Ночные огни гольяновского лагеря

В палаточном лагере в Гольяново, где содержатся нелегальные мигранты, начались заболевания и побеги

__is_photorep_included5547065: 1
Из палаточного лагеря в Гольяново, где содержатся мигранты, 20 человек были отправлены в больницы. О том, что, если не создать для его обитателей человеческие условия, там может начаться эпидемия, еще неделю назад говорили правозащитники. Оставшиеся в палатках мигранты начали планировать и осуществлять побеги. Тем временем полицейские облавы на нелегальных мигрантов в Москве продолжаются.

Четверг — седьмой день пребывания нелегальных мигрантов в палаточном лагере в московском районе Гольяново, который соорудили сотрудники МЧС. За закрытыми пятиметровыми воротами кипит жизнь, сегодня здесь содержатся 584 человека, из них 560 — вьетнамцы.

Перед воротами журналисты ждут, когда их пропустят внутрь. Удача улыбается только представителям российских СМИ, иностранной прессе доступа в лагерь нет. Недалеко от ворот стоят несколько египтян — их товарищ сидит в лагере уже шестой день. Одного из ожидающих тоже забирали в отделение полиции в ходе проверок, но отпустили — с документами у него все в порядке. В отдалении у забора притулился вьетнамец с пакетами, он принес передачи для своих знакомых. Однако каким образом ему удастся переправить пакеты за ворота, остается загадкой. Может быть, он официально передаст посылку через сотрудников посольства, а может, надеется вручить пару сотен рублей охранникам лагеря, чтобы пакет пронесли они.

В лагере вьетнамцы через переводчика рассказывают правозащитникам, что сотрудники ОМОНа берут с них по 100 рублей, когда они просят зарядить мобильный телефон.

Таджик Федя, стоя рядом, рассказывает: «Они русского языка не понимают, подходят к омоновцам, протягивают 100 рублей и говорят: «Зарядка! Зарядка!» Ну, те берут 100 рублей и заряжают».

«А я денег не даю, но, если их хорошо попросишь, они тоже поставят телефон зарядить», — добавляет Федя. Афганец с длинным именем Мохаммад Юсуф Мохаммад Юнус улыбается: «А я омоновцам говорю, что я тут единственный афганец в лагере, поэтому они с меня даже 50 рублей не берут».

Делегация уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, побывавшая в лагере во второй раз, поставила вопрос о пребывании в нем девяти беременных вьетнамских женщин.

Правозащитники настаивают на их переводе в центр содержания иностранных граждан с несовершеннолетними детьми «Канатчиково». Однако, как заверил Лукина заместитель начальника полиции ГУ МВД по Москве Вячеслав Козлов, вопрос о депортации беременных женщин решится в ближайшие три дня, поэтому переводить их в «Канатчиково» не будут. Между тем в МЧС заявили, что готовы уже сегодня отправить вертолет с мигрантами для депортации во Вьетнам. Сами женщины стоят у административной палатки, сбившись в кучу. Там пытаются отыскать в кипе одинаковых решений суда о депортации документы на беременных.

«Я приехала в Россию больше года назад. Не знаю, в каком конкретно месте мы работали в Москве, занимались шитьем. Сейчас я на пятом месяце и очень хочу домой», — через переводчика рассказывает вьетнамка Ву Тхи Иен. В это время муж держит над ее головой куртку — в лагере в четверг сильно припекает солнце.

Сменной одежды у многих вьетнамцев нет: она осталась там, где их задержали. Большинство было задержано в пяти минутах ходьбы — в складах во 2-м Иртышском проезде. Ву Тхи Иен призналась «Газете.Ru», что ей и другим швеям ни разу за целый год не выдали денег. Однако некоторые ее земляки рассказали Владимиру Лукину, что получали зарплату в 7—8 тысяч рублей.

Двоих сирийцев, которые содержались в лагере и чья высылка на родину исключена из-за того, что там идет война, сегодня увезли из палаточного городка. По словам замначальника 4-го отделения охраны общественного порядка ГУВД Москвы Юрия Блинова, их отправили в центр временного содержания иностранных граждан при ГУ МВД.

Мусульманские жители лагеря — уроженцы Таджикистана, Египта и Афганистана — в четверг отмечали праздник Ураза-байрам. «В девять утра пришел мулла. Для нас отвели специальное место, где мы совершили намаз. Побрились вот даже», — говорит афганец Мохаммад Юнус. Он рассказывает, что 20 бритвенных станков принес с собой мулла и раздал их всем мусульманам, которые содержатся в лагере. «Сегодня папа звонил из Афганистана. Поздравлял с праздником. Спрашивает у меня, как дела. Я говорю, что хорошо. Не стал его расстраивать и рассказывать, что меня закрыли», — говорит он.

«А ты знаешь, что отсюда 22 вьетнамки сбежали?» — смеясь, спрашивает у корреспондента «Газеты.Ru» Мохаммад Юнус.

По его словам, женщины ночью смогли ускользнуть из лагеря, пробежали через территорию возле складов и каким-то образом вылезли за забор. «Нас потом строили, считали и 22 вьетнамок недосчитались. Теперь по ночам стали зажигать фонари, поэтому уже не получится убежать. Хотя в заборе есть два черных входа», — рассказывает он.

В пятницу к Мохаммаду Юнусу должен приехать адвокат. У него есть постановление о выдворении, адвокат будет его обжаловать. По словам главы комитета «Гражданское содействие» Светланы Ганнушкиной, афганца нельзя высылать на родину, поскольку ему грозит кровная месть со стороны враждебного рода. Комитет пытается решить вопрос о предоставлении ему статуса беженца. Соответствующее ходатайство было подано в УФМС по Московской области.

«Сейчас идет операция «рынок», потом что — начнется операция «стройка»? Нелегалов много, и встанет вопрос: выдворять всех, кого задержали, или все-таки делить на тех, кого нужно выдворять, и тех, кто может здесь работать и кому необходимо помогать легализоваться в России?» — говорит член Общественного совета при ГУ МВД по Москве Александр Куликовский. «Нужно провести амнистию для тех, кто работает и не совершал преступлений. Остальных необходимо в короткие сроки гуманно выслать на родину», — считает уполномоченный по правам человека Владимир Лукин.

В лагере появилась горячая вода, правда, ее на всех не хватает, поэтому все равно приходится мыться холодной водой. На огороженном участке лагеря, где можно подзарядить телефон, сегодня открыта парикмахерская — заключенных мигрантов стригут при помощи специальной машинки. Многие жалуются на питание. Из-за того что в лагере много народу, большинство успевает поесть только два раза за день, а не три. Кормят в основном рисом с тушенкой, лапшой быстрого приготовления, в качестве питья дают чай. Питьевой воды до сих пор нет, поэтому мигрантам, пытающимся утолить жажду, приходится прикладываться к кранам, из которых идет вода для мытья.

В лагере есть угроза распространения болезней. Вьетнамцы, сидящие на солнце у палатки, рассказывают, что 20 человек увезли в больницу с непонятной сыпью — это либо ветрянка, либо аллергия.

Сколько еще просуществует палаточный городок в Гольяново, непонятно. Сейчас большинство его обитателей находятся в заключении уже на протяжении десяти дней и более — сначала в отделениях полиции, потом в лагере для мигрантов. Многим гражданам Вьетнама необходимо переделывать решение суда о депортации, потому что, когда они были направлены в суд, не была установлена их личность. В суде многие из них представлялись другими именами. По мнению правозащитников, лагерь простоит либо до окончания выборов мэра Москвы, либо до первых холодов.

«Сейчас происходит диссонанс в действиях полиции и ФМС. Миграционная служба уже никого не направляет в суд на выдворение, потому что понимает, что это бессмысленно, — центр временного содержания иностранных граждан переполнен, а лагерь дальше уплотнять нельзя. При этом полиция продолжает рейды, которые заканчиваются ничем, — этих людей штрафуют и отпускают. Думаю, в ближайшее время оба ведомства займутся своими делами, потому что, по крайней мере, столичная полиция сейчас тратит все силы на облавы на мигрантов», — рассказал «Газете.Ru» Куликовский.

Между тем проверки московских рынков продолжаются. 7 августа полиция проверила рынок, расположенный в Ясенево. В итоге в отделы полиции были доставлены 247 выходцев из республик Средней Азии, а также 17 жителей Северо-Кавказского федерального округа России. В отношении 67 мигрантов составлены материалы, которые будут переданы в УФМС для принятия решения о привлечении их к административной ответственности.

Тотальная проверка документов проводится у многих станций метро. В частности, сегодня у станции «Водный стадион» останавливали всех граждан с «неславянскими» лицами. Также проверка документов проходила на станции «Комсомольская».