Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Генерал предстал забытым другим лицом

Прокуратура требует провести проверку в отношении следователей по делу Бульбова

Следствие настаивает на законности ареста генерала ФСКН Бульбова и представило в суд документ, на основании которого началось уголовное преследование генерала. Прокуратура в подлинности этой бумаги сомневается и просит главу СКП РФ Александра Бастрыкина провести служебную проверку в отношении следователей. Адвокаты считают, что суд вводят в заблуждение, а он этому не сопротивляется.

Во вторник Мосгорсуд продолжил рассмотрение вопроса об аресте генерала ФСКН Александра Бульбова. «Генерал, когда вас отпустят?» — встречали журналисты Бульбова, обвиняемого в незаконном прослушивании телефонных переговоров и взяточничестве. «С божьей помощью отпустят», — улыбался в объективы многочисленных телекамер генерал, проходя под конвоем в зал суда.

Накануне адвокаты обвиняемых (помимо Бульбова, на скамье подсудимых находятся его коллеги по ФСКН Сергей Донченко, Юрий Гевал и Александр Гусев) и прокуратура подвергли сомнению документ, на основании которого началось уголовное преследование генерала и его подчиненных. По версии следствия, уголовное дело было возбуждено 28 июня 2007 года «в отношении предпринимателя Игоря Горохова и других». Этими «другими» позже стали Гевал, Донченко, Гусев и Бульбов, которых арестовали в октябре 2007 года. В понедельник следователь Рустам Миниахметов продемонстрировал копию постановления о возбуждении дела. Однако адвокаты заявили, что раньше этого документа не было — по первоначальной версии дело возбуждали против одного Горохова. Защитники объявили постановление фальшивкой. К ним присоединилась Генпрокуратура.

По словам прокурора Ксении Турковой, это постановление нигде не числилось, и все участники процесса видят его впервые.

Во вторник судья Валерий Новиков, рассматривающий ходатайство Следственного комитета о продлении срока ареста Бульбова и остальных обвиняемых, попросил следователя Миниахметова предъявить суду подлинник спорного документа, что тот и сделал.

— Когда вы получили дело? — спросил следователя судья.

— 7 ноября этого года.

— Это постановление там было?

— Да.

По словам Миниахметова, подлинник постановления находился в документах уголовного дела, «которое сейчас формируется» (в минувшую пятницу Бульбову предъявили обвинение в окончательной редакции, и представители СК заявили, что «расследование вышло на финальную прямую»).

— А где это постановление находилось с момента вынесения летом 2007 года до ноября этого года? — спросил Миниахметова адвокат Бульбова Сергей Севрук.

— Я не могу ответить на этот вопрос. Я получил дело 7 ноября, и оно там было, — твердил следователь.

Тогда судья вызвал в зал заседания следователя прокуратуры ЦАО Москвы Юрия Сухарева, который в июне 2007 года возбудил дело «в отношении Горохова и других» и, соответственно, написал это постановление. Его допросили в качестве свидетеля. Сухарев рассказал, что с 15 июня 2007 года расследовал дело в отношении полковника милиции Михаила Яныкина, а когда в нем появились другие подозреваемые, в частности, Горохов, возникла необходимость привлечь к ответственности их тоже. «Я написал постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Горохова. Однако в тот же день, 28 июня, зампрокурора по ЦАО Совков отменил это постановление и вынес новое — в отношении Горохова и других лиц, так как круг подозреваемых был шире», — вспоминал события полуторагодичной давности свидетель.

— А что это были за лица, помимо Горохова? — спросил со скамьи подсудимых Бульбов.

— Я не помню, — развел руками Сухарев. В зале, где сидели многочисленные родственники и сослуживцы подсудимых, раздался смех.

— Значит, вы, высокопрофессиональный следователь, который был знаком с материалами дела, не помните. Ну ладно, — покачал головой генерал и сел на место.

На вопросы прокурора о том, почему копия постановления не была направлена в прокуратуру и не зарегистрирована в специальных книгах учета, следователь также ответил, что не помнит. Не припомнил он и того, упоминались ли в материалах дела фамилии Бульбова, Гевала, Донченко и Гусева.

— А в какой срок должен быть ознакомлен подозреваемый с постановлением о возбуждении уголовного дела? — экзаменовала свидетеля прокурор Туркова.

— В течение суток, — отвечал Сухарев.

— Почему тогда вы ознакомили Горохова с этим документом только 10 июля? (На постановлении стоит подпись подозреваемого, подтверждающая, что он прочел постановление и дата — 10 июля 2007 года. — «Газета.Ru»).

— Это моя ошибка, — заявил прокурору следователь.

Ответив на вопросы сторон, Сухарев направился на скамью для зрителей. «Вон туда, за решетку», — не хотели уступать свидетелю место родственники обвиняемых.

Вслед за Сухаревым суд допросил его бывшего начальника Вячеслава Совкова, который летом 2007 года был заместителем прокурора в прокуратуре по ЦАО. Он подтвердил слова следователя, заявив, что постановление, которое оспаривают защитники и прокуратура, напечатал лично, когда увидел, что в нем не указаны «другие лица». Совков также добавил, что дела в отношении Яныкина и Горохова, которые затем были объединены в одно, находились под его личным контролем. На вопрос прокурора о том, почему постановление о возбуждении дела оказалось не зарегистрировано, свидетель только пожал плечами: «Вообще должно быть. Мы за этим следили».

— Вы хорошо знали материалы этого дела? Какие именно доказательства послужили основанием для того, что Горохов был не единственным подозреваемым? — засыпал Совкова вопросами адвокат Бульбова Сергей Антонов.

— Я не помню точно, у меня было очень много дел на контроле. Но это были неопровержимые доказательства, — нашелся бывший зампрокурора.

После выступления свидетелей представители Генпрокуратуры заявили, что у них «появилось очень много вопросов». «Пояснений данных лиц недостаточно», — сдержанно прокомментировала услышанное в суде прокурор Туркова, на что адвокаты в противоположной части зала энергично закивали. Прокуратура считает, что историю появления этого постановления нужно изучить внимательнее, и просит Следственный комитет провести служебную проверку в отношении возбуждавших дело следователей.

Туркова сообщила, что заместитель Генпрокурора Виктор Гринь направил главе Следственного комитета при прокуратуре РФ Александру Бастрыкину все материалы, «вызвавшие сомнения в подлинности документа», а в сопроводительном письме «попросил провести проверку».

«Сомнения» прокуроров сводятся к тому, что постановление могло быть вынесено в нарушение ч. 4 ст. 146 УПК РФ, в которой говорится: «Копия постановления следователя, дознавателя о возбуждении уголовного дела незамедлительно направляется прокурору». Если окажется, что следователи действительно нигде не регистрировали постановление, оно может быть признано недействительным.

Туркова попросила приобщить материалы проведенной ею проверки к делу, в чем ее поддержали адвокаты.

«Защите очевидно, ваша честь, что вас пытаются ввести в заблуждение, — обратился к судье Новикову адвокат Алевтин Мошанский, защищающий Гевала. — Мое личное мнение — что вы в это заблуждение желаете впасть».

Судья ремарку адвоката проигнорировал, но ходатайство прокуратуры отклонил. Не удовлетворил Новиков и просьбу обвиняемого Гевала, который предложил допросить следователей Фатнева и Устюгова — к ним дело перешло от Сухарева и Совкова. Несмотря на согласие, данное прокурорами Турковой и Коловайтесом, судья постановил: «Ходатайство отклонить, так как суд не видит необходимости допрашивать данных свидетелей». Отказав и прокуратуре, и защите, председательствующий заявил, что удаляется на вынесение постановления и объявил перерыв до 12.00 среды.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть