Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Наука была брошена на произвол судьбы»

Ученые высказались насчет ФАНО и открытого письма Путину

Анастасия Лебедева 28.07.2016, 16:12
Мария Олендская/rasconference.ru

Зачем академики РАН писали письмо Владимиру Путину, почему одни ученые ждут объединения институтов, а другие яростно противятся, выяснял отдел науки «Газеты.Ru».

Летом этого года начали работать две комиссии Федерального агентства научных организаций: комиссия по оценке результативности деятельности научных организаций, подведомственных агентству, возглавляемая Валерием Рубаковым, и комиссия по развитию научной инфраструктуры организаций, председателем которой является Ренад Сагдеев.

О своей позиции по отношению к деятельности ФАНО рассказал академик Алексей Паршин из математического института имени В.А. Стеклова, один из подписантов письма: «Одна из проблем связана с тем, что от ученых требуют предоставлять информацию, сколько научных работ и когда будет опубликовано. С точки зрения любого человека, понимающего, как развивается наука, это полный бред. Люди же, которые же сидят в ФАНО, относятся к этому абсолютно спокойно.

После принятия законопроекта о реформе РАН и за те три года, что ФАНО руководит научными организациями возможность,

время и психологические условия для научной работы во всех без исключения областях науки резко ухудшились.

Нельзя также не вспомнить о следующем случае. Летом 2014 года была создана рабочая группа ФАНО, куда входили представители из академических институтов, которыми уже руководит агентство, а также члены Академии. Мы разработали большой пакет документов — какие комиссии и советы должны быть организованы, регламент их деятельности и параметры оценки научной деятельности институтов. Спустя полгода после образования группы ее деятельность затихла — нас постепенно перестали туда приглашать, хотя оценка научных институтов предполагалась в конце 2014 года.

Тогда же были проведены общественные выборы членов комиссии в интернете, причем в них мог участвовать любой человек, даже тот, который не имеет никакого отношения к науке. Многие активно критиковали такой подход. И вот, летом этого года было объявлено, что комиссия начинает свою работу по оценке.

А ведь от этой оценки будет зависеть судьба многих научных институтов — какие из них останутся, а какие прекратят свое существование».

С другой стороны, некоторые ученые видят в работе ФАНО больше плюсов, чем минусов. Академик Николай Колчанов, директор Федерального исследовательского центра Институт цитологии и генетики Сибирского отделения РАН прокомментировал: «Для нас первый этап реорганизации заключался в присоединении к ИЦиГ СО РАН в качестве филиала Сибирского научно исследовательского института растениеводства и селекции Сибирского отделения РАСХН. В советское время в селекции сельскохозяйственных растений существовала хорошо отработанная схема взаимодействия между прикладными и фундаментальными учреждениями. Мы создавали генетические линии растений, которые передавались в прикладные институты и дорабатывались селекционерами до конкретных сортов. До 1991 года в рамках этой схемы было создано более 40 сортов различных культур с выдающимися характеристиками, экономический эффект от внедрения которых многократно окупил все затраты на создание ИЦиГ.

Важнейшую роль в выстраивании гармоничных отношений между фундаментальной и прикладной наукой играл Государственный комитет по науке и техники, отвечавший за планирование и организацию разработок, имеющих общегосударственное значение. После перехода российской экономики на рыночные отношения, сопровождавшегося закрытием 90-е годы более семи тысяч прикладных НИИ, механизмы внедрения в производство результатов поисковых исследований для большинства институтов РАН были утрачены.

Создание федерального центра открыло возможность выполнения проектов полного цикла: от генерации фундаментальных знаний до прикладных разработок в области генетики и селекции растений.

В два последних десятилетия в развитых странах получены огромные объемы новых генетических знаний, радикально изменяющие ландшафт современной экономики и такие её отрасли, как здравоохранение, фармакологию, биотехнологию и сельское хозяйство. В связи с этим необходима интенсификация генетических исследований в РФ, в первую очередь – на стыке фундаментальной и прикладной науки, что и является важнейшей задачей ФИЦ ИЦиГ СО РАН. Рассматривая процессы интеграции институтов в рамках ФАНО, следует отметить, что единых рецептов для усиления исследовательского потенциала институтов ФАНО нет – в каких-то случаях они должны работать самостоятельно, в других – объединяться; в нашем случае объединение оказалось очень полезным и продуктивным».

Колчанов отметил, что современная наука страдает от следующей проблемы: «В рыночной экономике заказ для науки должен формироваться самой экономикой, то есть частными и государственными компаниями, а этого не происходит». «Наука была брошена на произвол судьбы, финансирования катастрофически не хватает. Например, объединенный бюджет трех академий, которые перешли в ФАНО, равен годовому бюджету среднего американского университета. Необходимо увеличить финансирование и выстроить гармоничные отношения между ФАНО и РАН, и тогда дело пойдет на поправку», — заявил академик.

Усеин Джемилев, председатель Уфимского научного центра РАН, говорит: «Один из факторов, который настораживает руководителей институтов, то, что в рамках реструктуризации институты могут превратиться в отделы с единым юридическим лицом, а их идентичность будет потеряна. Наш центр находится на пути реструктуризации, в рамках которого сохранятся и институты, и их названия, и коллективы. Мы считаем, что это поможет нам оптимизировать структуру центра, консолидировать интеллектуальные силы и объединить материально-техническую базу. Более того, институты смогут участвовать в решении крупных федеральных и региональных программ, ведь, объединившись в федеральный центр, мы повышаем свой статус и авторитет.

Поэтому для ФАНО было бы чрезвычайно важно разработать положение и проводить реструктуризацию в соответствии с определенными алгоритмами, чтобы научному коллективу было ясно, на что они идут и на что они могут рассчитывать».

Однако в отношении необходимости информировать о будущих публикациях практически все сходятся в одном. «Для каждого института требуется «дорожная карта», в которой прописано, сколько статей будет выпущено, в скольких конференциях будет участвовать научное учреждение и так далее. Но научная деятельность — особая область человеческой деятельности, и заранее запланировать, сколько публикаций увидят свет в конце года и сколько будет создано объектов интеллектуальной собственности, можно, но не совсем правильно. Конечно, должны быть определенные критерии оценки научной деятельности сотрудников и организации в целом, но стоит проводить оценку в конце года, а создание прогноза может привести к профанации — люди будут стремиться к написанию нужного числа статей, а на качество это может повлиять отрицательно. Кроме того, критерии лучше создавать внутри учреждения», — пояснил Джемилев.

Глава РАН Владимир Фортов в данном вопросе придерживается нейтралитета. Он сообщил агентству «Интерфакс», что обращение к Владимиру Путину вызвано желанием научного сообщества усовершенствовать функционирование фундаментальной науки в России, а также четко распределить функции в хозяйственно-административном управлении и научном управлении.

«На эту проблему неоднократно указывал президент страны, и это делалось на заседаниях совета по науке при президенте неоднократно. Сегодня стало ясно, что в ходе реформы возникает необходимость провести более четкое юридическое разделение, когда наука находится в РАН, а административно-хозяйственная функция дается ФАНО. Собственно, в этом и проблема», — прокомментировал Фортов.

Представители Федерального агентства научных организаций воздержались от комментариев насчет открытого письма Владимиру Путину.

Как передает пресс-служба ФАНО, «все интеграционные проекты, запущенные на сегодняшний день, были инициированы самими научными коллективами и прошли все стадии обсуждения».

Ранее газета «Коммерсантъ» сообщила, что более ста ученых, в том числе академики и члены-корреспонденты РАН, выступили с обращением к президенту России. Среди подписантов 52 академика РАН, 75 членов-корреспондентов РАН и 18 профессоров РАН. Против ФАНО высказались Жорес Алферов, лауреат Нобелевской премии по физике, и Алексей Старобинский, который рассказывал в интервью изданию о теории рождения Вселенной. Ученые недовольны, что ФАНО претендует на руководство научными исследованиями и проведение оценки эффективности работы научных коллективов помимо хозяйственной деятельности.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков рассказал «Газете.Ru», что Владимиру Путину было доложено о письме ученых РАН.