«Отправляют абсолютно здоровых людей — возвращаются они тяжело больными»

Заключенные колоний в Саратовской области жалуются на избиения и применение карательной медицины

В колониях Саратовской области избивают заключенных, принуждая сотрудничать с администрациями исправительных учреждений и выбивая явки с повинной, утверждают бывшие зэки и правозащитники. Зэки пытаются заявить о своих проблемах голодовками и жалобами: в начале августа заключенные ИК-33 отказались от пищи из-за избиения двух сокамерников; на жалобы, по их словам, они получают отписки. Во ФСИН утверждают, что голодовки не было, а колония работает в штатном режиме.

Несколько осужденных в саратовской колонии № 33 вскрыли себе вены и объявили голодовку. Об этом «Газете.Ru» рассказала представитель правозащитного проекта Gulagu.net в Саратовской области Лариса Сотникова (ее сын Артем скончался от побоев в колонии №13 в апреле этого года – «Газета.Ru»).

«В знак протеста 12 человек вскрыли вены из-за того, что сотрудники колонии избили двух их сокамерников — Гакаева и Филиппова. Вскрыв вены, они начали стучать в двери и просить медицинскую помощь. На их просьбы никто не отреагировал, и тогда они объявили голодовку – на этот раз из-за того, что их отказываются лечить. Все это время они не могли дозвониться до людей на воле – ИК-33 очень закрытое учреждение», — рассказала Сотникова. Она утверждает, что организаторов акции протеста, «чтобы проучить», отправили в областную туберкулезную больницу №1. «Поначалу утверждалось, что Магомеда Гаджиева, Ираклия Цабуташвили и Мусу Рухадзе отправили в ОТБ-1. Информация подтвердилась только в случае Рухадзе. Когда его этапировали обратно на зону, он был невменяем: заключенные говорят, что смогли у него узнать только то, что он был в ОТБ-1, больше он ничего не смог сказать... Где Цабуташвили, до сих пор неизвестно. Гаджиев в итоге оказался в другой больнице – ЛИУ-1 (лечебно-исправительно учреждение)», — отметила Лариса Сотникова.

По словам заключенных, пытки и избиения применялись и в других колониях Саратовской области, где они отбывали наказание.

«Обстановка по всей области одна и та же: под раздачу попадают те, кто не соглашается сотрудничать с администрацией», — заявил «Газете.Ru» бывший заключенный Вячеслав Леоненко, отбывавший наказание в ИК-17, которая находится в городе Пугачеве. В ИК-17 осужденный за угон автомобиля Леоненко отсидел весь свой срок – со 2 февраля 2011 года по 1 августа 2012-го. Все это время он пробыл в ПКТ – помещении камерного типа, куда отправляют тех, кто получил взыскания. «Когда я пришел в колонию, меня встретили сдиповцы (от аббревиатуры СДиП, которая расшифровывается как секция дисциплины и порядка – «Газета.Ru»). Мне сказали, чтобы я пошел мыть унитаз и сфотографировался с красной повязке на рукаве: красная повязка означает то, что ты соглашаешься с требованием СДиПа. Я отказался, и меня отправили в ПКТ. С другими обращаются так же, нередко выбивают явки с повинной», — утверждает Леоненко.

В одиночной камере, по словам Леоненко, были не пригодные для нормального существования условия содержания, в частности не было пресной воды, а зимой сотрудники колонии отказывались выдавать теплые вещи.

Неоднократные жалобы на условия содержания, которые Леоненко подавал в Генпрокуратуру, ни к чему не привели: надзорный орган спускал заявления зэка в область, откуда заключенному, по его словам, приходили отписки. «Жалобы сделали только хуже: за это меня осудили на надзор – теперь после освобождения я должен отмечаться, чтобы власти видели, что я исправляюсь», — говорит бывший заключенный.

Но самое страшное для зэков, утверждает Леоненко, — попасть в ОТБ-1.

«Туда отправляют всех, кто особенно не понравился сотрудникам областных колоний. Там все очень плохо. ОТБ-1 — такая мера воздействия на заключенных», — говорит Леоненко.

«Там и правда пыточная», — подтвердил «Газете.Ru» слова Леоненко бывший заключенный ИК-17 Юрий Касаев. Касаев отсидел три года, будучи осужденным по ч. 2. ст. 228 (незаконные хранение наркотических средств в особо крупном размере). Больше года он пробыл в ИК-17 и месяц в ОТБ-1. «Несколько дней меня держали в дурдоме, в ОТБ-1. Там меня закалывали всем чем можно — я был абсолютно невменяем. За это время меня пытались «опустить», окунали головой в туалет с испражнениями. Там реальный ужас», — рассказал Касаев. «Туда отправляют абсолютно здоровых людей — возвращаются они тяжело больными», — утверждает Лариса Сотникова.

Впрочем, в УФСИН по Саратовской области информацию о голодовке в колонии № 33 не подтверждают.

«К нам не поступало заявлений от заключенных о том, что они объявили голодовку», — заявил «Газете.Ru» представитель областного управления пенитенциарной службы Елена Романова. По ее словам, в колониях Саратовской области секции дисциплины и порядка были ликвидированы еще два года назад — сразу после того, как вступил в силу соответствующий приказ Минюста (1 января 2010 года). Комментариев по поводу ситуации в ОТБ-1 в службе пока не дают.