Экологи встретили иск иском

Савеловский суд начал рассмотрение иска ООО «ПО «Теплотехник» к защитникам Химкинского леса

Кирилл Лебедев
Савеловский суд начал рассмотрение иска ООО «ПО «Теплотехник» к защитникам Химкинского леса. Как подсчитали в компании, мешавшие вырубать деревья для прокладки скоростной трассы Москва — Санкт-Петербург граждане нанесли ей ущерб в 8 млн рублей. Сами защитники леса собираются подать встречный иск по факту нанесения вреда природе.

В четверг в Савеловском суде Москвы состоялось первое заседание по иску подрядчика строительства магистрали Москва – Петербург ООО «ПО Теплотехник» к «группе граждан, препятствовавших компании в проведении работ по государственному контракту». Как посчитал истец, своими действиями экологи «сорвали сроки работ» по вырубке Химкинского леса, и оценил вызванные простоем убытки в 8 млн рублей.

Иск предъявлен девяти защитникам леса, среди которых лидер движения Евгения Чирикова, и двум журналистам — корреспондентам радио «Свобода» Юрию Тимофееву и «Новой газеты» Елене Костюченко. Все они были задержаны милицией 22 июля 2010 года после разгрома лагеря экологов в Химкинском лесу людьми в масках. Иск «Теплотехника» был подан в суд 12 августа.

Началось заседание с предложения юриста компании Ольги Красновой сделать заседания закрытыми — согласно ее заявлению, госконтракт является секретным. Ответчики возражали: по их мнению, строительство платной автомагистрали не может быть связано с государственной тайной, а сам процесс, по их мнению, имеет большое социальное значение.

Судья Ирина Юрова предложение истца отклонила, и журналисты остались в зале.

Следующее ходатайство истца касалось приобщения к делу исков в отношении еще 12 граждан, также поданных от имени «Теплотехника». Ответчики против объединения дел также возражали, так как этих исков не видели и не знают, о чем в них идет речь.

Рассмотрение дела по существу после этого так и не началось: как оказалось, суд еще не получил из милиции запрошенные им по ходатайству истца административные протоколы о задержании химкинских активистов.

Поэтому следующее заседание было назначено на 26 октября.

По мнению ответчиков, у истца нет оснований требовать возмещения убытков, поскольку он не имел права на проведение летом 2010 года в Химкинском лесу каких-либо работ, а «отсутствующее право невозможно нарушить». «Удивительно, что такой иск вообще был принят, — заявил «Газете.Ru» координатор Союза экологических общественных организаций Москвы Андрей Моргулев. – «Теплотехник» при расчете ущерба ссылается на нарушенный график работ в период с 14 по 23 июля 2010 года. И при этом представляет суду госконтракт, срок которого истек 31 декабря 2009 года (согласно приложению к контракту, вырубка деревьев должна была завершиться до 28.10.09)». «На мой взгляд, уже этого было достаточно, чтобы на досудебном заседании отклонить иск», — говорит Маргулев.

Корреспондентка «Новой газеты» Елена Костюченко вообще считает, что ей предъявлен «довольно глупый иск». «В той ситуации я исполняла свои журналистские обязанности – разговаривала с людьми и передавала в редакцию новости, — рассказала журналистка «Газете.Ru». — Я не блокировала вырубку своими 50 кг, не бросалась под колеса техники, не бегала с ножом за строителями, а делала обычную журналистскую работу. Единственное, чем я могла мешать вырубке леса, – своими статьями. И если это так, то я очень рада».

Теперь защитники леса собираются подать встречный иск.

Евгения Чирикова, Андрей Маргулев, Ярослав Никитенко, Михаил Матвеев и Владимир Морозов подготовили заявление в суд с требованием обязать «Теплотехник» возместить причиненный Химкинскому лесу вред. По расчетам «Гринпис», нанесенный природе ущерб оценивается в 170 млн рублей.

«Мы считаем вырубку леса незаконной, поэтому «Теплотехник» должен за свой счет произвести новые посадки», — объяснил Ярослав Никитенко.

В «Теплотехнике» рассуждают иначе. Как заявила «Газете.Ru» пресс-секретарь компании Наталья Быстрова, работы в лесу «велись в установленные сроки, согласно контракту с заказчиком – ФГУ «Дороги России», также приложенному к исковому заявлению. Сумму иска, по ее словам, «рассчитывали специалисты», а убытки компания понесла «из-за простоя людей и техники, и оттого, что пришлось приглашать охранную организацию».

Кстати, как выяснилось впоследствии, охранники ЧОП «Витязь», которые с 21 июля обеспечивали безопасность работ по вырубке леса, и устроили провокацию в лагере экологов. «Мне нужно было убрать лагерь, — признался в интервью «Комсомольской правде» директор «Теплотехника» Александр Семченко. — Ситуация была тупиковой. Милиция вмешиваться не спешила, твердили, что экологи ничего не нарушают. Вот они и нарушили. Сыграли как по нотам. Нужно было лишь немного направить. Как только они разбили свой лагерь, мы заслали туда своих казачков. Они прикинулись сочувствующими: ночевали, митинговали. А в нужный момент подыграли. Кто сейчас вспомнит, кто звонил в милицию, кто первый бросился на технику...»

Впрочем, компания готова была пойти на мировую.

По словам лидера движения в защиту Химкинского леса Евгении Чириковой, за несколько дней до суда ей звонила юрист компании, предложившая отозвать иск при условии, если экологи «не будут больше препятствовать работам по рубке леса». Правда, у пресс-секретаря «Теплотехника» нет такой информации.

Коалиция экологических организаций «За леса Подмосковья» (в составе которой «Гринпис», WWF, Центр охраны дикой природы, Союз охраны птиц России, защитники Химкинского леса, СоЭС) уже назвала процесс против экологических активистов возмутительным.

В своем заявлении коалиция указала на то, что ответчиком по этому иску должен выступать и президент Дмитрий Медведев, который остановил вырубку леса, чем также нарушил сроки работ «Теплотехника», а заодно и партия «Единая Россия», которая своим обращением это инициировала.

Между тем мораторий на работы в Химкинском лесу продолжается. Президент фактически согласился с мнением Общественной палаты о том, что для решения судьбы Химкинского леса понадобится экспертиза других проектов трассы. Пресс-секретарь президента заявила, что решение Дмитрий Медведев примет после окончания экспертизы.