«Многие отдохнули»: как коронавирус улучшит психику россиян

Психологи рассказали о плюсах самоизоляции для психики

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Пандемия COVID-19 сказывается не только на тех, кто непосредственно пострадал от вируса SARS-COV-2. Стресс, связанный с угрозой заражения, самоизоляция и другие изменения в привычном укладе жизни влияют на психическое состояние всех людей. Тем не менее, психологи находят в сложившейся ситуации и положительные стороны — многие люди нашли время и возможность разобраться со своими внутренними проблемами, и полученные результаты останутся с ними, когда волна заражений схлынет. В рамках спецпроекта «Мир не будет прежним» «Газета.Ru» оценила ситуацию, проанализировав исследования и пообщавшись с экспертами.
Как коронавирус изменит жизнь на Земле
Что будет с экономикой и обществом после победы над смертельным вирусом

Члены Американской психологической ассоциации отмечают, что в изоляции человек может столкнуться со спектром разных эмоций. В первую очередь это — страх и тревога, мы переживаем за свое здоровье и здоровье близких. Также мы испытываем злость и гнев, не имея возможности вернуться к привычной жизни. Те, у кого в связи с изоляцией появилось много свободного времени, жалуются на скуку и одиночество.

Бразильские психологи и вовсе говорят о «пандемии страха», которая развивается одновременно с эпидемией.

Психологическая помощь — один из главных компонентов помощи населению, столкнувшемуся с чрезвычайными ситуациями и стихийными бедствиями, подчеркивают они.

Специалисты в области психического здоровья должны быть на передовой во время борьбы с пандемией.

Росту подавленности и тревоги способствует дезинформация и многочисленные мистификации на тему происхождения коронавируса или тяжести его последствий, отмечают иранские исследователи. Наравне с заботой о физическом здоровье населения они рекомендуют государству побеспокоиться также и о здоровье психическом, вводя программы скрининга психических расстройств.

С ними согласны и китайские коллеги — стремительный рост случаев заражения и смертей от COVID-19 спровоцировал тревогу, бессонницу и депрессивные состояния как среди медиков, так и среди остального населения. Почти сразу власти ввели горячие линии и иные способы удаленной поддержки, чтобы смягчить психологические последствия эпидемии, и даже подключили искусственный интеллект, чтобы отслеживать в соцсетях сообщения людей, потенциально склонных к самоубийству, и связываться с ними.

Состоянию россиян пока что посвящены лишь несколько публикаций, но можно предположить, что наши проблемы и страхи мало чем отличаются от общемировых.

Сотрудники кафедры педагогики и психологии экстремальных ситуаций СПб УГПС МЧС России в период первого срока самоизоляции (30 марта — 5 апреля) провели среди 784 респондентов опрос «Психологические ресурсы человека в ситуации вынужденной изоляции». В пункте «Отметьте те реакции, которые вы испытывали в связи с текущей ситуацией пандемии» 47,3% опрошенных указали страх, 22,2 % — апатию и 14,5% — ступор. Большинство также отметили высокий уровень беспокойства.

«Карантин часто является неприятным опытом для тех, кто проходит через него: разлука с близкими, потеря свободы, неуверенность в отношении состояния болезни и скука могут иногда вызывать драматические последствия (самоубийства, агрессию, судебные процессы, дисгармоничные семейные отношения, конфликты, увеличение случаев семейного насилия и пр.)», — отмечает в посвященной влиянию самоизоляции на психику работе кандидат психологических наук Екатерина Федосенко из Санкт-Петербургского Университета ГПС МЧС России.

К основным факторам, способным спровоцировать негативные последствия самоизоляции для психики ученые относят продолжительность карантина, боязнь инфекции, скуку, нехватку ресурсов (еды, одежды), затрудненный доступ к медицинским и бытовым услугам, распространение неадекватной информации.

По мнению врача-психотерапевта Константина Дуплищева, на переживаниях людей больше всего сказывается муссирование темы пандемии в соцсетях и СМИ — многие впервые сталкиваются со смертями людей в численном выражении.

«Мы столкнулись с двумя эпидемиями, — рассказал он «Газете.Ru». — Первая — коронавирус, а вторая — коронавирусная паника.

Такого еще никогда не было, мы видим, как распространяется информационный «вирус», как заражаются одни и не заражаются другие. Но, в целом, ситуация радужная — несмотря на все эти процессы, люди с пониманием относятся к тому, что происходит».

Современные технологии позволяют многим получить психологическую помощь удаленно — по телефону и через интернет. Такой способ консультирования широко распространен во многих странах, в том числе и в России. Сейчас, в период эпидемии, люди охотно ими пользуются для решения своих внутренних проблем — и далеко не всегда их переживания связаны непосредственно с COVID-19.

«Количество обращений за психологической помощью заметно возросло с началом карантина. Причем, тревога, вызванная вирусом и страх заразиться упоминаются крайне редко, — рассказал «Газете.Ru» медицинский психолог Сергей Малюков. — В основном, речь идет о проблемах, которые обострились во время самоизоляции. 90% всех обращений связаны с тревожными состояниями. Причем теми, которые уже были до начала пандемии. Они стали куда ощутимее, потому что слишком много тревожных новостей, окружающие на взводе, а в условиях изоляции отвлечься не получается. СМИ это все частенько подогревают. Еще около 10% людей обращаются с проблемами в отношениях, которые обострились из-за совместной изоляции».

За помощью обращаются далеко не все слои населения, добавляет Дуплищев — многие предпочитают справляться самостоятельно. Однако не всегда это плохо.

«Коронавирус сделал очень хорошую вещь — он разрядил ту обстановку, которая творилась, — отмечает специалист. — Гонки, связанные с работой, деятельностью, выживанием.

Поставил жизнь на паузу, многие передохнули — можно видеть людей, которые идут и улыбаются. И это не плохо, на самом деле. В этом плане для многих людей самоизоляция — повод переосмыслить многое».

И действительно, вынужденная передышка может дать возможность пересмотреть последствия многих решений, принятых за свою жизнь — от выбора работы до выбора партнера. Так, в Китае на фоне пандемии выросло число разводов — проведя наедине больше времени, чем обычно, многие люди поняли, что не подходят друг другу, и теперь могут найти тех, с кем им будет лучше.

Дуплищев сравнивает реакцию людей на текущие изменения с поведением посетителей пляжа — пока одни паникуют, сносимые волнами, другие принимают их как естественный процесс и радуются брызгам.

«Есть люди, которые могут найти удовольствие в чем-нибудь, что бы ни происходило», — говорит он.

«Самоизоляция не только вредит, — подтверждает Малюков. —

Любая ситуация психологического кризиса служит хорошей почвой для полезных новообразований: вырабатывание желаемых привычек, перестройка рабочего времени на более удобное, и решение многих других личностных проблем.

Во время пандемии происходит не только плохое, но и просто новое. Главное, справиться с первой волной тревоги».

Самоизоляция заметно сказывается на семьях. Оказавшись наедине впервые за долгое время, домочадцы не всегда могут привыкнуть к новому образу жизни, что помогает вскрывать проблемы в отношениях и решать их.

«Сами понимаете, в семьях, где очень много формальностей, быта на уровне формальностей, отношений на этом уровне, такие факторы вскрывают эмоции, чувства, переживания. Если пара не имеет хороших коммуникаций, не имеет поддержки, не умеет говорить о своих чувствах и эмоциях, то, скорее всего такие отношения будут развиваться не лучшим образом, — поясняет Дуплищев. — А если есть такие навыки, то это только углубит отношения, поспособствует близости. Я уверен, многие люди впервые за многие годы поговорили друг с другом. Но, конечно, все это относительно».

Дуплищев также отмечает смену круга тем, с которыми люди обращаются к психотерапевтам — и это изменения в лучшую сторону.

«Я могу сказать по своим клиентам, что кризис углубил качество запросов и вообще психотерапии, — отмечает он. —

Людей меньше интересуют какие-то мелочные вопросы, касающиеся быта, суеты, стало больше вопросов про себя, про отношения, про качество близости.

Это нормально для кризиса».

Однозначные выводы о том, в чем пандемия коронавируса навредила психике людей, а в чем — принесла пользу, делать еще рано. Пока что спрос на психотерапию не реализован до конца, отмечает Дуплищев. Он прогнозирует рост обращения к психологам через некоторое время.

«По опыту могу сказать, во время кризисов наплыв к психологам и психотерапевтам случается где-то через полтора-два месяца, — говорит он. — Человеку надо выйти из шокового состояния, попытаться разобраться самому, и, если не вышло, то обратиться к специалисту. Сейчас люди находятся больше в состоянии неопределенности».

Летом картина смажется, считает Дуплищев, а к осени число запросов снова вырастет — в том числе и в связи с характерными для этого периода проблемами.

Таким образом, поставив людей лицом к лицу с неожиданными трудностями, пандемия COVID-19 подтолкнула их к решению внутренних и семейных проблем. Хотя сейчас многим приходится пережить тяжелые времена, результаты переосмысления своих внутренних установок и образа жизни, как самостоятельно, так и при помощи специалистов, дадут свои плоды и позволят сделать жизнь лучше, когда пандемия закончится.