Зэка сбили высокопоставленным ударом

Заместитель начальника УФСИН по Забайкальскому краю подозревается в избиении заключенного



Полковник УФСИН по Забайкалью Владимир Сорокин избил заключенного, утверждают правозащитники

Полковник УФСИН по Забайкалью Владимир Сорокин избил заключенного, утверждают правозащитники

Кадр из видео с сайта youtube.com
В Забайкальском крае новый скандал из-за поведения сотрудников местного УФСИН. В сети появилась видеозапись, на которой высокопоставленный сотрудник пенитенциарной службы бьет заключенного. Правозащитники предполагают, что это полковник Владимир Сорокин, руководящий режимно-оперативным управлением краевого УФСИН. Они требуют возбудить уголовное дело по факту превышения должностных полномочий. Во ФСИН говорят, что проводится проверка.

Правозащитники Забайкальского края требуют привлечь к ответственности полковника управления пенитенциарной службы Владимира Сорокина. Как утверждает руководитель Забайкальского правозащитного центра (ЗПЦ) Виталий Черкасов, Сорокин, курирующий работу режимно-оперативного управления УФСИН по Забайкальскому краю, побил заключенного колонии № 3 в Чите. В подтверждение своих слов Черкасов привел видеозапись с камеры наблюдения в ИК-3.

Видео, которое появилось в сети около недели назад, начинается с того, что сотрудник колонии приводят заключенного в помещение для досмотра. Зэка просят показать карманы — он их выворачивает и даже задирает брюки, демонстрируя, что никаких запрещенных предметов у него при себе нет. Затем надзиратель приказывает осужденному встать к стене для досмотра и расставить ноги шире плеч. Зэк повинуется, но параллельно пытается что-то доказать сотруднику колонии. Через какое-то время в помещение входит некий высокопоставленный офицер.

Надзиратель снова требует заключенного встать к стене и раздвинуть ноги шире плеч. Офицер подходит к зэку сзади и бьет по обоим ногам, чтобы тот расставил ноги еще шире. Но этого ему мало: он вдруг резко бьет заключенного по правой ноге — зэк теряет равновесие и падает, разворачиваясь в сторону офицера.

Запись обрывается на разговоре заключенного с окружившими его сотрудникам.

По словам Черкасова, информация, что зэка бьет именно полковник Владимир Сорокин, поступила к нему неофициально. Так же неофициально у правозащитника появилась и видеозапись.

«Запись на мою электронную почту прислал аноним, и я решил, что общественности было бы небезынтересно узнать о методах работы с заключенными столь высокопоставленных сотрудников краевого УФСИН. То, что это Сорокин, нам подтвердили сотрудники уголовно-исполнительной системы, с которыми мы держим неформальную связь. Они позвонили и сказали, что это действительно был полковник», — сообщил «Газете.Ru» Черкасов.

Заключенного зовут Евгений Вилкайс, ему 20 лет, и у него первая судимость — за хищение чужого имущества, говорит Черкасов. Правозащитник утверждает, что поначалу Вилкайс был настроен решительно: он пожелал судиться с представителями краевого УФСИН. Столь же серьезно была настроена и мать зэка. «Но сегодня она сходила в колонию и после свидания с сыном ее тон изменился. Она позвонила мне и попросила завтра встретиться. Мне кажется, что на нее вышли из руководства колонии и что-то ей сказали. Не исключено, что она попросит не развивать эту историю в дальнейшем», — предполагает руководитель ЗПЦ.

Еще в понедельник правозащитник направил заявление в краевое следственное управление (СУ) Следственного комитета (СК) с просьбой провести проверку действий «замначальника УФСИН Сорокина» на предмет превышения им должностных полномочий (ч. 3. ст. 286 УК РФ).

УФСИН по Забайкальскому краю уже дала официальное пояснение по поводу видеозаписи. Фамилия Сорокина в сообщении не называется — вместо этого используется слово «офицер» и название должности «заместитель начальника УФСИН по Забайкальскому краю».

«В ИК-3 Читы в камере № 13 помещения камерного типа при осуществлении контроля за несением службы заместителем начальника краевого УФСИН совместно с личным составом дежурной смены был проведен осмотр внешнего вида осужденных. Во время осмотра у осужденного Вилкайса было выявлено нарушение установленной формы одежды, в результате которого осужденный высказывал свое недовольство, физически препятствовал проведению досмотра, ударив по руке и оттолкнув старшего офицера», — отмечают в УФСИН.

Поэтому, говорится в сообщении, «для пресечения противоправных действий» заключенный был выведен в помещение «обысковых мероприятий». Во время досмотра Вилкайс якобы угрожал надзирателям: он предупреждал, что может нанести себе или окружающим увечья. Офицер, заметив во рту «предмет, похожий на лезвие от одноразового станка», решил ударить зэка, чтобы предотвратить «угрозу нанесения телесных повреждений».

Заявление УФСИН Виталий Черкасов считает «попыткой оправдаться». Сорокин пришел на службу в краевой УФСИН вместе с руководителем управления Владимиром Никитеевым в 2010 году. До этого оба работали в пенитенциарной службе Иркутской области. «Как мне рассказывали сотрудники УФСИН, Сорокин всегда отличался жесткостью и даже грубостью — в первую очередь к подчиненным. То, что он делает на записи, — своего рода обучение надзирателей, как себя надо вести с заключенными. Можно предположить, как себя ведут те, кто урок уже выучил», — считает Черкасов.

В центральном аппарате ФСИН говорят, что знают о видеозаписи и проводят проверку. «Она будет длиться недели две. Сейчас устанавливается личность сотрудника. По итогам проверки будет принято решение, наказывать его или нет», — заявили «Газете.Ru» во ФСИН.

Это не первый скандал, который провоцируют сотрудники Забайкальского УФСИН и местных колоний. Как уже писала «Газета.Ru», сейчас к суду готовятся восемь надзирателей и оперативников ИК-10 в Краснокаменске, которая сгорела после бунта заключенных в апреле 2011 года.

Из показаний зэков, которые есть в распоряжении «Газеты.Ru», следует, что после бунта и последовавшего пожара осужденных больше суток били дубинками, палками, руками и ногами, применяли к ним электрошок и пускали через «живой коридор» с собаками.

Таким образом сотрудники колонии выбивали признание в поджоге. Сотрудники обвиняются в превышении должностных полномочий, потерпевшими по делу признаны 60 заключенных, но реальное количество избитых превышает 100 человек, говорят правозащитники.