Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

Курды выходят из женевской тени

Сирийская опозиция заговорила о подключении курдов к переговорам в Женеве

Александр Рыбин 02.02.2016, 16:45
Cпецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура Denis Balibouse/Reuters
Cпецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура

2 февраля в Женеве ожидают прибытия Рияда Хиджаба, главы сирийского Высшего комитета по переговорам. Его присутствие создаст условия для начала полноценного дипломатического процесса между сирийской оппозицией, официальным Дамаском и международным сообществом. Но у переговоров есть изъян: в Женеве до сих пор нет представителей курдов, которые контролируют большую часть территории сирийского севера и без которых преодоление конфликта невозможно.

Переговоры о сирийском кризисе в Женеве не задались с самого начала. Изначально планировалось, что они начнутся в середине января. Но когда оказалось, что сирийская оппозиция разобщена и далеко не все представители готовы явиться на переговоры без предварительных условий, даты начали плавать.

Долгое время представители России, США и ООН — международных гарантов дипломатического процесса — уверяли, что стороны сядут за стол переговоров с 25 по 29 января. 29 января оказалось, что начало процесса перенесется еще на пару дней. В феврале в Женеве собрались представители всех изначально заявленных сторон: официального Дамаска, сирийской оппозиции (две делегации) и иностранных держав, заинтересованных в скорейшем решении конфликта. 2 февраля сюда обещал прибыть Рияд Хиджаб, глава Высшего комитета по переговорам, дав понять, что готов к диалогу с Дамаском, несмотря на множество предусловий, которые выдвигают его коллеги-переговорщики.

В Женеве нет только представителей курдских организаций.

С тем, что курды важны для мирного процесса в Сирии, не спорит даже спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура, который по собственной инициативе исключил курдскую делегацию из состава участников. Он объяснил это просто: если стороны начнут ее обсуждать, женевский процесс может вообще никогда не начаться.

Вокруг севера Сирии, большую часть которого контролируют курдские боевики, столкнулись интересы большинства региональных и мировых игроков. Таким образом, курды не могут не быть важной частью решения сирийского конфликта. 2 февраля глава МИД России Сергей Лавров в очередной раз подчеркнул, что Москва настаивает на участии в переговорах всех боевых групп, представленных в Сирии, в том числе курдских. Оппозиция уверяет, что в их делегации есть курды, причем правильные, не воюющие на стороне Башара Асада. Однако сопротивление Турции и части сирийской оппозиции столь велико, что курдский фактор все сильнее напоминает аллегорию «слон в комнате», о котором все знают, но никто открыто не говорит.

Специфика Курдистана

Силы самообороны сирийских курдов (мужские отряды YPG и женские YPJ) контролируют районы на севере и северо-востоке страны. Под их контролем находятся 500 км сирийско-турецкой границы из 800 км. В прошлом году они успешнее всех вели боевые действия — почти вдвое увеличили свою территорию.

В настоящее время именно YPG и YPJ стоят ближе всего к Ракке, столице запрещенного в России «Исламского государства» (ИГ), — в 50 км. Они получают военную помощь как от России, так и от коалиции, возглавляемой США. ВКС РФ периодически наносят авиаудары в интересах курдов. США и их союзники не только бомбят для них же позиции ИГ, но и поставляют оружие. Как минимум 100 американских спецназовцев в настоящее время воюют в рядах сил самообороны.

Силы самообороны более или менее лояльны к президенту Сирии Башару Асаду, считая своим главным врагом ИГ, претендующее на курдские территории. Иногда у курдов случаются стычки с другими радикальными религиозными группировками — по тем же территориальным причинам.

Главное, чего добиваются курды, — это признания их автономии со стороны правительства Асада. Сами они еще 21 января 2014 года провозгласили свою автономию Рожава (курдское название для сирийского Курдистана). Рожава использует идеологию Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллы Оджалана, действующей на территории Турции и севере Ирака. По сути, YPG и YPJ являются сирийскими филиалами РПК. Вот эти связи с РПК и есть причина, почему оппозиция не хочет, чтобы курды стали одной из сторон в межсирийских переговорах.

Незаметные курды

Переговорный орган оппозиции был сформирован в столице Саудовской Аравии в конце прошлого года и получил название Высший комитет по переговорам. Туда вошли крупнейшие группировки, поддерживаемые Турцией и Саудовской Аравией: «Джейш аль-Ислам» (запрещенная в РФ) и «Ахрар аш-Шам». Россия и Иран выступали против включения этих радикальных группировок в делегацию.

В свою очередь для турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана любая курдская группировка, сотрудничающая с РПК, является радикальной. Он ранее неоднократно называл курдские силы самообороны экстремистами и террористами. Поэтому сама Турция и союзные ей оппозиционные группировки в Сирии добиваются, чтобы курдов не допустили до мирных переговоров. Очевидно, Анкаре совсем не хочется, чтобы Рожава получила некий официальный статус и международное признание.

Россия и так называемая Внутренняя сирийская оппозиция (политические партии и организации, действующие легально на территории, подконтрольной Башару Асаду, и допускающие осторожную критику его режима) настойчиво уговаривают ООН привлечь сирийских курдов к переговорам в Женеве. Один из известнейших представителей внутренней оппозиции Кадри Джамиль сказал, что отсутствие курдской делегации в Женеве подрывает переговорный процесс.

«Мы считаем, что отстранение курдов противоречит решению Совбеза ООН, так как они являются неотъемлемой частью сирийской оппозиции. Поэтому для нас неприемлемо, чтобы они не были в составе делегации», — сообщил он. Российские дипломаты один за другим вступались и продолжают вступаться за курдов. Министр иностранных дел Сергей Лавров на минувшей неделе во время одной из пресс-конференций заявил, что переговоры по Сирии «окажутся безуспешными, если в них не примут участия курды».

1 февраля спецпредставитель президента России по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов рассказал, что представители Рожавы и сил самообороны находятся в постоянном контакте со Стаффаном де Мистурой, модерирующим межсирийские переговоры, а также с замглавы МИДа Геннадием Гатиловым, представляющим Россию на переговорах.

Неясную позицию по поводу статуса сирийских курдов занимают США. С одной стороны, по меньшей мере 100 американских спецназовцев уже участвуют в боевых действиях в составе сил самообороны. Неофициальные представители YPG сообщали, что эти спецназовцы принимали участие в операции по захвату дамбы Ташрин на Евфрате в середине января. Неоднократно появлялись сообщения, что США поставляют легкое вооружение YPG.

В понедельник стало известно, что аэропорт на подконтрольной курдам территории в районе городка Румелан уже используется военной авиацией США. В последние выходные января именно туда прилетел спецпредставитель США по борьбе с ИГ Бретт Макгерк, чтобы встретиться с лидерами Рожавы. Он стал первым американским дипломатом, появившимся в Сирии после закрытия американского посольства в Дамаске в 2012 году. Официально сообщалось, что Макгерк встречался по поводу координации действий военной коалиции с силами самообороны. Однако неофициально в социальных сетях курды писали, что американец встретился также с Салехом Муслимом, который не имеет почти никакого отношения к военным структурам. Муслим является одним из гражданских руководителей Рожавы, и, по сообщениям СМИ, именно он должен был возглавить делегацию сирийских курдов в Женеве.

До сих пор ничего внятного по поводу будущего курдов в Сирии США не высказывали. С одной стороны, Вашингтон сотрудничает с курдскими организациями в военной сфере. Курды, пожалуй, важнейший союзник США в борьбе с ИГ в Сирии. С другой стороны, Анкара резко против признания какого бы то ни было официального статуса Рожавы, и Вашингтону приходится считаться с мнением турецкого союзника. Очевидно одно: без курдов судьбу Сирии не решить.

Первый шаг

В понедельник делегация оппозиции неожиданно решила уладить дело с курдами. Представитель Высшего комитета по переговорам Салем аль-Муслад рассказал: «То, что к переговорам не допускают курдов, неправда. В делегацию Объединенной сирийской оппозиции входят семь представителей курдских групп». Как заявила «Газете.Ru» Елена Супонина, советник директора Российского института стратегических исследований, те этнические курды, которые прибыли с оппозиционными делегациями, представляют другие боевые группировки и не представляют собственно курдские организации севера Сирии.

На ранних этапах войны в Сирии единый орган руководства оппозиционными формированиями некоторое время возглавлял этнический курд Абдель Басит Сида (никакого отношения не имевший к YPG). Но этот орган, как и многочисленные другие попытки создания подобных органов, перестал существовать, не успев ничего сделать. Кого-то из таких этнических курдов и могли привлечь в состав оппозиционной делегации.

Впрочем, аль-Муслад сделал и более важное заявление. Он впервые дал теоретическое согласие на подключение переговорщиков Рожавы к женевскому процессу, но только если они будут включены в состав делегации официального Дамаска.

Аль-Муслад объяснил это тем, что курды Рожавы — это пророссийская группировка, ее боевики «сражаются на стороне Башара Асада и по определению не могут входить в делегацию оппозиции». Вне зависимости от этого, первый шаг к подключению курдских переговорщиков к женевскому процессу был сделан.

Тем не менее вопрос о фактическом участии сирийских курдов в принятии решений по Сирии до сих пор не решен. Без этого договоренности в Женеве, если они в итоге все-таки будут достигнуты, выполнить будет чрезвычайно трудно.

Армия Башара Асада обязана своим нынешним успехом подразделениям Ирана и ВКС России. Многие оппозиционные группировки получают оружие и финансирование из Саудовской Аравии, Турции, Катара и т.д. ИГ поддерживает свою численность главным образом за счет иностранных добровольцев. И только курдские YPG и YPJ — единственные в Сирии военные формирования, которые могут успешно действовать без активной внешней поддержки.