Бездомных офицеров защитит ЕСПЧ

Бесквартирные военные могут начать массово обращаться в Страсбург

Проблема бездомных российских военных может спровоцировать лавину исков в Европейском суде по правам человека, предупреждают в Федеральной службе судебных приставов. Хотя оценить, сколько военнослужащих могут последовать примеру тех, кто выиграл иск в Страсбурге в апреле этого года, не представляется возможным: реализующее амбициозную жилищную программу Министерство обороны, Счетная палата, ФССП и сами инициативные группы нуждающихся в жилье офицеров говорят о разном количестве бесквартирных.

В Общественной палате прошли слушания «Использование финансовых средств, выделенных из бюджета на обеспечение жильем и улучшение жилищных условий военнослужащих. Мониторинг неисполнения решений судов». Как рассказал председатель комиссии ОП по проблемам безопасности граждан и взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов Анатолий Кучерена, непосредственным поводом стало обращение в комиссию инициативной группы испытывающих жилищные проблемы военнослужащих. «Я никогда не думал, что военный человек может оказаться в таком унизительном положении», — признался Кучерена.

По данным инициативной группы, только в Москве насчитывается более девяти тысяч военнослужащих, которые не могут получить полагающиеся им квартиры и годами числятся в распоряжении, не увольняясь из армии.

Как рассказали пришедшие на слушания военнослужащие (в основном в звании подполковников или полковников) среди них немало и таких, у кого на руках имеются подтверждающие их жилищные права судебные решения.

«Я не могу уволиться с 2006 года, — рассказал отец пятерых детей Сергей Резниченко. – В судебном решении указано, что моя семья не обеспечена жильем по причине нарушения очередности. В жилищной комиссии заявляют, что у министерства нет таких больших квартир. Смысл последнего письма от министерства, которое я получил, сводился к тому, что я стою в очереди, но распределить мне жилье нет возможности, зато можно поискать его где-нибудь в других регионах. При этом сейчас найдено 13 подходящих адресов, на которые судебные приставы наложили аресты, но департамент жилищного обеспечения закрыт даже для приставов».

Полковник Юрий Прилепский рассказал, как расселяется военное общежитие на Большой Пироговской улице в Москве. «После появления в 2010 году распоряжения о расселении должностные лица министерства использовали следующие технологии: сначала давались поручения «проработать вопросы об изменении военнослужащими будущего места жительства» (то есть за пределы Москвы), потом «принять меры к понуждению к выезду в предлагаемые служебные помещения (а не квартиры по соцнайму) по другим адресам. И, наконец, начались прямые угрозы отключения систем жизнеобеспечения», — рассказал Прилепский.

По его словам, главный аргумент министерства – отсутствие средств на дорогостоящие московские квартиры. Ведомство и строит само, и закупает жилье в Москве, которое затем перепродается департаментом имущества коммерческим фирмам. «Эта информация подтверждается в судах, — пояснил полковник. — Обоснование такое: мы продаем одну квартиру в Москве и на эти деньги покупаем две в области. И военная прокуратура не находит здесь нарушений: с жилья взяли, на жилье и потратили».

Признавая выгоду этой коммерческой схемы, бесквартирные офицеры не соглашаются с тем, что у министерства не хватает средств для строительства жилья по своим обязательствам.

Как говорили выступающие, на выделяемые бюджетные средства на землях Минобороны вполне можно построить и жилье, и необходимую инфраструктуру. «Согласно постановлению правительства, министерство может строить жилье в Москве по цене 81,4 тысячи рублей за квадратный метр, — рассказал представитель инициативной группы. – Как видно из открытых документов, город Москва строит по своим программам жилье себестоимостью в 35 тысяч рублей за квадратный метр, ассоциация строителей России оценивает себестоимость коммерческого строительства в 65,7 тысяч рублей за квадратный метр. А Академия наук недавно построила на своих землях жилье себестоимостью в 30 тысяч рублей».

Между тем, по словам аудитора Счетной палаты Валерия Богомолова, огромное количество жилья, уже построенного Минобороны по всей стране, осталось незаселенным из-за недоделок или отсутствия социальной и транспортной инфраструктуры.

«По данным контрольных мероприятий, на 1 января 2012 года на балансе Минобороны насчитывалось 59,6 тысяч квартир, которые не были заселены военнослужащими, так как эти квартиры были с большими недоделками и зачастую находились в отдаленных и неприспособленных к жизни районах», — рассказал Богомолов. При этом, по данным Счетной палаты, в текущем году в очереди на получение постоянного жилья числится 76,2 тысяч военнослужащих.

По данным Главной военной прокуратуры, которые привел начальник 2-го управления надзора Александр Никитин, за 2011-й и начало 2012 года за допущенные нарушения (прием домов с недоделками, незаконное расходование средств) были привлечены к ответственности более 800 должностных лиц и расследовано более 30 уголовных дел.

Врио директора департамента жилищного обеспечения Минобороны Галина Семина не согласилась ни с заявлениями офицеров, ни с данными о десятках тысяч незаселенных квартир, приведенными аудитором Счетной палаты. «Мы не подтверждаем эти цифры. Все жилье, которое подлежит распределению, распределено. У нас сейчас нет свободных квартир: на все квартиры выписаны извещения. В настоящее время в Минобороны ежедневно идет распределение квартир в автоматизированном режиме», — заявила Семина.

По ее словам, за последние годы министерство получило для предоставления постоянного жилья военнослужащим, уволенным в запас, почти 155 тысяч квартир. «План по обеспечению постоянного жилья военнослужащим до конца 2012 года будет выполнен в полном объеме. Сейчас у нас предоставлены ордера 145 тысячам военнослужащих», — заявила она. По ее словам, за 2012–2013 годы военное ведомство планирует закрыть проблему очередников и перейти на плановое ежегодное предоставление жилья военнослужащим по мере возникновения у них такого права.

Что касается исполнения судебных решений, то, по словам представителя Минобороны, уже закрыты около 500 судебных решений. «Мы активно взаимодействуем с судебными приставами, вопросы остались лишь по ряду случаев», — отметила она.

У самой Федеральной службы судебных приставов, впрочем, совершенно другие данные.

По словам заместителя директора ФССП России Татьяны Игнатьевой, только по Москве в производстве у приставов имеется 1249 исполнительных документов, окончено 70 дел, в исполнении находится еще 31. Другие наиболее проблемные регионы – Московская и Калининградская области. Всего же по всей России по судебному производству удалось получить 178 из 1958 квартир.

Судебные приставы испытывают сложности с наложением ареста на квартиры, так как не получают от Минобороны информации о помещениях, на которые можно наложить арест. Военное ведомство не выплачивает исполнительский сбор, а привлекать к ответственности должных лиц очень сложно, так как они без конца меняются, рассказала Игнатьева. «Сейчас мы пытаемся привлечь к административной ответственности и предупредить об уголовной руководство департамента жилищного обеспечения Минобороны, — отметила она. — Мы обязаны это делать по каждому заявлению и будем это делать по всем исполнительным производствам».

Между тем, напомнила Игнатьева, признание, что государство не может исполнить свои обязательства, чревато серьезными неприятностями: сегодня уже имеется постановление Европейского суда по правам человека.

«Начиная с 2008 года мы ежеквартально информируем Министерство обороны и раз в полгода – Минфин, прокуратуру, правительство, администрацию президента. Проблема очень серьезная: все судебные решения, которые не исполняются в стране, подпадают под ЕСПЧ», — напомнила замдиректора ФССП.

Так, в апреле 2012 года Страсбургский суд обязал Россию выплатить компенсацию в размере почти €331 тысячи по двум коллективным искам, которые подали 50 россиян и два украинских гражданина, отслужившие в российской армии, но так и не дождавшиеся от государства положенного им жилья. Власти страны, пришли к выводу судьи, «не смогли исполнить окончательные судебные решения», согласно которым военнослужащим должно было быть предоставлено жилье. Нарушенными были признаны права военнослужащих на справедливое судебное разбирательство, эффективные средства правовой защиты и защиту собственности.