Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Королева, сохрани Британию!

Шотландия на предстоящем референдуме может проголосовать за отделение региона

Полина Матвеева 09.09.2014, 14:09
REUTERS/Russell Cheyne

В преддверии референдума о независимости Шотландии британские власти все настойчивее цепляются за возможность сохранить Союз, в очередной раз пообещав Шотландии большую автономию. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон готов на крайнюю меру — попросить выступить с речью Елизавету II.

«Независимость Шотландии: королева призвана вмешаться» — с таким заголовком во вторник вышла британская газета The Telegraph.

«На Дэвида Кэмерона все больше давят, он будет вынужден попросить королеву высказаться в поддержку Союза после того, как очередной опрос общественного мнения подтвердил всплеск поддержки независимости Шотландии, — отмечает издание. — Премьер-министр был предупрежден, что его работа может зависеть от исхода шотландского референдума 18 сентября... На фоне растущей паники в Вестминстере бывший премьер-министр Гордон Браун пообещал подготовить законопроект о расширении полномочий шотландских властей, в случае если они останутся в Соединенном Королевстве».

Многие столетия английские короли с переменным успехом вели борьбу за шотландский трон.

Окончательно Шотландия и Англия объединились в 1707 году, подписав так называемый Акт об унии. В конце прошлого столетия вопрос о независимости Шотландии стал темой постоянных обсуждений. В 1998 году бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр вернул Шотландии собственные правительство и парламент. В начале 2013 года, чтобы сохранить Шотландию в составе Соединенного Королевства, нынешний глава британского правительства Дэвид Кэмерон пообещал расширить полномочия региональных властей. Несмотря на яростное желание Лондона удержать Шотландию в своем составе, глава британского правительства и первый министр Шотландии Алекс Сэлмон еще в октябре 2012 года подписали соглашение о проведении в стране референдума о выходе региона из состава Соединенного Королевства.

В конце прошлого года правительство Шотландии представило так называемую «Белую книгу» — 67-страничный документ, в котором изложен план достижения независимости от Британии. Там подчеркивается, что королева останется главой государства, продолжая традицию союза корон с 1603 года. Однако церковь Шотландии все чаще говорит о необходимости «отделить коронации, чтобы закрепить свои позиции в качестве короля или королевы шотландцев». А сторонники независимости все активнее выступают за то, чтобы королева назначала генерал-губернатора, как, например, в Австралии, в «качестве промежуточного механизма».

И «God Save the Queen» перестанут исполнять в Шотландии в качестве официального гимна.

«Сейчас прекрасный момент для королевы, чтобы еще раз подчеркнуть важность Союза и произнести те вдохновляющие слова, которые она произнесла в 1977 году», — приводит The Telegraph слова одного из британских парламентариев, напоминающего о речи Елизаветы II накануне тогдашнего референдума о расширении полномочий местных правительств Уэльса и Шотландии. По словам профессора политологии Оксфордского университета Вернона Богданора, в числе студентов которого когда-то был и премьер Кэмерон, нет конституционных причин, по которым королева не могла бы высказать свою точку зрения, и тем не менее это маловероятно: «Она всегда избегала противоречий, и Кэмерон не хотел бы ее смутить своей просьбой».

Тот факт, что опасения королевской семьи растут, подтвердила в минувшее воскресенье и Sunday Times. «Королева Великобритании Елизавета II чрезвычайно обеспокоена, — сообщило издание. — Королева — сторонник целостности. Многие люди говорят нам, что все будет в порядке, но сейчас присутствует большое беспокойство по этому поводу».

Число сторонников независимости Шотландии впервые превысило 50%. Если верить обнародованным в выходные данным исследовательской компании Yougov, за отделение от Британии сегодня выступают 51% шотландцев, против — 49%. Впрочем, как отмечает издание Sunday Times, для которого и был проведен соцопрос, в исследовании не учитывались еще не определившиеся граждане.

Сразу после появления этих цифр британские власти снова заговорили о большей автономии Шотландии. «В ближайшие дни вы увидите план действий по предоставлению Шотландии больших полномочий в сфере налогов, расходования денег и социального обеспечения. Он будет введен в действие сразу же, если в ходе референдума победу одержат противники независимости», — сообщил министр финансов Великобритании Джордж Осборн.

По мнению руководителя центра германских исследований Института Европы РАН Владислава Белова, показатели в 51% могут быть даже занижены. «Очень похоже на игру на общественном мнении. До голосования остается совсем немного времени, и британским властям нужно к чему-то апеллировать. В случае с 51% можно делать ставку на то, что население Шотландии вроде как еще сомневается. По данным же местных социологов, выступающих за самостоятельность Шотландии, значительно больше, а показатели более 50% были и раньше. Да и судя по заявлениям королевской семьи и мистера Осборна, опасения Британии весьма небеспочвенны».

Референдум назначен на 18 сентября и будет приурочен к 700-летию битвы при Бэннокберне, победив в которой, средневековая Шотландия сумела на несколько веков отстоять свою свободу. Если итоги референдума обернутся отделением Шотландии, уже в 2016 году здесь могут пройти выборы в первый парламент независимой страны.

До сегодняшнего дня все подобные опросы неизменно показывали, что большинство шотландцев стоят за сохранение нынешнего конституционного порядка. Всего месяц назад отрыв составлял 22% в пользу сторонников нынешнего порядка.

«До референдума остается около двух недель, а он уже привлек больше ставок, нежели любое другое политическое событие за всю историю, — приводит Sunday Times слова представителя ведущей букмекерской конторы страны «Уильям Хилл» Грэма Шарпа. —

Чтобы в полной мере представлять себе масштаб, нужно лишь знать, что нынешний референдум соберет больше средств, чем последние всеобщие выборы в Великобритании и президентские выборы в США, вместе взятые».

В «Белой книге» сторонников независимости отмечается, что суверенитет сделает ее более демократичной, процветающей и справедливой страной. А в начале сентября Telegraph опубликовал данные, согласно которым в случае отделения Шотландии ее налогоплательщики будут тратить в виде налогов каждый год на $4,1 млрд больше, чем прежде.

Если Шотландия все же станет независимой, отмечают местные СМИ, Англия лишится своего атомного подводного флота, который базируется в шотландских водах. Кроме этого, доходы от добычи шотландской нефти в Северном море являются немаловажным ресурсом для государственной казны.

Особое беспокойство у политиков и бизнес-сообщества вызывает судьба фунта. «Фунт стерлингов — не какая-нибудь коллекция музыкальных дисков, которую можно разделить с партнером после развода», — заявил ранее Осборн.

Однако в правительстве Шотландии продолжают надеяться, что в валютном вопросе сохранится существующий статус-кво. Другой вариант — продолжать использовать фунт, но без поддержки Банка Англии в качестве кредитора последней инстанции — подобно тому, как, например, Панама использует доллар США. Кроме этого, рассматривается возможность проводить собственную денежно-кредитную политику. Крайняя и наименее вероятная мера — вступление в еврозону.

Вопросы вызывает и членство в ЕС. «Шотландия будет по-прежнему членом Европейского союза на тех же условиях, что и Великобритания», — настаивает премьер-министр Шотландии Алекс Салмонд. Однако уходящий со своего поста председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу уже заявил, что «это будет очень трудно, если вообще возможно». «Шотландии для того, чтобы вступить в этот блок, потребуется единогласие от всех государств... Латвия, Ирландия и Чехия уже настаивают на том, что Шотландия не сможет использовать «стремительный вход» и должна будет пройти весь процесс вступления, что может занять до десяти лет», — подчеркнул Баррозу.

«Осборн предложил Шотландии большую самостоятельность, практически полную налоговую автономию. Но мне кажется, он с этим предложением несколько запоздал», — говорит эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер.