Пенсионный советник

Кит и культ

В поведении китов гораздо больше социального, чем предполагалось

София Нескучная 21.06.2010, 13:22
fremlin/flickr.com (CC BY 2.0)

Киты и дельфины демонстрируют социальное поведение, способность к обучению и передаче информации от одной группы особей к другой, которые могут считаться атрибутами культуры, считавшейся уникальной особенностью лишь человеческих сообществ. Специалисты по изучению китов предлагают учитывать это при выработке новых правил и запретов в области китобойного промысла.

Киты и дельфины, млекопитающие, освоившие морские глубины, находятся под угрозой уничтожения не только из-за непрекращающегося китобойного промысла. Вынужденные периодически всплывать, чтобы набрать воздуха в легкие, они оказываются легкими жертвами техногенных аварий, подобных разливу нефти в Мексиканском заливе. В момент вдоха они особенно подвержены действию летучих химических веществ, используемых для ликвидации нефти. При попадании воды с нефтью в организм возможен ожог слизистых оболочек глаз и ротовой полости. Нефть, содержащаяся в воде, может также засорять усы китов, которые они используют как фильтр, тем самым препятствуя приему пищи.

Между тем морские млекопитающие, известные своей смышленостью, как оказалось, являются носителями черт социального поведения, ранее считавшегося уникальной особенностью человеческих сообществ.

Такое мнение высказали ученые на конференции Международной комиссии по китобойному промыслу.

Для китообразных характерны самосознание, переживание и социальная культура, способность к мышлению.

Если это действительно так, то санкция на китобойный промысел уничтожает социальные сообщества океанских глубин, считая их животных продуктом потребления, извлекаемого из морей.

«Из полевых исследований мы знаем, что для многих крупных китов характерно самое сложное в царстве животных социальное поведение», — отметила Лори Марино, нейробиолог из Антланты (США).

Марино ссылается на свои эксперименты по поведению афалин, или бутылконосых дельфинов (Tursiops truncatus). На тело дельфинов помещалась небольшая метка, а затем их помещали перед зеркалом, в которое они могли видеть себя и участок тела с меткой.

Млекопитающие успешно концентрировали взгляд на себе, а затем на неожиданно появившейся метке, что указывает на их способность к самоидентификации,

считает нейробиолог.

Жорж Шапутье, директор центра изучения эмоций в Университете Пьера и Марии Кюри в Париже, указывает на то, что киты и дельфины, как и некоторые высшие приматы, способны испытывать не только боль, но и «страдание».

Физиологическая боль (ноцицепция) – это обычная нервная реакция на некое вредоносное воздействие, характерная для всех животных. А вот «страдание предполагает определенный уровень когнитивных функций организма», объясняет он. Несмотря на сложность детектирования таких признаков, есть все основания считать, что большие обезьяны, дельфины и особенно киты способны их испытывать.

Китообразные не только обладают самым большим после людей объемом мозга (отнесенным к весу тела), но и показывают его специфическое развитие. Области мозга, ответственные за когнитивные функции и выработку эмоций, известны у людей. Также они развиты и у китов. Эволюцией этой части мозга движут социальные связи, которые можно назвать «культурой», отмечают нейробиологи.

Наличие «культуры отношений традиционно считается прерогативой людей, однако ее зачатки демонстрируют и сложные китообразные.

«Культура китообразных сложна и важна для них. Например, в любой период зимнего сезона размножения все самцы во всех морях «поют» одинаковые «песни», и эти «напевы» развивались и передавались от сообщества к сообществу долгие годы», — объясняет профессор Хал Уайтхед из Канады в своей публикации в Biological Conservation.

Таким образом, горбатые киты демонстрируют признаки культуры — поведения, передаваемого сообществом по наследству.

Хищные киты-косатки научились воровать рыбу из сетей коммерческих рыболовных судов, причем это умение передавалось от одной географически отдельной группы к другой.

Две группы косаток, не пересекающихся нигде, кроме вод острова Ванкувер, смогли разделить систему «довольствия»: одна группа питается рыбой, а другая млекопитающими, в основном тюленями, говорится в работе канадских ученых.

«Если стереть с лица земли группу (морских) млекопитающих, это будет не просто убийством группы особей, а уничтожением своеобразной культуры», — отметила Лори Марино.