«Разбить отряд ОМОНа было несложно»

Вынесен приговор по делу о бунте в Кировоградской колонии для несовершеннолетних

,
РИА «Новости»
В Свердловской области вынесен приговор 45 воспитанникам Кировоградской колонии для несовершеннолетних, обвиняемых в организации массовых беспорядков. Организаторов бунта приговорили к срокам от двух до двенадцати лет.

В пятницу Свердловский областной суд огласил приговор 45 воспитанникам Кировоградской колонии для несовершеннолетних. Процесс начался год назад. Для такого количества заключенных в самом большом зале суда изготовили огромную клетку.

В нее едва уместились все те, кто в ночь на 17 октября 2007 года в щепки разнес Кировградскую воспитательную колонию для малолетних.

По основной версии, к которой склонялось следствие, бунт произошел после того, как администрация колонии ужесточила режим. Инициаторами волнений были названы девять заключенных, достигших совершеннолетия, но не желавших переводиться в колонию для взрослых.

В суде не хватало мест для всех участников процесса. В одном из залов были лишь подсудимые, 45 их адвокатов и более 70 потерпевших, часть которых — бойцы спецназа в масках. В двух других залах, где была организована телетрансляция, находились родственники и журналисты.

Оглашение приговора заняло три дня.

Начав в среду, 15 декабря, трое судей поочередно оглашали материалы дела, составлявшие почти 300 томов (в обвинительном заключении был 191 том). По фабуле уголовного дела малолетние преступники обвинялись в организации массовых беспорядков (статья 212 УК), дезорганизации работы пенитенциарного учреждения (статья 321 УК), а также в попытке побега (статья 313 УК) и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть.

«С х…я ли?!» — услышав приговор суда, громко, на весь зал, удивился один из малолетних бунтовщиков, которого приговорили к 10 годам лишения свободы.

Судья дочитал ему приговор, после чего, видимо, все-таки, смутившись, объявил перерыв. Матерщиника вывели из зала суда, после чего заседание продолжилось.

ЧП, из-за которого на скамье подсудимых оказались 45 человек, произошло в ночь с 16 на 17 октября 2007 года в кировоградской воспитательной колонии, где содержатся малолетние преступники.

Согласно материалам обвинения, организаторами бунта стали самые старшие воспитанники, которым уже исполнилось за 20. Они проводили беседы, собирали «вооружение» — железные прутья, выломанные из стенок кроватей. По данным следствия, организаторы созванивались с криминальными авторитетами из Нижнего Тагила, сообщая о готовящейся акции, однако те, по данным следствия, от идеи бунта оказались не в восторге.

Отсутствие поддержки «старших товарищей» малолетних осужденных не смутило. Беспорядки были намечены на поздний вечер 16 октября.

«Началось все после отбоя. Все заорали, поднялся кипиш. Потом побежали кто куда и начали крушить все», — рассказал корреспонденту «Газеты.Ru» обвиняемый Александр Кибанов, участвовавший в беспорядках, но не имевший отношения к насилию по отношению к персоналу колонии. Около 23.00 воспитанники колонии покинули свои спальные места и организованно принялись крушить все вокруг. Более 500 малолеток, вооруженных молотками, кувалдами, металлической арматурой и черенками от лопат, круша все вокруг, врывались в одно помещение за другим. Сотрудников колонии, которые подворачивались им под руку, заключенные избивали. 32-летнего капитана внутренней службы Анатолия Завьялова били особо ожесточенно — в ход шли прутья, дубинки, молотки, огнетушитель.

«Завьялов… Ну, он издевался. Не любили его многие, — объяснил Кибанов. — Представь себе, 40 градусов мороза. На плацу всех выстроил и ходит — смотрит. А у тебя порвано что-нибудь, ниточка торчит, бирочка криво. Пока ты час будешь это зашивать, всех остальных он заставит на морозе стоять — ждать. А сам уйдет в тепло. Вот за это его и не любили».

Сам Кибанов был приговорен к двум годам и одному дню лишения свободы, однако, как оказалось, он уже отбыл свое наказание, потому что с 2008 года находился в СИЗО.

Малолетние бунтовщики забили Завьялова насмерть.

После этого воспитанники предприняли попытку побега. На записи камеры видеонаблюдения, установленной на стене, ограждающей колонию от внешнего мира, видно, как разъяренная толпа, вооруженная палками, сминает проволочный забор. От свободы их отделяла только каменная стена. Подростков остановила охрана — вооруженные женщины, находящиеся на вышках. Раздались выстрелы. Один из бунтовщиков упал замертво. Толпа в считанные мгновения растворилась в дыре проволочного забора.

К этому времени к периметру колонии уже были стянуты силы правопорядка — ОМОН, спецназ ФСИН, милиция и Внутренние войска. Воспитательное учреждение было полностью окружено стражами порядка, чтобы не допустить побега. Жители Кировограда, кто постарше, все еще с ужасом вспоминают, как в советские времена из этой же колонии был совершен массовый побег воспитанников. Тогда бунтовщики устремились в город и последствия были катастрофическими. В нынешний раз этого удалось избежать.

Поняв, что сбежать не удастся, узники колонии решили поджечь здания.

В свою очередь, отряд ОМОН предпринял попытку войти на территорию, захваченную бунтовщиками. Под градом ударов милицейскому спецназу пришлось отступить.

«Страшно не было. Первый отряд ОМОНа разбили. Это было несложно. Уже потом на территорию заехали два броневика и за ними омоновцы зашли», — вспоминает Александр Кибанов.

К утру, когда правоохранители окончательно пресекли беспорядки, колония оказалась полностью уничтоженной. Один сотрудник колонии и двое воспитанников погибли.

Ройзман уверен, что про парней забыли не просто так. Дело в том, что Слюсаренко за полтора часа до бунта по сотовому телефону предупреждал о предстоящих событиях попечительский совет и через него администрацию колонии. Однако ничего предпринято не было.

Согласно решению суда, все 45 человек признаны виновными по различным статьям: «участие в массовых беспорядках», «организация массовых беспорядков», «дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья», «дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья», «умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего», «покушение на побег из места лишения свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору», «организация покушения на побег из места лишения свободы, совершенная группой лиц по предварительному сговору».

Организаторами бунта суд признал девять человек, которым были назначено более строгое наказание по сравнению с другими осужденными.

Суд приговорил подростков к различным срокам наказания — от 2 до 12 лет лишения свободы. Шесть осужденных, приговоренных к небольшим срокам — по два с небольшим года, освободили в зале суда. Наказание они уже отбыли во время нахождения под стражей, пока велось следствие.

Помимо этого суд взыскал с бунтовщиков солидарно почти 21 млн рублей в пользу кировоградской колонии.

С тех осужденных, кто принимал участие в избиении Завьялова, в пользу вдовы погибшего в качестве компенсации морального вреда суд взыскал 1 млн рублей.

Как сообщалось после подавления бунта, двое заключенных — Игорь Юшков и Вадим Слюсаренко — спрятали и вывели после бунта двух женщин, оказавшихся в столовой и диспетчерской, куда ворвались бунтовщики. По словам бывшего депутата Госдумы Евгения Ройзмана, обоим сидельцам руководством федерального и регионального ГУ ФСИН обещано снисхождение. Тем не менее Слюсаренко и Юшкову дали семь и семь с половиной лет лишения свободы. «Это жестоко! Наш губернатор тогда обещал, что те воспитанники, кто спасал сотрудников, получат только условное наказание. Мой сын Игорь и второй парень приговорены к реальным срокам, хотя они спасли девушку-диспетчера. Они вывели ее из горящего здания и весь бунт просидели рядом с ней, — говорит родительница осужденного Елена Юшкова. — Семь с половиной лет для моего сына — это очень строгий приговор!»

Все осужденные, будут отбывать наказание уже во взрослой колонии, так как за время следствия достигли совершеннолетия.