Донор стал дороже

Московские власти будут оказывать донорам «соцподдержку в денежном эквиваленте»



Московские власти будут оказывать донорам «соцподдержку в денежном эквиваленте»

Московские власти будут оказывать донорам «соцподдержку в денежном эквиваленте»

Слуцкий Максим/ИТАР-ТАСС
Опасаясь столкнуться с дефицитом крови из-за установленного на федеральном уровне запрета на платное донорство, в столичной мэрии не только сохранили, но и увеличили финансовую заинтересованность «безвозмездных» доноров. Чтобы напрямую не нарушать новый закон, выплаты донорам назвали мерами «социальной поддержки». Правда, иногородним донорам (без столичной регистрации) подрабатывать в Москве уже не удастся: региональные меры соцподдержки распространяются только на москвичей.

В Москве приняли меры против дефицита донорской крови в связи с запретом на платное донорство, установленным федеральным законом № 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов». На заседании городского правительства во вторник было одобрено постановление «О мерах, направленных на развитие и пропаганду донорства крови и (или) ее компонентов в городе Москве».

Вопреки идеологии федерального закона в Москве сохранены действующие денежные механизмы поощрения донорства, названные в постановлении «мерами социальной поддержки для лиц, осуществляющих сдачу крови и её компонентов».

Согласно документу, при «безвозмездной» однократной донации крови меры социальной поддержки в денежном эквиваленте выражаются в 3,4 тыс. рублей. Донация плазмы, которая используется в том числе для остановки кровотечения, оценивается в 3 тыс. рублей, тромбоцитов — 4,8 тыс. рублей, эритроцитов методом автоматического афереза, необходимых пациентам с заболеваниями крови и печени, — 5 тыс. рублей.

Для постоянных доноров, неоднократно в течение года сдающих кровь, вводится повышающий коэффициент. «Стимулируя безвозмездную сдачу крови, мы предусмотрели серьезную социальную денежную поддержку для тех, кто не менее четырех раз сдает цельную кровь, не менее 15 — плазму, не менее 10 — тромбоциты и не менее двух — эритроцитарную массу», — рассказал заместитель мэра Москвы по социальной политике Леонид Печатников. За четыре донации крови в год устанавливается поощрение в размере 20 тыс. рублей, за 15 донаций плазмы — 52 тыс. рублей, за 10 донаций тромбоцитов — 52 тыс. рублей, а за две донации эритроцитов методом автоматического афереза — 16 тыс. рублей.

В последнее время «кадровые» доноры-москвичи получали денежную компенсацию на дополнительное питание в размере 1 тыс. рублей, а также по 650 рублей за 100 мл цельной крови (за один раз можно сдавать 400—500 мл). Тромбоциты оценивались в 4,5 тыс. рублей, эритроциты — 6 тыс. рублей.

Печатников подчеркнул, что в Москве сохраняются и все существовавшие ранее меры соцподдержки доноров. И, кроме того, органам исполнительной власти города поручено обеспечить регулярное проведение Дня донора в самих этих органах и подведомственных государственных учреждениях и предприятиях.

Принимая постановление, столичные власти впервые со времен Юрия Лужкова открыто пошли против федерального центра. И на то были серьезные причины.

Как сообщил заммэра, в 2012 году более половины общего объема цельной крови, более 80% плазмы и почти 100% тромбоцитарной массы в столице было сдано за плату. «Сейчас около 40% доноров, которые были безвозмездными донорами на протяжении нескольких лет, не пришли на станции переливания крови после принятия данного федерального закона», — констатировал Печатников.

«В связи с принятием федерального закона, отменяющего оплату донорства, возникли некоторые недовольства, что такой резкий переход от одной системы к другой создаст определенные проблемы. Я давал поручение подготовить проект распоряжения о моральном и материальном поощрении донорства в Москве», — пояснил позицию городского руководства мэр Сергей Собянин.

21 января вступил в силу Федеральный закон «О донорстве крови и ее компонентов», в котором сделан акцент на безвозмездной сдаче крови. Согласно закону, денежные компенсации донорам предусмотрены в исключительных случаях, касающихся редких компонентов и групп крови.

Не допускается даже «монетизированная» компенсация на питание — вместо нее добровольцев предписывается кормить полноценным обедом на месте.

На пресс-конференции в столичном департаменте здравоохранения 21 января руководство городской медицины выглядело растерянным. По признанию главврача Московской станции переливания крови Ольги Майоровой, в связи с изменениями, отдающими приоритет безвозмездному донорству, число «кадровых» доноров может существенно снизиться. По словам Майоровой, она не согласна с тезисом, что среди возмездных доноров больше людей из группы риска. «Наша статистика показывает, что среди платных кадровых доноров наименьшее наличие вирусов гепатита, ВИЧ-инфекции, сифилиса и других инфекций, являющихся абсолютным противопоказанием для донорства, — заявила она. — Весь мир признает, что право на существование имеет и платное, и безвозмездное донорство».

Более того, для Москвы платное донорство — практически единственный выход в ситуации «полной незаинтересованности работодателей к проведению донорских акций», утверждали эксперты департамента здравоохранения. «Это вопрос стратегический, без его решения не может существовать здравоохранение, — резюмировал руководитель департамента Георгий Голухов. — Закон принят, обсуждать его мы не можем, а должны создать условия, при которых пациенты не пострадают».

К концу января принципиальное решение было принято. На пресс-конференции в прошлый четверг Печатников признал, что федеральный закон является запретительным и исключает возможность платить донорам деньги за сдачу крови. Однако тут же объявил, что граждане, сдающие кровь в Москве, не почувствуют на себе действие нового закона.

«Мы готовы пропагандировать бесплатное донорство, я сам готов ездить по улицам и в мегафон призывать всех сдавать кровь, но я не уверен, что студенты, которые раньше сдавали кровь, чтобы пополнить свои пустые карманы, сразу прибегут к нам», — заявил Печатников.

Он выразил надежду, что все же надеется на то, что в ближайшее время в новый федеральный закон будут внесены поправки, так как бесплатное донорство в абсолютном виде не обеспечивает и половины запросов города.

В Минздраве инициативу Москвы не комментируют, отсылая к самим столичным властям. Однако не исключено, что министр здравоохранения Вероника Скворцова выскажется на этот счет в среду в ходе в пресс-конференции, посвященной развитию донорства в России. Ранее, отвечая на вопросы журналистов, Скворцова заявила, что Минздрав не опасается дефицита донорской крови в результате отмены оплаты донорства. «Это единственный цивилизованный путь развития системы. Что касается в целом донорского движения, это должен быть добровольный акт каждого человека. Мы не должны скатываться к биологической проституции», — отметила Скворцова.

У субъектов Российской Федерации осталось право оказывать донору социальную поддержку, в том числе выражающуюся и в денежном эквиваленте, считает председатель комиссии Мосгордумы по здравоохранения и охране общественного здоровья Людмила Стебенкова.

По ее словам, маловероятно, что прокуратура найдет в действиях городских властей противоречие с федеральным законодательством и станет их опротестовывать. Городской закон № 70 «О мерах социальной поддержки отдельных категорий жителей города Москвы» устанавливает меры социальной поддержки почетным донорам, напомнила депутат, и нет никаких противоречий в том, что какие-то меры будут предусмотрены в отношении доноров, не получивших пока такого звания. (Сейчас почетные доноры в Москве имеют право на бесплатный проезд, бесплатное изготовление и ремонт зубных протезов, 50-поцентную скидку на оплату коммунальных услуг.)

«Новый федеральный закон абсолютно неразумный, — заявила Стебенкова «Газете.Ru». — Нельзя за один год, даже израсходовав огромные деньги на рекламу, заставить людей сдавать кровь безвозмездно, если до этого была разрушена организованная Красным Крестом система донорства в России. Это по меньшей мере смешно».

Между тем, по словам депутата, поскольку речь идет региональной мере социальной поддержки, получать ее смогут только имеющие регистрацию жители Москвы. А это значит, что иногородним донорам подрабатывать в столице не удастся.

С одной стороны, это остановит поток доноров из ближайших областей в столицу. С другой, видимо, заставит региональные власти по всей стране принимать аналогичные меры. Тем более что первые попытки удержать свой донорский контингент за счет усиленной кормежки регионам не удались.

Так, не захотели сдавать кровь за гречку и сгущенку новосибирские доноры. Как рассказала РИА «Новости» врач Новосибирского центра крови Людмила Апалькова, донорам, сдающим кровь в стационарах области, планируется выдавать не деньги на питание, а утвержденный областным Минздравом продуктовый набор, в который вошли мясо тушеное, рыбные консервы, сгущенное молоко, спагетти, крупа, овощные консервы, чай и минеральная вода. «Мало таких, кто приходит и, узнав, что денег не будет, разворачивается. В основном спокойно, что касается нашего центра, а в районах, говорили, что более бурно реагировали. Должно пройти время, чтобы люди осознали, привыкли», — сказала врач.

По словам собеседницы агентства, врачи службы крови рассчитывают на мобильную станцию переливания крови: для тех, кто сдает кровь в мобильном пункте, выдача денежной компенсации в прежнем размере сохраняется. «Никаких нормативов и ограничений по пропорциям, как именно — в стационаре или мобильном пункте собирать кровь, не существует, — рассказала Апалькова. — Сейчас ожидаем, что на выезде будет больше доноров. Будем больше агитацией заниматься, будем больше делать выездов, по крайней мере, за счет них как-то выживать».

А вот правительство Калининградской области уже пошло по выбранному в столице пути. По сообщениям региональной прессы, власти выделяют донорам по 350 рублей из регионального бюджета, проводя эти деньги, как и в Москве, по статье «дополнительная социальная поддержка».

После принятия нового закона о донорстве количество первичных доноров в Петербурге сократилось в несколько раз, сообщил журналистам на прошлой неделе главный врач городской станции переливания крови Владимир Красняков. «По мировым нормам на одну тысячу населения должно быть 50 доноров. До принятия закона у нас было 15 человек на одну тысячу петербуржцев. Сегодня, возможно, уже пять. Я был на станции утром, там пустые коридоры. А раньше было много людей», — рассказал Красняков.