Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Полет на Марс реален»

Зачем лететь на Марс

Александра Борисова 26.05.2010, 10:59
Photodisc/East News

«Газета.Ru» представляет мнения российских и французских ученых в области освоения космоса о перспективах развития космической отрасли, а также об оправданности и осуществимости долгосрочных планов полета на Марс, высказанные в рамках «круглого стола» на тему «Что даст наука обществу в XXI веке?»

Зачем человечеству нужен космос? Оправданы ли расходы на космические исследования?

А. И. Григорьев: На этот вопрос могут быть разные ответы. Мой ответ: мы летаем в космос, чтобы лучше узнать Землю и человека. Меня как специалиста в области космической медицины это интересует больше всего. Только в космосе мы можем узнать, каковы резервные возможности человеческого организма, узнать, как он адаптируется к необычным условиям. И это в свою очередь нужно нам не для того, чтобы больше и дальше летать, а чтобы узнать, как улучшить качество и продолжительность жизни людей на Земле. Знания, полученные в космическом полете, используются, чтобы больше узнать о здоровье человека.

Мы хотели бы сделать эти программы полезными не только для счастливцев, летавших в космос, но и для людей, живущих на Земле. Знания, полученные в космосе – технология, методология – уже используются для лечения и диагностики людей с различными заболеваниями. Подводя итог, мы летим, чтобы сделать более счастливой и радостной жизнь человека на Земле.

К. Эньере:

Полеты в космос нужны, чтобы лучше узнать человека.

В космосе человек преодолевает себя, выходит за рамки земных условий. Мне самой, чтобы полететь в космос, пришлось узнать, как мое тело поведет себя в состоянии невесомости. До этого я не знала, какие ресурсы были у моего организма. Земное притяжение лишает нас определенных возможностей, а в космосе физические законы действуют по-другому и организм ведет себя совсем иначе.

А. С. Коротеев: Если говорить в общем, у исследований космоса есть три важнейшие функции. Первая — делать жизнь на Земле лучше, в частности за счет достижений в навигации, информационных технологиях. Вторая цель — познание нового, неизвестного, расширение кругозора человечества. Третья цель связана с обороноспособностью государств, но об этом мы сейчас не будем говорить.

Однако космос, космические технологии уже сейчас кардинально изменили жизнь человечества, хотя зачастую оно этого не замечает. Мир стал другим. Могу привести характерный пример – инцидент с полетом Пауэрса над территорией СССР в 1960 году. Тогда из-за этого серьезно осложнились отношения с США, переговоры Хрущева и Эйзенхауэра стали невозможны. Представьте такую ситуацию сейчас — да сам инцидент был бы невозможен. Сейчас фактически границ нет: все летают друг над другом, ни от кого ничего нельзя скрыть. Если бы не космос, этого бы всего не было — или было бы через десятки лет.

M. Эмар: Исследования космоса очень важны для жизни на Земле. Они уже обеспечили прорыв в области безопасности, связи, науки. Также улучшились и наши знания о климате, о метеорологии, об истории нашей планеты.

Кроме того, космос — это почва для отработки новых технологий, он позволяет, если хотите, подготовить будущее. Именно космические технологии, например, являются «полигоном» для отработки новых способов передвижения и выработки энергии. Возможно, в космосе будут использоваться ядерные двигатели, например.

Есть еще и политический момент освоения космоса. Когда несколько стран работают в рамках одного проекта, это позволяет обеспечить кооперацию и успех предприятия.

Инженеры и ученые объединяют свои усилия и обеспечивают диалог и, в конечном счете, мир.

Есть у освоения космоса и общественная ценность: оно содействует распространению научно-технической культуры в широкие массы населения.

Каковы возможности и ограничения современной космической техники?

А.С. Коротеев: Техника сейчас может очень много, и ракеты могут улететь очень далеко. Однако мы вступили в очень ответственную фазу: нужно осознать, что транспортно-энергетические возможности стали лимитирующими. Космос сейчас находится на той же стадии, которую проходила авиация после Второй мировой войны. Все осознавали, что поршневая авиация подошла к своему пределу — нужно искать что-то принципиально новое. Так и с современными космическими двигателями. Нынешние ракеты совершенно не экономичны: тяга на единицу выброшенного продукта всего в 2,5 раза больше, чем у немецкой ракеты V-2. Это все, чего мы смогли добиться за 60 лет напряженной работы всего человечества. В космосе мы пользуемся солнечной энергией и той химической энергией, которую принесли с Земли. Однако чтобы перейти на качественно иной уровень, нам нужен прорыв — нужно это осознавать.

Очень хорошо это чувствуют фантасты. Ведь у них космические аппараты выглядят совсем по-другому: это тихо перемещающийся диск с голубым пламенем мотора. Прежде всего это значит, что он очень эффективный. Если мы хотим всерьез проникнуть вглубь космоса – нам нужна транспортно-энергетичнсекая революция.

В России в прошлом году был одобрен проект по созданию транспортного модуля с энергетической ядерной установкой. Сейчас начата его реализация.

Этот проект призван поднять эффективность двигателей в 10–15 раз по сравнению с нынешним.

Он может стать началом именно той технической революции, на пороге которой мы стоим.

Есть ли сейчас ракета, которая могла бы отнести человека на Марс и вернуть обратно?

А. С. Коротеев: Большая группа специалистов со всего мира проводила подобную проверку несколько лет назад. Можно сказать так: мы сможем полететь на Марс через какое-то время. Но задача в другом. Нам же нужно не просто полететь и вернуться. Важны не экспедиции посещения, а экспедиции пребывания: надо что-то там делать. А вот экспедиция пребывания сейчас невозможна и в обозримое время вряд ли таковой станет. Ведь нужно не только прилететь и улететь, а жить там при совсем другом давлении, в атмосфере из углекислоты. Чтобы взяться за такой масштабный проект, власти всего мира должны с трибуны ООН или какой-то другой трибуны объявить начало международного марсианского проекта. Иначе успеха не будет.

А. И. Григорьев: Человек перед космосом физически слабое существо. Но полет на Марс реален, потому что человек силен интеллектуально. Когда-то – вот в следующем году будет 50 лет полета Гагарина – казалось невозможным, что человек полетит в космос. А потом это случилось. Потом произошел выход в космос, потом — высадка на Луне. И высадка на Марсе произойдет — была бы поставлена такая задача.

Человечество должно ставить перед собой амбициозные задачи: это единственный ключ к развитию.

Если идет целенаправленная работа по решению амбициозной задачи, то задача будет решена. И вопрос, когда вы можете полететь, зависит от того, когда мы начнем это время считать. Но пока отсчет не начат. Если человечество осознает, что ему это нужно, то должно быть принято решение. Тогда не только энтузиасты начнут работать над этой проблемой, но и коллективы, страны – и будет результат.

Когда может состояться полет на Марс?

M. Эммар: По моим оценкам, реалистичный срок — это 25 лет, при условии что будет международная кооперация, международная мобилизация. Ни одна страна не справится с этим проектом в одиночку. Нам нужно будет подготовить решение различных проблем. Нужно будет создать «разведчика», тестовый аппарат, который позволит протестировать все необходимые технологии и двигатели. Нужно будет «зацепиться» за атмосферу Марса, создать системы жизнеобеспечения.

К. Эньере Я считаю, что 25 лет — это очень долго. Нужно уже сейчас определить сроки и взять обязательства по этим срокам. Чтобы достичь цели, нужно перестать говорить, что быстро этого не сделать. Надо создать план: что будет сделано через 10 лет, что через 15 лет. Я считаю, 25 лет — это слишком много, потому что это отбирает у людей надежду увидеть плоды своих трудов.

А. И. Григорьев: Я считаю, что срок меньше 20 лет нереален, и согласен, что нужно принять решение как можно быстрее и начать работу с привлечением всех необходимых ресурсов и кооперацией коллективов из России, Китая, США, Европы.

Согласно данным социологических опросов, в России 65% населения считает, что полет на Марс нужен. В других странах, думаю, процент будет не меньше. Значит, людям это интересно — и это прекрасно.