Пророссийские выборы

В Южной Осетии начались парламентские выборы

Полина Матвеева 08.06.2014, 14:04
РИА «Новости»

Южная Осетия в воскресенье выбирала парламент республики. После подсчета 31,08% протоколов лидирует партия «Единая Осетия» с 44,11%. Это первые всенародные выборы с момента острого политического кризиса 2011–2012 годов. Сейчас повторения тех событий не ждут. Лозунгом всех девяти партий — участниц выборов остается дружба и даже объединение с Россией. Главный вопрос: кто будет распоряжаться щедрыми финансовыми потоками, идущими из Москвы.

Уже в 8 часов утра в Южной Осетии открылись избирательные участки. До участия в них допущено девять партий, и даже по их названиям не трудно заметить, что главное слово в республике – «единство». В бюллетенях нашлось место партиям под названием «Единство народа», «Единая Осетия» и собственно «Единство». Кроме них в выборах принимают участие партии и.о. министра иностранных дел Давида Санакоева «Новая Осетия», «Ныхас» мэра Цхинвали Алана Алборова и старейшая в республике Коммунистическая партия во главе со спикером парламента Станиславом Кочиевым.

«Всего партий 14, допущено девять, — рассказывает заведующий отделом Кавказа Института стран СНГ политолог Владимир Евсеев. — Из них реально сейчас в парламенте три. Причем две из них, скорее всего, сохранят свое присутствие. Это «Единство» и коммунисты. В целом могут пройти от силы пять партий, так как действует высокий барьер».

В югоосетинском парламенте работают 34 депутата. Чтобы пройти в парламент, партии должны заручиться поддержкой не менее 7% избирателей.

«У Южной Осетии есть только две возможности выжить: тесная связь с Россией и внутренняя стабильность, — полагает генеральный директор Центра политической конъюнктуры России Сергей Михеев. — Кстати, нынешние выборы отличаются абсолютным спокойствием».

Напомним, что два с половиной года назад, зимой 2011 года, президентские выборы в стране закончились грандиозным внутриполитическим кризисом.

Тогда во втором туре полную победу одержала оппозиционерка Алла Джиоева, которая обошла ставленника президента Эдуарда Кокойты министра чрезвычайных ситуаций Анатолия Бибилова. Но осетинский Верховный суд признал второй тур голосования недействительным на основании того, что сторонники победившей кандидатки якобы препятствовали свободному волеизъявлению, и это послужило началом событий, которые в Южной Осетии получили название «снежной революции».

Революция победной не оказалась. После нескольких месяцев борьбы штаб Джиоевой был взят штурмом местным ОМОНом, сама кандидатка была госпитализирована, причем, по ее собственным словам, силовики ее избили, а в больнице держали насильно.

На повторных президентских выборах победу одержал бывший глава югоосетинского КГБ Леонид Тибилов, который назначил Джиоеву вице-премьером по социальным вопросам и пригласил к себе в команду еще ряд ее сторонников.

У Джиоевой есть собственная политическая партия «Осетия – Площадь Свободы», но в нынешних выборах она самостоятельного участия не принимает. Более того, бывший лидер оппозиции в апреле подала заявление о выходе из партии по состоянию здоровья, а позже была отправлена в отставку с поста вице-премьера.

Главная интрига теперь – результаты партии «Единая Осетия», основанной бывшим соперником Джиоевой Анатолием Бибиловым. Дело в том, что он по-прежнему считается человеком, близким к экс-президенту Кокойты, и успех его партии может ослабить влияние нынешнего главы государства Тибилова.

В республике считается также, что Бибилова поддерживают определенные силы в Москве, а сам он активно играет на теме интеграции с Россией, которая стала лейтмотивом предвыборной гонки.

Партий в выборах участвует много, а вот предвыборная программа практических всех из них сводилась к одному – крепкой дружбе с Россией. Чуть ли не каждый старается показать себя самым большим сторонником интеграции.

«Мы в Южной Осетии с воодушевлением восприняли решение российского руководства о воссоединении Крыма с Россией», — заявил, в частности, президент Тибилов, который также отметил в интервью Lenta.ru, что идея вхождения республики в состав России «сидит в каждом из нас».

«В условиях Южной Осетии это (акцент на дружбу с Россией. — «Газета.Ru») просто неизбежно, — считает Михеев. — Вопрос внешнеполитической ориентации тут ни у кого не вызывает разногласий. И внутри самой Южной Осетии идеологических расхождений почти нет. Поэтому остаются вопросы чисто экономического, хозяйственного плана: что и как осваивать, какие проекты двигать, как вести социальную политику?»

«Учитывая пророссийские настроения, заявления президента о желании республики войти в состав России, зависимость республики от Москвы, никаких сюрпризов на этих выборах ждать не приходится», — согласен Евсеев.

В свою очередь Москва, утверждают эксперты, до последнего времени всячески старалась дистанцироваться от внутриполитической борьбы в республике.

Это можно понять, учитывая, что активная роль, сыгранная Россией во время «снежной революции», до сих пор вызывает в республике неоднозначную оценку: тогда некоторые российские чиновники почти в открытую встали на сторону действующих властей в противостоянии с оппозицией.

Сейчас Россия не вмешивается, отмечает Михеев, но держит руку на пульсе.

Накануне выборов глава ЦИК республики Белла Плиева сообщила, что для мониторинга выборов на территорию Южной Осетии прибудут более 60 наблюдателей: «Помимо России приедут из Абхазии, Армении, Греции, Литвы, Франции, Индии, США». Кроме этого, своих наблюдателей пришлют и самопровозглашенные Приднестровская Молдавская и Нагорно-Карабахская республики.

Всего правом голоса, уточнила Плиева, на этих выборах обладают около 33 тыс. человек.

«На единственном зарубежном избирательном участке – в посольстве Южной Осетии в Москве – смогут проголосовать около 340 человек», — заявили в ЦИК.

Между тем за неделю до выборов в РЮО стало известно, что российские инвестиции в социально-экономическое развитие Южной Осетии в 2014 году составят около 3 млрд рублей.

«Объем программы в 2012 году составил 2,94 млрд рублей, в 2013 году — 1,65 млрд рублей, в 2014 году — около 3 млрд рублей… Мы сегодня утвердили инвестиционную программу до 2017 года, на реализацию которой определено свыше 9 млрд рублей. Мы также утвердили перечень объектов и мероприятий этой программы. Всего их 39, и они направлены на развитие реального сектора экономики, малого и среднего предпринимательства и увеличение собственных доходов республики», — заявил российский вице-премьер Александр Хлопонин после заседания двусторонней межправительственной комиссии в начале этой недели.

По словам Михеева, для Южной Осетии такие инвестиции жизненно необходимы. А отличие от прежнего подхода состоит в том, что теперь речь идет не просто о прямой помощи, а об инвестициях в конкретные экономические проекты, которые позволят им самим зарабатывать деньги.

«Если Россия на Абхазию выделяет 4 млрд, а на Южную Осетию – 3 млрд, то можно сказать, что это очень серьезные деньги. Это говорит о серьезной поддержке со стороны Москвы, — констатирует Евсеев. — Люди, конечно же, смотрят и на то, что происходит сегодня в Абхазии. Но людям и здесь и там совершенно очевидно, что нет никакой идеологической борьбы, а есть борьба кланов за доступ к ресурсам».

«Вероятно, что победитель этих выборов будет просить Россию о присоединении территории, — отмечает грузинская англоязычная газета The Messenger. — Из-за кризиса в Абхазии интеграция с Россией стала важной темой для де-факто независимого государства. Одновременно такие же настроения возникли и в другом самопровозглашенном государстве – Южной Осетии. Так называемый президент региона Леонид Тибилов заявил несколько дней назад, что в Южной Осетии готовятся к интеграции с Россией. Оба эти события удивительно совпадают с подписанием Грузией соглашения об ассоциации с ЕС, а также с активными обсуждениями предстоящего саммита НАТО».

Напомним, что в сентябре 2014 года пройдет саммит Североатлантического альянса, в рамках которого одним из главных вопросов будет «План действий по вступлению Грузии в НАТО».

При этом Россия, убеждены авторы статьи, на подобный исход событий согласится едва ли. Но для Москвы факт возможной интеграции будет своего рода рычагом давления.

«Грузинское желание войти в НАТО проявилось еще в начале 90-х, когда не было никакого признания Южной Осетии и Абхазии. И этот грузинский вектор стал одной из причин, по которой все свелось к военным операциям. Грузия с самого начала заняла неправильную позицию в этом вопросе и просто не рассчитала риски и перспективы», — уверен Михеев.

«Как бы в этом случае Россия на самом деле могла бы повлиять на развитие событий? Взять и присоединить Южную Осетию, — рассуждает Евсеев. — Но Россия сейчас этого делать не собирается, по крайней мере до разрешения украинского кризиса. При этом присоединение Южной Осетии является более естественным, так как она не может сама существовать без РФ. Но для России сейчас любые территориальные присоединения вызовут очень серьезные проблемы во внешней политике».

При этом вступление Грузии в НАТО, по сути, будет считаться окончательным отказом ее от Абхазии и Южной Осетии, ведь альянс не принимает страны с неурегулированными территориальными спорами.

«Именно так все это и воспримут», — полагает эксперт.