«Чем быстрее мы сможем распрощаться с этим делом, тем лучше для всех»

Юристы, правозащитники и политики прокомментировали освобождение Екатерины Самуцевич

, , ,


Адвокат Екатерины Самуцевич Ирина Хрунова у здания Мосгорсуда

Адвокат Екатерины Самуцевич Ирина Хрунова у здания Мосгорсуда

ИТАР-ТАСС
Юристы, правозащитники и политики прокомментировали «Газете.Ru» решение Мосгорсуда, изменившего одной из активисток Pussy Riot Екатерине Самуцевич реальный срок на два года условного наказания.

Адвокат Генрих Падва:

— Я очень рад этому, хотелось бы, чтобы решение было более обширным, чтобы всех троих отпустили. Но это хотя бы что-то, это очень гуманно и очень справедливо. Чья это заслуга — не знаю, мне трудно сказать. Факт в том, что так решил суд, коллегия Московского городского суда, и им спасибо за это. Но другой вопрос, что там, может быть, было соизволение сверху. Но это можно только предполагать. Факт в том, что это случилось, и это замечательно.

Адвокат Владимир Жеребенков:

— Ее вообще надо было оправдать. Суть в том, что она не совершила никаких хулиганских действий, ей просто не дали возможность. А это материальный состав преступления, то есть он должен оцениваться с момента начала действий, нет понятия покушения на хулиганства. Поэтому суд поступил дипломатично, принял «соломоново решение». И овцы целы, и волки сыты. Суд не стал ее оправдывать, но освободил из-под стражи. Но вдумайтесь: она не прыгала, не кричала, не совершала никаких хулиганских действий, охранники ее задержали до этих действий. А может быть, она бы передумала и не стала бы ничего делать? Поэтому это не формальный состав преступления, а материальный — в нем судят только за действия. В отношении других девушек у меня такая же позиция: я не вижу здесь уголовного деяния. Богохульство с их стороны было однозначно, это мелкое хулиганство с административной ответственностью, но не более того. Но, к сожалению, здесь возникло такое понятие, как политическая целесообразность: чтобы не было повадно другим. Ну какой смысл держать под стражей молодых девчонок, воспитывающих детей? Это очень жестоко. В данном случае государство расписалось в своем бессилии.

По поводу отказа Самуцевич от адвокатов — возможно, она просто решила занять другую позицию. Тут вопрос в другом: почему те обстоятельства о том, что она не прыгала в храме, не исследовались в суде, не акцентировалось на этом внимание. Во всяком случае, я об этом услышал впервые. Естественно, любой защитник строил бы защиту на этом. Есть понятие конкретизации преступления — конкретные действия должны быть доказаны. Возможно, по этой причине она отказалась от адвокатов, которые придали больше политической окраски, чем уголовно-правовой. А может, тут есть и другие причины, но, как адвокат, я не могу их комментировать.

Председатель совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов:

— Я приветствую применение условной меры наказания для одной из подсудимых. Думаю, что было бы справедливо определить условную меру наказания для всех трех подсудимых. По этому делу у совета существует своя позиция. Она была озвучена еще несколько месяцев назад. Чем быстрее мы сможем распрощаться с этим делом, тем лучше для всех. Пусть все подсудимые скорее вернутся к своим семьям. За эти месяцы пребывания в тюрьме они получили серьезный урок. Такой же урок получила наша система правосудия: ведь девушек судили за преступление, которое не предусмотрено существующим Уголовным кодексом. Фактически их судили за кощунство. В уголовном законодательстве Российской империи за это было установлено наказание до восьми месяцев ареста. Но это был XIX век.

Сергей Железняк, замсекретаря президиума генсовета «Единой России», вице-спикер Госдумы:

— Во-первых, видна гораздо более качественная работа новых защитников Самуцевич, которые без политиканства и самопиара смогли достаточно аргументированно представить позицию подзащитной, в результате суд учел их доводы и пошел на смягчение приговора. Во-вторых, сегодняшнее решение суда говорит о том, что суд подходит к рассмотрению дел очень внимательно и учитывает в своих решениях все аргументы содержательного характера, говорить о предвзятости суда нет оснований.

Адвокат Алексей Таратухин, представитель потерпевших:

— Адвокат Хрунова — она действительно молодец. Абсолютно качественная работа: человек умудрился за несколько дней полностью разобраться в деле. Я же, как профессионал, вижу работу коллеги, вижу, как она ссылается на нормы права, на листы дела, на доказательства. Ирина Владимировна блестяще это сделала. Неоконченный состав давно просился. Почему это не было сделано в Хамовническом суде? Для меня это загадка. За незаконченное преступление закон предусматривает наказание до трех четвертей от максимального наказания. Однако суд пошел дальше и вынес решение об условном сроке для Самуцевич, хотя мог соразмерно попросить, скажем, полтора года лишения свободы. Что касается остальных подсудимых, то позицию моих доверителей я озвучивал еще в суде первой инстанции: они просили назначить наказание в виде условного лишения свободы. Тем не менее суд посчитал нужным назначить такое наказание.

Руководитель межрегиональной правозащитной ассоциации «Агора» Павел Чиков:

— Тут адвокатская этика ни при чем вообще. Не адвокат же принимал решение. Хрунова 1 октября понятия не имела про ситуацию по делу и знакома не была ни с материалами, ни с подсудимыми. Самуцевич отказалась от адвокатов и заявила, что ее позиция отличается от их. Спустя два дня Хрунова уточнила, чего конкретно хочет Катя, на встрече с ней в изоляторе. В тот же день пришлось знакомиться в суде со всем уголовным делом, очень помог Фарит Муртазин. Пожелания и позицию Кати Хрунова изложила юридическим языком со ссылками на подтверждающие ее доказательства. Вчера это дополнение к кассационной жалобе было утверждено Катей в СИЗО и подано судьям. Сегодня в процессе озвучено. Вот и все.

Сергей Удальцов, лидер «Левого фронта»:

— Решение Мосгорсуда показывает, что это дело политическое и рассматривается не с точки зрения норм права, а по указке сверху. Кто связывается с плохими адвокатами, кто не готов к сговору с властью, а Волкова и Полозов не скрывают своих оппозиционных взглядов, те будут сидеть. А правильными адвокатами вы будете освобождены. Что, в суде не знали, что Самуцевич не участвовала в акции (на амвоне)? Конечно, знали. Так что, повторюсь, решение политическое.

Евгения Чирикова, лидер движения в защиту Химкинского леса:

— Я очень рада за Самуцевич, однако хочу сказать, что в нашей стране еще остаются в тюрьмах политзаключенные, и это позор для страны. Освобождение Кати — это очень хорошо, я всегда радуюсь, когда люди выходят из тюрем, потому что там условия пыточные. Меня очень сильно гложет ситуация с политзаключенными. Недавно я ездила на суд к Таисии Осиповой и была просто в шоке: она говорит судье, что я инвалид, у меня маленький ребенок, пожалуйста, отпустите меня под домашний арест до приговора. А судья ей отказывает, так как этих оснований «недостаточно». Ситуация с нашим правосудием — это, конечно, позор просто.