«Я спрашивала у администрации, за что убили моего сына»

Матери Сергея Лазько, скончавшегося от побоев в башкирской колонии ИК-4, показали его труп

,
Представители ОНК по Башкирии, рассказавшие о пытках в республиканской колонии №4, заявляют о давлении на них со стороны прокуратуры. Мать скончавшегося от побоев зэка Сергея Лазько утверждает, что ее сына убили, она намерена написать заявление в Следственный комитет о возбуждении уголовного дела. Заключенные ИК-4 продолжают голодать. Они рассказали «Газете.Ru», что смерть Лазько не единичный случай пыток в ИК-4: они, по их словам, практикуются давно и жертвы уже были. Официальных подтверждений этому пока нет.

Член общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания (ОНК) Альмира Жукова, которая в начале июля рассказала о массовом избиении заключенных в башкирской колонии №4, заявила, что сотрудники прокуратуры, расположенной в городе Салавате, пытаются оказать на нее давление. Жукова первая сообщила, что насилие со стороны сотрудников колонии закончилось для заключенного Сергея Лазько летальным исходом. По словам общественницы, сидевший за кражу Лазько, которому оставалось чуть больше полугода до выхода из колонии, скончался, не выдержав побоев, которые длились несколько дней.

«Когда мы были в колонии, я пришла к Александру Зуеву, прокурору по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, чтобы пообщаться по поводу массового избиения заключенных. Мы пришли туда вместе с представителем аппарата уполномоченного по правам человека Виктором Натаровым, и Зуев, не стыдясь уполномоченного, заявляет: «Принесите заявление о том, что это Жукова организовала голодовку», — рассказала «Газете.Ru» член башкирской ОНК.

Комментарий у самого Зуева получить пока не удалось — днем в четверг он не брал трубку.

В среду в колонию, чтобы посмотреть на тело сына и забрать его на родину, на Сахалин, приезжала мать Сергея Лазько, Татьяна Шевцова. По ее словам, за неделю до того, как ей сообщили о смерти сына, она получила от него письмо, где он упоминал о скором выходе на свободу и строил планы на будущее: хотел завести семью, устроиться на работу.

«Я же увидела просто отбитый кусок мяса: перебитые ребра, все туловище синее. А от живота до колен все красное: его били, наверное, долго», — рассказала «Газете.Ru» Шевцова.

«Мне рассказали, что последнюю ночь он кричал и харкал кровью, у него отказали ноги, но помощь ему не оказывали. Когда он умер, тело отправили в морг, который находится в соседнем с Салаватом поселке», — продолжила она. Она утверждает, что поначалу администрация колонии пыталась замять дело: Шевцова уверена, что Лазько хотели «быстро похоронить, чтобы скрыть следы преступления». «Телеграмма о смерти сына мне пришла на Сахалин только 21 июля. В ней мне предлагалось приехать за сыном, и я тут же сорвалась. Сейчас я оформляю документы и покупаю билеты, чтобы переправить его тело домой, на Сахалин, и там его захоронить. Я спрашивала у администрации колонии, за что убили моего сына, но мне на голубом глазу отвечали, что никто его не убивал, у него подскочило давление и остановилось сердце», — отметила Шевцова.

С выводами представителей колонии мать категорически не согласна и намерена подать заявление в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело.

Правозащитники занялись колонией после того, как заключенные рассказали им, что пострадали из-за неоднократных жалоб, которые они подавали в ОНК, чтобы добиться нормальных условий содержания. 9 июля член ОНК Жукова приехала в ИК-4, отреагировав на очередное заявление осужденных Анзора Ансохова, Гамзана Сулейманова, Андрея Махлакова и Тариэла Цуцкаридзе, которые пожаловались на неудовлетворительное питание и постоянные побои.

На следующий день, 10 июля, к жалобам в ОНК прибавилось исковое заявление заключенного Затынайко к администрации колонии о возмещении вреда из-за ненадлежащего оказания медицинской помощи. Свои моральные потери тот оценил в 1 млн рублей. Вместе с иском он написал заявление о возбуждении уголовного дела в отношении начальника колонии. 11 июля, по словам Жуковой, сотрудники колонии зверски избили сразу несколько осужденных, которые жаловались на условия содержания и действия администрации. По словам самих заключенных, они поняли, что что-то будет, после того как услышали громкую музыку, которую уже давно не включали в исправительном заведении. Заключенных, которые не угодили администрации, вывели из карцеров под предлогом проведения досмотра и переместили в комнату для сотрудников, где не ведется видеонаблюдение, рассказывают правозащитники. Там, по словам осужденных, их били человек пятнадцать. «У Затынайко спустя 10 дней после случившегося еще даже не прошли гематомы, порвана кожа на ягодицах, нога вся синяя. Причем били его дважды — 11 и 16 июля. То же самое произошло с Сулеймановым, Махлаковым, Цуцкаридзе и Ансоховым, говорит Жукова. Среди них был и погибший Лазько, которого били, со слов заключенных, на протяжении трех дней.

Сейчас в ИК-4 продолжается голодовка, которую заключенные организовали, чтобы привлечь внимание общественности к фактам систематических побоев. По словам Жуковой, если поначалу, до того, как история со смертью Лазько получила широкую огласку, сотрудники колонии оказывали давление на голодающих, то теперь они «ведут себя спокойно».

«Они ждут, когда все уляжется, когда перестанут приезжать проверки из Москвы. Сейчас жалоб на давление нет», — отметила общественник.

Информация о количестве голодающих у правозащитников и УФСИН по Башкирии по-прежнему разнится: в пенитенциарной службе «Газете.Ru» сообщили, что сейчас от приема пищи отказываются 116 человек, хотя первоначально таковых было 125. По оценкам Альмиры Жуковой, число голодающих превышает 600 человек, один из заключенных колонии, сумевший связаться «Газетой.Ru» и попросивший не называть своего имени, назвал цифру в 800 человек.

По словам собеседника, руководил побоями лично начальник отдела безопасности ИК-4 майор Ильшат Шинязов.

«Некоторых избивали неделю. Одному хотели засунуть палку в задний проход, но у них не получилось. Анзора Ансохова били несколько дней и даже чем-то кололи: он потом не мог вспомнить, что с ним было. Бьют тут всех и без разбора. Достается и новеньким, которых таким способом заставляют сотрудничать с администрацией. Причем смерть Лазько не первая. В 2008 году забили Эдуарда Назмеева. В 2011 году тут скончался Рафаэль Бабиков, молодой парень — в заключении врачей тоже значилась «сердечная недостаточность», это классический случай, они всегда так делают, чтобы скрыть следы», — рассказал источник. Администрация колонии, по его словам, не переживает из-за скандала, вызванного смертью Лазько.

В беседах с заключенным сотрудники уверенно заявляют, что «вскоре все закончится, и тогда мы продолжим вас бить, мол, ничего вы не добьетесь».

В колонии, продолжает источник, постоянно кто-то «вскрывает кишки или вены» из-за неудовлетворительных условий содержания. «Кормят одной капустой, причем даже тех, кто больной, которому нужна диета. Постоянные визиты из управления (УФСИН по Башкирии. — «Газета.Ru») ничего не дают. Там такие же работают», — рассказывает заключенный.

Официального подтверждения этой информации нет. В УФСИН по Башкирии заявляют, что обстановка в колонии «штатная».

По его словам, мать погибшего заключенного Лазько прилетала накануне, общалась с начальником колонии. «Материалы проверки смерти Лазько направлены в колонию. Гражданский медэксперт пришел к выводу, что причиной смерти послужил гипертонический криз. Правозащитники, конечно, на свою сторону тянут, а мы опираемся на документы. Напомню, в заключении следственных органов говорится, что применение спецсредств не повлияло на кончину Лазько», — уточнил «Газете.Ru» начальник пресс-службы УФСИН по Башкирии Ильшат Бикбулатов.

Заключенные, которые жаловались на применение насилия работниками колонии, сейчас по-прежнему находятся в ШИЗО. «В колонии продолжают работать комиссии, 24 июля колонию посетил представитель уполномоченного по правам человека Виктор Натаров. Он принял жалобы от заключенных на имя Лукина», — говорят в пресс-службе управления. По словам представителя УФСИН, заключенные Зверев и Цуцкаридзе были временно переведены в СИЗО за пределами города Салавата. Но в отношении Цуцкаридзе в апреле городской суд Салавата вынес решение о его переводе в тюрьму, 6 июля Верховный суд подтвердил решение суда, сейчас его этапируют туда. Зверев остается в изоляторе.