Большой театр портит вид на сцену

Правозащитники собираются судиться с Большим театром из-за продажи билетов на места, с которых не видно спектакля

ИТАР-ТАСС
Общество защиты прав потребителей подает в суд на руководство Большого театра. Одна из основных претензий организации касается мест в бельэтаже, с которых не видно сцену. Юристы считают, что пометка «неудобные места» на билете никак не может служить предупреждением о том, что их обладатель спектакль вовсе не увидит. Источники «Газеты.Ru» в Большом театре с претензиями согласны, но говорят, что пока для решения проблемы ничего не делается.

Иск Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) к Большому театру был зарегистрирован в канцелярии Тверского районного суда Москвы в понедельник. Как рассказали «Газете.Ru» представители ОЗПП, тяжбу с администрацией театра они начали из-за жалобы одной из зрительниц, оставленной на форуме организации. «Мною были куплены два билета в Большой театр на спектакль «Эсмеральда» 15 марта 2011 года стоимостью 3400 рублей каждый. Места, которые были выбраны, – бельэтаж, левая сторона, ряд 1, места 44 и 45», — написала она. Однако посмотреть постановку зрительнице не удалось: уже в театре она выяснила, что с указанных мест сцена практически не видна.

«Если сесть на кончик кресла, скрутиться в три погибели, убрав ноги вбок, можно наблюдать лишь правую половину сцены», — описала автор жалобы процесс просмотра спектакля.

В мае юристы ОЗПП провели собственную проверку по этой жалобе и обнаружили, что с некоторых мест в Большом театре сцену действительно видно только на 10–15%. «Например, с некоторых крайних (правых и левых мест бельэтажа) сцена оказалась не видна совсем, со значительного количества иных мест она была видна лишь частично», — рассказали представители организации. По их словам, с правой стороны бельэтажа нельзя увидеть транслируемые во время спектакля субтитры, из-за чего иностранные зрители лишены возможности понять, что происходит на сцене. «Получается, что потребители, приобретая билеты и надеясь в полной мере насладиться представлением, видят лишь небольшую часть спектакля. Все остальное время они за собственные деньги любуются огромной люстрой, висящей над зрительным залом, или наблюдают за своими «соседями по несчастью», — резюмируют в ОЗПП.

При этом, говорят правозащитники, в нарушение ст. 10 закона «О защите прав потребителей», обязывающей давать исчерпывающую информацию о предоставляемой услуге, в Большом театре зрителей о «слепых» местах не информируют.

На схеме зала, опубликованной на сайте театра, особенности интерьера помещения не указаны. Места обозначены разными цветами в зависимости от степени удобности, но, по каким критериям она определяется, на схеме не говорится. «Предупреждение о том, что места неудобные, а также некоторое снижение стоимости билетов информированием, положенным по закону, считать невозможно, так как Большой театр не расшифровывает, в чем именно состоит неудобство и насколько не видно со сцены происходящих на ней событий», — считают в ОЗПП. В связи с этим в своем иске правозащитники требуют обязать Большой театр в будущем давать полную информацию о характере места, а также прекратить реализацию билетов без права их возврата, которая сейчас практикуется в заведении. Информацию о принятом руководством театра решении в ОЗПП предлагают опубликовать в одном из номеров «Российской газеты». По словам представителей организации, ранее с подобными требованиями они напрямую обращались к руководству Большого театра, но ответа не получили.

В самом Большом театре официально комментировать иск ОЗПП «Газете.Ru» отказались. В пресс-службе театра сообщили, что общаться с прессой по этому поводу не вправе, так как ее глава Катерина Новикова «находится в длительной командировке».

Однако в неофициальных беседах сотрудники администрации Большого театра признают, что проблема, описанная в иске ОЗПП, действительно существует.

«Да, такие места и вправду есть, и что-то нужно с этим делать. Ясно, что для посетителя, скажем, оперы это не так критично, так как он хотя бы слышит арии, но спектакль оттуда смотреть бессмысленно. В зарубежных театрах есть точно такие же слепые зоны, но на билетах на эти места обычно пишут restricted view – ограниченный обзор. Так что и мы можем продавать билеты на подобные места и дальше, но с таким же указанием. Это все в администрации обсуждается», — сказал собеседник. Правда, по его словам, никаких конкретных действий по итогам этих обсуждений администрация Большого театра пока не планирует.