Лукашенко парализует оппонентов

Белорусских правозащитников будут сажать за иностранные гранты

Белорусский парламент радикально усложняет жизнь оппозиции. КГБ могут разрешить применять силу против граждан и не нести за это ответственность, а общественным деятелям и организациям запретят держать деньги в иностранных банках и получать финансирование из-за границы. Кроме того, оппозиции будет запрещено призывать к участию в несанкционированных митингах. За это теперь можно получить три года.

Власти Белоруссии сильно ужесточают законодательство, и это может всерьез подорвать позиции оппозиционных активистов и общественных объединений. Выяснилось, что 3 октября палата представителей и совет республики приняли поправки в сразу несколько законодательных актов — Уголовный кодекс, законы «Об общественных объединениях» и «О политических партиях» и Кодекс об административных правонарушениях, сообщают «Белорусские новости». Поправки были внесены на рассмотрение советом министров 30 сентября, но об этом нигде не сообщалось. Опубликованы они были вечером 12 октября на сайте Национального центра правовой информации и вступают в силу через 10 дней.

Теперь белорусским общественным объединениям запрещено хранить деньги и другие ценности в банках иностранных государств и получать из-за границы и от анонимных жертвователей финансовую помощь. Если деньги все же поступили и нельзя их вернуть, то их надлежит передать в доход государства.

Иностранец, предоставивший подобную помощь, подлежит немедленной депортации с конфискацией пожертвования.

Эксперты утверждают, что эта норма связана с уголовным преследованием правозащитника из центра «Весна» Алеся Беляцкого. Он находится в минском СИЗО и ждет суда по обвинению в сокрытии доходов и неуплате налогов. По версии следствия, Беляцкий скрывал свои личные доходы, но его коллеги по «Весне» утверждают, что инкриминируемые ему суммы — это фонд помощи политзаключенным. Деньги хранились в банке Польши, и Польша раскрыла данные о счетах по запросу белорусских властей. Польские прокуроры, выдавшие на это санкцию, были уволены. Те же поправки распространяются и на политические партии.

Теперь в УК Белоруссии говорится, что за «получение, а равно хранение, перемещение иностранной безвозмездной помощи для осуществления экстремистской деятельности или других деяний, запрещенных законодательством Республики Беларусь», или для организации митингов, демонстраций, изготовления агитационных материалов или проведения агитационных мероприятий можно получить до двух лет лишения свободы.

Кроме того, до трех лет можно получить за призыв к участию в несанкционированном митинге, если во время акции кто-то погиб, или тяжело пострадал, или был причинен ущерб в крупном размере.

Президент Александр Лукашенко весной уже фактически предупредил о том, что подобные меры могут быть приняты.

«Никакие политические процессы не могут финансироваться из-за пределов страны, — заявлял Лукашенко. — Нам надо эту кормушку закрыть».

Кроме того, в начале осени закон «О массовых мероприятиях» уже был ужесточен — к митингу теперь приравнивается любой сбор граждан.

Поправки в Уголовный кодекс также определяют, что такое государственная измена. Помимо передачи сведений, представляющих гостайну, изменой теперь считается «иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителю в проведении деятельности в ущерб национальной безопасности Республики Беларусь». Это карается лишением свободы на срок до 15 лет.

Юрист «Весны» Валентин Стефанович в разговоре с «Газетой.Ru» объяснил, что эта поправка позволит привлечь к ответственности любого гражданина, который пожалуется в международные инстанции: «Если в результате этой жалобы против Белоруссии будут приняты какие-либо санкции, то все — можно сажать за госизмену».

Белорусские правозащитники заявляют, что принятые поправки фактически парализуют их деятельность. Они «противоречат международным правовым обязательствам Беларуси в сфере прав человека, являются неконституционными и политически вредными для страны», цитирует «Беларусский партизан» совместное заявление всех правозащитных организаций, в том числе «Весны» и Хельсинкского комитета. «Общественные объединения и союзы и раньше не могли существовать при нашем законодательстве, которое регулирует безвозмездную помощь, — заявил правозащитник Владимир Лабкович. — Но раньше за это предусматривалась административная ответственность, сейчас — уголовная, до двух лет лишения свободы. Это значит, что деятельность всего гражданского общества Беларуси парализована».

Представители общественных объединений также обращают внимание на то, что в день, когда стало известно о поправках, на рассмотрение в парламент поступил законопроект, расширяющий полномочия КГБ.

«Сотрудники органов госбезопасности применяют физическую силу, в том числе боевые приемы борьбы, подручные средства для пресечения преступлений и иных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, самообороны, преодоления противодействия законным требованиям сотрудников органов госбезопасности, если ненасильственные способы не обеспечивают исполнения возложенных на них служебных обязанностей», говорится в этом документе.

Они не несут за свои действия никакой ответственности «в условиях обоснованного профессионального риска или крайней необходимости». Кроме того, сотрудники КГБ смогут без санкции прокуратуры входить в дома в случае «наличия достаточных оснований полагать, что там совершается или совершено преступление или находится лицо, скрывшееся от органов, ведущих уголовный процесс».

Стефанович связывает все эти ужесточения с «процессами, которые запустились после президентских выборов». «Все эти молчаливые акции протеста, которые проходили все лето, у правозащитников стало больше работы, резко усилилась критика со стороны мирового сообщества», — заметил он. А политолог, доцент кафедры политической теории МГИМО Кирилл Коктыш считает, что, ужесточая законодательство, власти признают тяжесть экономической ситуации в республике и свою неспособность с нею справиться.