Хотели своего митрополита: как Москва порвала с Киевом

560 лет из Киевской митрополии выделилась Московская епархия

560 лет назад Киевская митрополия в составе Константинопольского патриархата разделилась на Киевскую и Московскую епархии, которая еще три года спустя была преобразована в отдельную митрополию. Независимости от патриарха активно добивались московские князья, желавшие иметь «своих» митрополитов и всячески противодействовавшие присылаемым на кафедру иерархам-грекам.

Ввиду бурных геополитических событий позднего Средневековья Киевская митрополичья кафедра с одобрения Константинопольского патриархата была перенесена в 1299 году во Владимир, а чуть позже, в 1325-м, — в Москву. Разорительные набеги татаро-монголов наложили отпечаток на социально-экономическое развитие западной и восточной Руси. При этом Фанару (район, где расположена резиденция патриарха. — «Газета.Ru») было критически важно сохранить общий контроль над землями своей исторической сферы влияния. В 1303 году для управления юго-западной частью митрополии патриарх возвел в сан митрополита галицкого епископа. Так на едином культурно-языковом пространстве воцарились два митрополита, работавшие фактически автономно. Еще одна митрополия чуть позже возникла в Литве.

В 1347-м византийский император Иоанн VI Кантакузин попытался навести порядок в восточных епархиях патриархата, в том числе нормализовать отношения между Константинополем и золотоордынским Сараем. Соответствующая миссия была возложена на сидевшего в Москве грека Феогноста, которому был присвоен титул митрополита Киевского и всея Руси. Император потребовал от галицкого митрополита Феодора подчиниться своему ставленнику, но, судя по всему, встретил сопротивление.

В дальнейшем система назначения иерархов на местах превратилась в хаос.

В зависимости от своей политической платформы или личностных отношений, митрополиты привечали одних епископов и наказывали других. Доходило до того, что Феогност предал анафеме псковичей, отказывавшихся подчиняться ордынской власти. Деятельность церкви на обширном пространстве Руси оказалась практически полностью парализована интригами двух «партий».

Активное участие в процессе ухода из-под влияния Константинополя принял чуть позже московский князь Дмитрий Иванович: поддержанный боярством, он противился решению Фанара поставить после смерти митрополита Алексия грека Киприана. Своему официальному представителю в русских землях патриарх планировал отдать объединенную митрополию. Иными словами, после многолетней неразберихи Киприан должен был остаться единственным митрополитом всея Руси. Однако он несколько переоценил свои возможности, начав бурную деятельность еще при жизни очень популярного Алексия. К тому же Москва была нацелена на избавление от татаро-монгольского ига, что прямо противоречило внешнеполитической линии Византии, хотя ее собственные отношения с Золотой Ордой ко второй половине XIV века безнадежно испортились.

Не получив признания своих полномочий ни от москвичей, ни от новгородцев, Киприан осел в Киеве, который находился под властью литовского князя, и стал дожидаться кончины Алексия. Когда же это произошло в феврале 1378 года, «наследник», уже рукоположенный в митрополиты (патриархом Филофеем, который, в свою очередь, был вскоре низложен в результате переворота), поспешил в Москву.

Однако по дороге его по приказу Дмитрия Ивановича ограбили, избили и после непродолжительного заключения в темнице с позором выдворили за пределы Руси.

В ответ Киприан предал князя анафеме и обрел защиту в Литве. Исторические территории когда-то существовавшего Древнерусского государства заново объединялись вокруг двух крупных центров — Московского и Литовского княжеств. Их власти стремились иметь «собственного» митрополита, влияние которого в идеале распространялось бы и на земли соседа-«конкурента».

Согласно формулировке протоиерея Петра Смирнова в труде «История христианской Православной Церкви», после смерти святителя Алексия «произошла и в течение 11 лет продолжалась великая смута в Российской митрополии». Дмитрий Иванович хотел заменить митрополита своим духовником, белым священником Митяем. Сам Алексий, однако, был против такой кандидатуры и предлагал стать преемником еще одному почитаемому клирику Сергию Радонежскому. Тот отказался, сославшись на волю великого князя.

Для подтверждения митрополичьего сана Митяй отправился в Константинополь, но по дороге умер или был убит. Вместо него посвящение принял один из членов его свиты Пимен, кандидатура которого, впрочем, не устраивала Москву в равной степени, как и Киприан. В этой ситуации митрополичьей должности добился от Фанара епископ Суздальский и Нижегородский Дионисий. Его карьера продлилась совсем недолго.

Возвращаясь в Москву через Киев, новый митрополит попал в плен литовского князя, который мстил московскому «коллеге» за изгнание Киприана, и скончался в тюрьме.

Сын Дмитрия — Василий I породнился с литовским князем Витовтом, взяв в жены его дочь, помирился с Литвой и принял Киприана в качестве Киевского митрополита. Очередной виток разделения случился после смерти греческого иерарха. Витовт предложил кандидатом на митрополию епископа Полоцкого Феодосия, в то время как Константинополь настаивал на греке Фотии.

Лишь годы спустя Литва согласилась на этого митрополита. Москва при первых наследниках Дмитрия Донского была сравнительно слаба и какой-то период не играла серьезной роли на церковном направлении, уступив это право литовцам.

«Окончательно разделение митрополии произошло при преемнике митрополита Фотия митрополите Ионе, занимавшем митрополичью кафедру в 1448–1461 годах. Но при нем же Русская Церковь получила самостоятельность», — рассказывается у Смирнова.

Иона, при котором была ликвидирована Галицкая митрополия, происходил из Костромской земли. Его взлету в немалой степени способствовал курс Москвы на самостоятельность от Константинополя после заключения представителями Фанара в 1439 году Флорентийской унии с Римом – соглашения об объединении католической и православной церквей на условиях признания Востоком латинской догматики и главенства папы Римского при сохранении православных обрядов.

Подписантом и активным сторонником унии был митрополит Киевский и всея Руси грек Исидор. Расценив его действия как предательство православной веры, московский князь Василий II низложил архиерея и в 1448 году повелел избрать митрополитом епископа Рязанского и Муромского Иону. Впервые это было сделано в обход Константинополя.

«Греческая империя переживала свои последние годы. Турки со всех сторон продвигались к Константинополю. Единственной надеждой спасения представлялась помощь Запада, а ее можно было купить путем унижения перед Римским папой. Предприняты были сношения о соединении Церквей.

Со стороны латинян подготовлялись на Востоке лица, которые могли бы согласиться на унию, и им отдавались влиятельные места и должности.

Одним из таких лиц был некто Исидор, человек весьма даровитый и образованный, но в нравственном отношении он был не особенно стоек и способен был менять убеждения, и его-то, до прибытия святого Ионы в Константинополь, поспешили там поставить митрополитом в Москву», — говорится в «Истории...».

Избрание Ионы произошло на Поместном соборе при участии только русских архиереев и без санкции патриарха. В 1459 году был закреплен новый порядок избрания митрополитов: отныне процесс осуществлял Собор русских епископов с согласия великого князя. Фактически это явилось началом автофекальной Русской церкви. Иона стал последним митрополитом, имевшим слово «Киевский» в титуле, но сидевшим в Москве.

С точки зрения Фанара, «законным» митрополитом Киевским в 1448-1458 годах оставался Исидор. На деле же архиерей после опалы Василия II и непродолжительного заключения в Чудовом монастыре бежал в Литву, участвовал в последней обороне Константинополя, совершил новый побег – из турецкого плена, а на закате жизни активно работал над укоренением униатства.

Не видя возможности вернуться в Москву, Исидор предпринял попытку отнять у Ионы юго-западные епархии. В октябре 1458 года он официально отрекся от титула митрополита Киевского и всея Руси в пользу своего ученика и также сторонника унии Григория Болгарина.

15 ноября 1458 года укрывшийся в Риме бывший константинопольский патриарх-униат Григорий Мамма посвятил Григория в сан митрополита Киевского, Литовского и всей Южной Руси, а Римский папа Пий II передал ему девять епархий: Брянскую, Смоленскую, Перемышльскую, Туровскую, Луцкую, Владимиро-Волынскую, Полоцкую, Холмскую и Галицкую.

Новый митрополит поселился в Киеве. С тех пор русские митрополиты стали именоваться по главным городам своих епархий: Московским и Киевским.

Официально основанием Московской митрополии считается 1461 год, когда место умершего Ионы занял выбранный им в преемники Феодосий: кандидатура получила одобрение князя Василия II, а предстоятеля Фанара вновь проигнорировали. Со временем Московская митрополия сделалась независимой от патриарха. Напротив, Киевская, вынужденная постоянно противостоять католической экспансии и нуждающаяся поэтому в покровительстве, попала под еще большее влияние Константинополя, чем до разделения. Преемники митрополита Григория при этом сохранили полную самостоятельность от Москвы.