Реймеру жмут браслеты

Экс-директор ФСИН может стать фигурантом уголовного дела о махинациях при закупках электронных браслетов

В Следственном комитете открыто дают понять, что бывший глава ФСИН Александр Реймер и его подчиненные могут стать фигурантами уголовных дел. Столичные следователи начали доследственную проверку по материалам ревизии закупок электронных браслетов во времена Реймера: новое руководство пенитенциарной службы утверждает, что экс-директор службы и его заместитель Николай Криволапов утверждали вдвое завышенные цены на закупку браслетов, которые к тому же поступали с серьезными технологическими недоработками.

Спустя полгода после начала проверки деятельности команды бывшего директор ФСИН Александра Реймера его ближайшие соратники, покинувшие службу, могут стать фигурантами уголовных дел. Под уголовное преследование может попасть и сам Реймер, если доследственная проверка закупок изделий системы электронного мониторинга (электронных браслетов) выявит нарушения. О начале проверки во вторник сообщили в Следственном комитете.

Как говорится в сообщении на сайте ведомства, процедура, во время которой исследуются признаки уголовного преступления, запущена после поступления в Следственное управления (СУ) Следственного комитета (СК) по Москве материалов ревизии в Центре инженерно-технического обеспечения и связи (ЦИТОС) ФСИН.

Проверка проводилась собственными силами ФСИН, говорят в СК, а источники «Газеты.Ru», близкие к пенитенциарной службе, добавляют, что при проведении ревизии не обошлось без помощи ФСБ. По данным проверки ФСИН, поступившим в столичное СУ СК, между ФСИН и подведомственным службе ФГУП ЦИТОС были заключены госконтракты на изготовление стационарных устройств по контролю за заключенными и подследственными и электронных браслетов.

Браслеты, согласно контракту и техническому паспорту, должны были быть оснащены специальными электронными блоками, которые отвечают за обработку сигналов ГЛОНАСС. Но, как показало технологическое исследование, электронных блоков в устройствах не было, поэтому их эксплуатация не имела смысла.

«То есть фактически эта продукция не могла использоваться по назначению», — подчеркивается в сообщении СК.

Одновременно после проверки выяснилось, что ЦИТОС на самом деле не изготавливал браслеты: в центре всего лишь упаковывали их, а потом доставляли заказчику, то есть на склады ФСИН. Изготавливали браслеты частные структуры, а ЦИТОС, по сути, был лишь посредником между этими фирмами и центральным аппаратом пенитенциарного ведомства. При этом, пользуясь особым правовым положением ФГУПов при заключении госконтрактов, ЦИТОС освобождался от уплаты налога на добавленную стоимость. Впрочем, зарабатывали в центре не только благодаря облегченному налоговому бремени, но и за счет привычных посреднических схем.

Браслеты, которые закупались у частных структур, при продаже ФСИН стоили в два раза дороже, утверждают ревизоры.

«Ущерб, причиненный Федеральной службе исполнения наказаний от приобретения фактически недействующего оборудования по завышенным ценам, может превышать 1,3 млрд рублей», — заявили в СК.

Схема по закупке браслетов закольцовывалась на Александре Реймере, его заместителе Николае Криволапове, который руководил управлением ФСИН по тылу, и главе ЦИТОС Викторе Определянове. Реймер, Криволапов и Определянов, согласно материалам проверки, утверждали завышенные цены, по которым закупались браслеты. «Обоснование же цен с включенными электронными блоками содержалось в плановых калькуляциях на МКУ и СКУ, которые были утверждены директором самарского филиала ЦИТОС Иваном Куклевым», — подчеркивают в СК.

Источник «Газеты.Ru», близкий к ФСИН, отмечает, что связь Куклева, Реймера и Криволапова не случайна. Прежде чем прийти во ФСИН, Реймер и Криволапов руководили УМВД по Самарской области. «Самарская область — вотчина Реймера и Криволапова, контракты по браслетам в основном проходили через самарский филиал ЦИТОС, и Куклев был поставлен руководить предприятием именно для реализации «черных» схем при закупке браслетов», — отмечает собеседник.

Самарское управление ЦИТОС интересует следователей не первый раз. В конце декабря 2012 года СУ СК по Москве возбудил уголовное дело по факту покушения на мошенничество в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ) при проверке самарского филиала ЦИТОС, которую устроили сотрудники оперативного управления ФСИН в минувшем году. Обвиняемыми проходят заместитель начальника отдела по обеспечению экономической безопасности на объектах учреждений и органов УИС оперативного управления ФСИН Александр Тюрин и старший оперуполномоченный по особо важным делам этого же отдела Игорь Фоменко.

Тюрин и Фоменко, как считают следователи из СУ СК по Москве, незаконно требовали от руководителя самарского ЦИТОС $2 млн или 80 млн рублей. Во время проверки оперативники нашли финансовые нарушения при производстве электронных браслетов и «необоснованное завышение» их стоимости. Но результаты ревизии, как утверждают следователи, сотрудники ФСИН решили не передавать в СК или ФСБ, а использовать в своих интересах. Руководителю самарского филиала ЦИТОС они пообещали предотвратить расторжение контракта, которое было неминуемо с учетом найденных нарушений, но только в том случае, если он заплатит им $2 млн. «При этом в действительности они не имели реальной возможности повлиять на решение о расторжении или продлении договора», — говорят следователи.

Руководитель самарского ЦИТОС Куклев на сделку согласился. 4 октября в одном столичных торговых центров он передал часть запрошенной суммы — оперативники получили 40 млн рублей. Деньги им передали Филипп Петрунин и Анатолий Суровов, которые были привлечены Тюриным в качестве посредников. Переговоры о передаче второй половины оговоренной суммы, как следует из официального сообщения СК, уже проходили под контролем сотрудников ФСБ и УСБ ФСИН. Следующая же встреча посредников с главой ЦИТОС закончилась задержанием: в СК утверждают, что Петрунина, Суровова и Фоменко задержали с поличным, а Тюрина, который попытался скрыться от следствия, спустя сутки. Всем четверым подозреваемым была избрана мера пресечения.

Бывший руководитель управления Николай Криволапов был уволен из ФСИН последним из команды Александра Реймера. О том, что Владимир Путин подписан указ о его увольнении, стало известно накануне. При этом помимо возможного дела о мошенничестве при закупке электронных браслетов Криволапов может стать фигурантом другого разбирательства.

Как писала «Газета.Ru», не исключено, что дело будет возбуждено по факту мошенничества при закупках и производстве продовольствия для учреждений ФСИН и деятельности многочисленных ФГУПов. В частности, речь шла о ФГУПе «Консервный завод» в Саратовской области, который на бумаге производит почти 100% тушенки для учреждений ФСИН. Схема обогащения была традиционная, объяснял один из собеседников «Газеты.Ru». Зарабатывали офицеры ФСИН и руководители ФГУПов на разнице цены на производимую продукцию — фактической и закупочной. Из ведомства на закупку и производство тушенки выделялись деньги согласно утвержденной центральным аппаратом цене за килограмм консервов — впоследствии эти средства «пилились», говорит источник.

«Руководство ФГУПа отправляет эмиссара предприятия в регион, которому требуется тушенка, находит в этом регионе маленький консервный завод, приходит на этот завод и заказывает ему партию тушенки, к примеру, по 16 рублей за банку (при средней закупочной цене в 33 рубля) — будут в этой банке, конечно, поросячьи хвостики и мохнатые уши, но зато намного дешевле», — рассказывает собеседник.

Чтобы уйти от ответственности в случае проверки, представители ФГУПов везли на консервный завод этикетки Саратовского консервного завода и номерной штамп своего предприятия. При этом закупочные цены тушенки первого сорта по ГОСТУ внутри ФСИН были почти в два раза больше, чем по рынку: «Внутрисистемная цена для закупок была где-то 252—254 рубля за килограмм. Хотя тушенка того же класса на открытых аукционах закупалась на уровне 104 рублей».

При Криволапове, рассказывает «Газете.Ru» один из собеседников во ФСИН, зарабатывали и на поставках соли: «Вместо того чтобы поставлять соль из регионов, ее везли, к примеру, из Оренбургской области, то есть оттуда, где работал и Реймер, и Криволапов. Естественно, цена соли увеличивалась из-за транспортных расходов, и в конкретном регионе она могла на момент доставки стоить в три раза дороже».