летний Петр и 17-летний Роман держали плакат с надписью: «Над папой издеваются уже 700 дней». Простояли так братья несколько минут, после чего к ним подошли женщины-полицейские и разорвали плакат. Молодых людей доставили в ОВД «Китай-город».

Петра Фарбера отпустили из ОВД через два с половиной часа после задержания. В отношении него был составлен протокол о нарушении порядка проведения митинга по статье 20.2 Кодекса об административных правонарушениях. Ему выдали обязательство о явке в Тверской районный суд 15 августа. По словам Петра Фарбера, проведение пикета они не согласовывали.

Романа Валеева отвезли сначала в 13-ю городскую больницу, потом в 9-ю больницу — там он находился до утра субботы. По словам Петра Фарбера, его сводного брата забрали в больницу, поскольку у него сильно заболела рука и он не смог подписать протоколы в ОВД. «Хотя на самом деле он на этой руке и правда перенес операцию», — написал он у себя в фейсбуке. Романа Валеева отпустили из больницы только после того, как врачам передали доверенность от его матери, которая находится сейчас не в Москве. Из-за того что Валеев несовершеннолетний, врачи его могли отпустить из больницы, только передав на руки родителям.

«Получилось так, что, поскольку Роман протокол не подписал, то никакое обвинение ему не предъявлено. Может быть, его еще вызовут куда-то», — рассказал «Газете.Ru» Петр Фарбер.

Петр Фарбер говорит, что в ближайшие дни они продолжат пикеты в поддержку отца. «Сейчас мы собираемся спать. А дальше, конечно, будем еще проводить акции в поддержку отца, о которых всех оповестим», — сказал он.

Елена Романова, адвокат Ильи Фарбера, сообщила «Газете.Ru», что защита обжаловала приговор в Тверском областном суде. «Первую жалобу Илья Фарбер сам написал по окончании суда в Осташкове. Он написал о необходимости его оправдать. Мы, адвокаты, подали еще две жалобы. Я написала, что прошу прекратить уголовное дело в отношении Фарбера, второй адвокат заявил, что необходимо вернуть дело прокурору. Одна жалоба точно должна быть в суде, а две другие мы вчера направили по почте после согласования с Ильей Фарбером. Как только протоколы судебного заседания появятся, мы будем писать окончательные обжалования», — заявила Романова.

Между тем Еврейский конгресс продолжает собирать деньги на помощь младшему сыну Ильи Фарбера, 9-летнему Савве. «Уже почти два года, с тех пор как его отец находится в заключении, опекуном ребенка является его дедушка, получающий пенсию 10 тысяч рублей», — говорят в конгрессе. На вчерашний день было собрано более миллиона рублей, полученных в результате 635 целевых пожертвований. Кроме того, продолжается сбор средств на уплату трехмиллионного штрафа, который суд постановил взыскать с учителя.

Илью Фарбера Осташковский городской суд Тверской области 1 августа приговорил к семи годам и одному месяцу колонии строгого режима, а также к штрафу в размере 3,1 млн рублей за злоупотребление служебными полномочиями и взятку. Суд согласился с версией обвинения, согласно которой Фарбер потребовал взятку в 300 тыс. рублей от подрядчика, выполнявшего ремонт в доме культуры в селе Мошенка Тверской области. Директором клуба был Фарбер. Сам осужденный с обвинениями не согласен. Он утверждает, что требовал от бизнесмена вернуть ему те деньги, которые выделил из своих средств на ремонт, поскольку сроки выполнения заказа затягивались, а никаких результатов он не видел.