Pussy Riot не заменили СИЗО на работу

Суд оставил трех предполагаемых участниц Pussy Riot под арестом



Мосгорсуд отклонил жалобу защиты участниц панк-группы Pussy Riot на продление их ареста

Мосгорсуд отклонил жалобу защиты участниц панк-группы Pussy Riot на продление их ареста

ИТАР-ТАСС
Мосгорсуд рассмотрел жалобу защиты участниц Pussy Riot на решение Таганского суда о продлении ареста до 24 июля. В суд привезли четырехлетнюю дочь одной из обвиняемых в оскорблении чувств верующих в храме Христа Спасителя Надежды Толоконниковой. На заседание явились издатель «Новой газеты» Александр Лебедев и ее редактор Дмитрий Муратов с предложением устроить арестанток на работу. Но суд традиционно отклонил ходатайства защиты вместе с кассацией.

В понедельник у здания Мосгорсуда с одиночными пикетами собрались противники и сторонники участниц панк-группы Pussy Riot, которые пятый месяц находятся под арестом в СИЗО и шестой день голодают, протестуя против сокращения сроков ознакомления с делом. Одни призывали ввести смертную казнь за богохульство. Другие молчаливо демонстрировали белые ватманы с цитатами из Евангелия от Матфея: «Каким судом судите, таким и будете судимы». Постоянный участник акций в поддержку арестанток по имени Аркадий — 20 июня у Тверского суда он танцевал в маске из белого крема и ломтиков огурцов, за что и был препровождён в автозак, — на этот раз был с оранжевым зонтом, на котором кислотным маркером была нарисована «балаклава» (маска, в которой 21 февраля пятеро девушек вышли на солею в ХХС). Продемонстрировав публике зонт, он предлагал сочувствующим расписаться на нем. Впрочем, и группа поддержки, и их оппоненты говорили, что чувствуют себя в «Дне сурка», и они неохотно вступали в яростные споры с друг другом. Решения Мосгорсуда по кассационной жалобе на арест активисток в итоге дождались единицы.

Заседание суда задерживалось, в коридорах шли дискуссии — отпустят или нет. Повод дал адвокат Марии Алехиной Николай Полозов. Накануне вечером он написал в своем Twitter: «Завтра после заседания в Мосгорсуде вас ожидает сенсация». Позже он сообщил «Газете.Ru», что ему позвонил некий «высокопоставленный функционер» и, сославшись на одного из участников так называемого письма 103 (в поддержку арестанток), который, в свою очередь, вел неизвестно с кем переговоры, что «вопрос в отношении девушек будет решен положительно». К тому же на тот раз адвокаты немного сменили тактику, усилив свои позиции в части поручителей. В качестве таковых в Мосгорсуд пришли издатель «Новой газеты» Александр Лебедев, ее редактор Дмитрий Муратов, режиссер Владимир Мирзоев и его супруга Екатерина. Всего на процессе зачитывались имена 53 человек, готовых поручиться, что арестантки не скроются от следствия, не станут уничтожать доказательства или влиять на свидетелей.

Но самих обвиняемых в суд так и не доставили: они наблюдали за происходящим в зале заседания из СИЗО «Печатники» — была организована видеотрансляция. Секретарь суда постоянно то убавляла, то прибавляла громкость на мониторе, поэтому активистки временами не слушали доводы адвокатов и прокурора, и тем приходилось повторяться.

Первой традиционно слушалась жалоба на продление ареста Надежды Толоконниковой. Она и ее адвокат просили судейскую коллегию изменить содержание под страже на поручительство или любой другой вид меры пресечения «хотя бы для того, чтобы завершить ознакомление с материалами дела» — срок истекал в понедельник. Несмотря на почти недельную голодовку, Толоконникова произнесла продолжительную речь. Она указала, что из-за голодовки не может принимать болеутоляющие (она не первый месяц мучается мигренью), а это может привести к инвалидности, и в очередной раз заверила, что не собирается скрываться и препятствовать разбирательству. «Мы не были пойманы на том, что кидали в кого-то камнями. Наши действия не волею судеб были квалифицированы по части 2-й статьи 213 УК», — сказала Толоконникова. Она назвала себя деятелем культуры и добавила, что абстракционисты «изображали православные храмы в своей манере», но их полотна хранятся в Третьяковской галерее. «Такого не должно быть, мы не должны быть арестованы. Это приняло какие-то фантасмагорические черты», — сказала обвиняемая. «Несколько лет назад «нашисты» на Селигере делали постановку, где сажали на кол головы видных либеральных деятелей, например Людмилы Алексеевой. Разве в отношении них было возбуждено уголовное дело?» — сказала она и добавила, что испытывает «большие страдания» от разлуки с четырехлетней дочерью.

Флегматичный прокурор на это чуть слышно пробубнил, что наличие малолетнего ребенка не является основанием для отмены меры пресечения, и отметил, что у него нет данных и о том, что по состоянию здоровья Толоконникова не может содержаться под стражей.

Судейская тройка, недолго посовещавшись, оборвала интригу, оставив Толоконникову под арестом до 24 июля 2012 года.

Жалобы на арест Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич были рассмотрены по-накатанному. Улыбчивая Алехина махала листком бумаги матери, которая пришла в суд. Ее адвокат Николай Полозов, как и ранее защитник Толоконниковой, просил суд приобщить к делу ходатайство о поручительстве 53 человек, среди них значились имена Чулпан Хаматовой, Людмилы Улицкой, Ильи Яшина и Дмитрия Гудкова. Но в зале присутствовали только семь из предполагаемых поручителей, и суд согласился указать только их. Дмитрий Муратов, как поручитель, обратился к судье. Он заявил, что, поскольку среди причин содержания под стражей прокурор приводит отсутствие постоянного заработка у всех трех арестанток, он готов предложить обвиняемым работу. «Вместе с коллегой Лебедевым мы обсуждали этот вопрос и готовы прямо сегодня взять в штат «Новой газеты» все троих. Нам очень подходят их навыки и их образование. Но для этого надо быть на свободе, ваша честь», — заявил Муратов.

На это прокурор возразил: «Данных, что поручители смогут осуществлять контроль над обвиняемыми, нет, в связи с чем прошу отклонить ходатайство адвоката».

Суд продолжил читать материалы дела, но присутствующие уже не ловили каждое слово судьи: кто-то писал в Twitter, кто-то разглядывал на экране Алехину. После взял слово Полозов, он напомнил, что Алехина также голодает, что у нее есть малолетний ребенок, который страдает от разлуки с матерью. На этот раз защитника прервала его подзащитная: «Не слышно». Секретарь суда опомнилась и включила звук трансляции. Полозов также сообщил, что в СИЗО активисткам дают знакомиться с материалами дела только четыре часа в сутки, они успели просмотреть только один том уголовного дела из четырех. Он также считает, что, будь предполагаемые Pussy Riot на свободе, они смогли бы полноценно ознакомиться с делом, поскольку адвокаты смогли снять копии с некоторых материалов.

«Я рассматриваю меру пресечения как наказание за отказ давать показания, — сбиваясь, заявила Алехина. — Я и защита не в равных правах со следствием, суд предвзят. Я прошу вас прислушаться, — обращалась она к «тройке», — и рассмотреть дело непредвзято, иначе я сяду на три года. Заранее благодарю».

Прокурор опять напомнил, что наличие ребенка не основание для освобождения, к тому же Алехина не проживает по месту постоянной регистрации.

Тут не выдержала мать девушки: «Неправда. Я мать Марии. Это вранье. Она живет со мной по месту прописки».

«Тройка» удалилась совещаться. А Алехина, которой уже отключили звук, показала на камеру листок бумаги с надписью «Они продлили остальным?». Все дружно закивали. Алехина пожала плечами. Судейская коллегия отклонила жалобу Николая Полозова и оставила Марию Алехину под арестом до 24 июля.

Далее вступила в борьбу адвокат Екатерины Самуцевич Виолета Волкова. Ранее она неоднократно просила прокуратуру и следствие подтверждать доводы документами или вещественными доказательствами. В понедельник она заявила отвод судьям «в связи с пристрастностью» и отвод прокурора ввиду отсутствия у него обоснованной позиции и личной или косвенной заинтересованности. Судья попросила Волкову «вести себя достойно». В зале раздались смешки.

«В театре будете смеяться», — отрезала судья и попросила пристава удалить первого попавшегося с улыбкой на лице. Попалась журналистка «Новой» Елена Костюченко.

Волкова также пыталась приобщить к делу всех 53 поручителей, но приобщили заявления только семерых. Адвокат указала на непрофессионализм прокурора, который, по ее мнению, не знаком со ст. 103 УПК (о личном поручительстве), а потому утверждает, что поручитель должен осуществлять контроль. Волкова настаивала, что поручитель лишь несет ответственность за соблюдение закона обвиняемым, но он не должен за ним следить. Высказался и Полозов: «Рассчитываю, что у суда будут законные основания для отклонения ходатайства». Все это время Самуцевич сидела на скамье в клетке СИЗО, так что на мониторе была видна ее голова, иногда она пила воду. Во время совещания судейской «тройки» отец Самуцевич энергично жестикулировал перед камерой, прося дочь прекратить голодовку. Катя улыбалась. Судейская коллегия оставила под арестом и ее.

После заседания Марк Фейгин вынес на руках белокурую девочку в черном платьице в горошек — дочь Толоконниковой Геру. Он объяснил, что защита рассчитывала «на некий гуманизм суда», а потому ребенка привезли из деревни в Тверской области — встречать освобожденную мать. «Мы прогнозируем пристрастность суда. Если так все и останется, то им дадут реальный срок», — подытожил адвокат.

А Полозов пояснил, что в Twitter он сообщил лишь о «сюрпризе», а все остальное додумали СМИ. По его словам, адвокаты долго не хотели разглашать инсайд «функционера», но в итоге решились, поскольку их тактика — «предельная открытость». Раскрывать источник защитник отказался, так как это может навредить участнику «письма 103», который вел переговоры.

Под конец защитники объявили, что закончили знакомиться с делом, материалы, собранные следователями, переходят в прокуратуру, которая отправит их в суд, и уже к 20 июля может пройти предварительное заседание по делу о хулиганстве в храме Христа Спасителя.