Сирию накрыли «тишиной»

Режим прекращения огня вступил в силу на всей территории Сирии

Александр Атасунцев, Александр Братерский 12.09.2016, 21:25
Alaa Al-Faqir/Reuters

В понедельник в Сирии начал действовать согласованный США и Россией режим прекращения огня. Оба государства собираются координировать действия по уничтожению запрещенных в России группировок «Исламское государство» и «Джебхат Фатах аш-Шам». Эксперты по-разному оценивают перспективу перемирия, некоторые опасаются, что договоренности могут означать «сдачу» Кремлем президента Сирии Башара Асада.

Режим перемирия официально стартовал в 19.00 по московскому времени, сообщило Минобороны России. Оно совпадает с праздником Курбан-байрам, который является одним из главных для мусульман всего мира. Договоренность была достигнута не только в рамках двусторонних переговоров Москвы и Вашингтона, но и с президентом Сирийской Арабской Республики (САР) Башаром Асадом. Потерявший доверие Запада лидер поддержал идею приостановки боевых действий. Об этом сказал по итогам встречи с американским коллегой министр иностранных дел России Сергей Лавров. Госсекретарь США Джон Керри же заверил, что к режиму прекращения огня подключится и так называемая умеренная оппозиция, которую поддерживают США.

К перемирию предполагается прийти пошагово. Асад отдал приказ Сирийской арабской армии (САА) первой прекратить огонь.

По договоренности, сначала планируется установить 48-часовой режим тишины для проверки готовности правительственных сил соблюдать соглашение. «Тишина» также предусматривает прекращение боевых вылетов авиации правительственных войск в Сирии, которые в последнее время особенно ожесточенно проводили бомбардировку Алеппо и его пригородов.

В этом мегаполисе, втором по значению после Дамаска, находятся как формирования «умеренной оппозиции», так и боевики-джихадисты.

Обе стороны по итогам многочасовых переговоров подписали пять документов на тему перемирия. Однако все детали соглашения между Россией и США по-прежнему неизвестны. Сразу после переговоров Лавров заявил, что документы в силу определенных причин не могут быть опубликованы.

«Они содержат достаточно серьезную, чувствительную информацию, не хотим, чтобы она попадала в руки тех, кто будет наверняка пытаться сорвать выполнение предусмотренных мер и в рамках доставки гуманитарной помощи, и в других частях наших договоренностей», — сказал министр иностранных дел России.

В случае если «тишина» продержится 48 часов, перемирие будет продлено до конца недели.

«После того как режим [прекращения огня] будет функционировать семь дней, мы, как сказал Джон [Керри], создаем совместный исполнительный центр, в котором военные и представители спецслужб России и США будут заниматься практическими вопросами — разграничением террористов и умеренной оппозиции», — заявил Лавров.

Ирина Звягельская, заведующая сектором международных вопросов Центра арабских исследований Института востоковедения РАН, считает, что на пути «размежевания» — если до него дойдет — препятствий не избежать.

«В Сирии очень сложная ситуация. Есть примеры, когда к террористам примыкали люди, которые по своим убеждениям террористами не являются. Это люди, которые ищут защиту, а под крылом больших организаций ее найти легче. Кроме того, и часть оппозиции, и террористические организации порой вместе сражаются против правительственных сил, — рассуждает Звягельская. — Тем не менее есть понимание того, что те, кто примет перемирие, будут исключены из списка, кого можно продолжать бомбить».

Вице-спикер Госдумы Сергей Железняк, возглавлявший российскую делегацию в Сирии, считает, что соглашение должно сыграть роль «сепаратора», который сможет «определить тех, кто готов бороться с терроризмом». «Любые договоренности лучше, чем их отсутствие», — говорит политик и добавляет, что «мяч на стороне у американцев».

«Попытки срыва будут»

Пока неясно, насколько режиму прекращения огня будут верны силы боевиков, находящиеся на боевых позициях. Соглашение о приостановке боевых действий поддержала Свободная сирийская армия (ССА), одна из главных групп светской оппозиции, которая объявила о том, что будет «сотрудничать», когда режим прекращения огня начнет действовать.

Также к миру присоединилась и «Хезболла» — крыло ливанской шиитской организации, поддерживающей Башара Асада.

Однако другая группа боевиков — исламистская организация «Ахрар аль-Шам» (также запрещена в России), которая до недавнего времени проводила свои боевые операции совместно с террористической группировкой «Ан-Нусра» (с недавнего времени — «Джебхат Фатах аш-Шам»), — отказалась следовать соглашению.

Представитель этой группировки заявил, что «повстанцы, которые воевали шесть лет, не могут принять полумеры».

Тем временем с момента заключения соглашения в разных районах САР погибли уже более 100 мирных граждан, сообщает базирующаяся в Лондоне «Сирийская обсерватория по правам человека». Неправительственная организация утверждает, что большинство стали жертвами бомбардировок со стороны правительственных сил. Одна из бомб угодила на рыночную площадь Идлиба — погибли более 50 человек, в том числе 13 детей. Еще 46 человек погибли в Алеппо.

Звягельская считает, что попытки «срыва», несомненно, будут. «Однако самое главное, что есть политическая воля сторон. И воля эта была поддержана внутренними игроками», — говорит эксперт.

Со второй попытки

Россия пытается заручиться международной поддержкой переговоров по Сирии. В понедельник состоялся разговор Лаврова с министром иностранных дел Великобритании Борисом Джонсоном. Детали разговора не разглашаются, известно только, что Лондон одобряет договоренность между Москвой и Вашингтоном. В поддержку мира также выступил и Иран. Об этом заявил в воскресенье представитель МИДа страны Бахрам Гасеми.

Аналогичная попытка мирно разрешить сирийский вопрос предпринималась в конце февраля. Однако она провалилась, хотя также пользовалась широкой международной и внутренней поддержкой.

Николай Кожанов, консультант программы «Внешняя политика и безопасность» Московского центра Карнеги, считает, что у нового договора перспектив больше, потому что изменилось многое.

«Во-первых, в войну вступила Турция. Во-вторых, стороны стали понимать: кроме мирного разговора, альтернативы нет», — рассуждает эксперт. «По-прежнему полностью неизвестны детали соглашения. Однако вызывают большие вопросы, насколько у сторон есть механизмы контроля за перемирием. И насколько у стран — участниц переговоров действительно есть желание прекратить войну», — добавляет Кожанов.

С ним отчасти соглашается и Ирина Звягельская, но по другим соображениям.

«Новое перемирие отличается от прошлого тем, что было принято решение о необходимости размежевания сил оппозиции и террористических группировок. Очень долго США, вроде бы соглашаясь, на самом деле ничего не делали, и это вызывало критику с нашей стороны. Сейчас же удалось добиться их реального согласия. К тому же достижение именно этих переговоров — создание специального совместного центра по размежеванию, который будет наблюдать за выполнением обязательств сторон, поддерживать связь, разрешать спорные вопросы», — считает эксперт.

Риски сдачи Асада

В свою очередь специалист Московского центра Карнеги Алексей Малашенко, эксперт по проблемам Кавказа и ислама, считает, что результат встречи можно считать дипломатическим поражением России. На это указывает то, что Лавров не стал раскрывать подробности заключенных с США договоренностей:

«Министр иностранных дел России говорит нам: «А этого мы вам не скажем». Я думаю, это первый шаг отказа от Асада. Я думаю, что перемирия не будет», — рассуждает эксперт.

«Российская же пропаганда выдает эти переговоры за победу, но при этом Москва соглашается на ограничение полета ВВС своего лучшего друга в его же суверенном государстве», — говорит Малашенко.

Он также отмечает, что любопытно увидеть, как себя поведет президент САР: «Он понимает, что без России он ничто. Это закономерный итог нашей политики в Сирии. Мы просто не смогли до конца продумать. Никого на замену Асада нет у нас. И потеряв его, мы потеряем Сирию».

Отношения России с Асадом действительно нельзя назвать ровными — сирийский лидер неоднократно давал понять, что хочет вести борьбу со своими врагами до победного конца. Это вызывало недовольство Москвы, которая считала, что главная цель — добиться мирного исхода как можно быстрее. В России всегда считали Асада своим ситуативным союзником. В связи с этим Лавров заявлял, что Москва «не держится за режим Асада». Однако пока действительно не ясно, есть ли у Москвы альтернативная фигура на замену сирийскому лидеру.