Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

10 заблуждений дауншифтеров в Таиланде

Читательница «Газеты.Ru» наблюдала за русскими жителями Таиланда

Екатерина Панферова 08.01.2015, 13:33
iStockphoto

Читательница «Газеты.Ru» из Таиланда описала стереотипы, которые свойственны живущим там россиянам. «Честно скажу, некоторые я разделяла сама, другие наблюдала у хорошо и плохо знакомых людей».

1. «Я местный житель, а «эти все» — туристы»

Наивная жизненная позиция прибывших один-три месяца назад на зимовку, снявших дом в тайском секторе и обнаруживших местный продуктовый рынок. Спесь афишируется на пляжах и в магазинах, едва на горизонте показывается лицо с явно русским выражением, способное испытать по этому поводу фрустрацию и тем самым поднять самооценку «местного жителя». К туристам выказывается явно неуважительное отношение — как к толпе и ничего не понимающему быдлу. Проходит, как правило, к шестому месяцу пребывания.

2. «Нет, я не говорю по-русски»

Устав от помощи страждущим, которые обступают русскоязычного местного жителя с вопросами типа «А где купить кокосовое масло?», «А где снять мотобайк?», «Помоги найти дом подешевле», «Где продается греча?» и т.д., человек лишний раз задумывается, а надо ли говорить, что он местный житель? И приходит к выводу, что это лучше скрывать. Тщательно. Чтобы никто больше не звонил тебе из супермаркета с просьбой объяснить кассиру, что нужно положить денег на телефон. И вот тут многие начинают уверять, что по-русски не понимают — с броским русским акцентом и грамматическими ошибками.

3. «Ya inostranets. Rossiya? Nyet, ne slyshal»

Потеревшись на всех местных пляжах и прожив в Тае (на Пхукете) около года, российский дауншифтер не раз замечал, какими громкими, невежливыми, пьяными и необразованными могут быть соотечественники (разумеется, как и представители любой другой страны, но за себя сразу становится обидно). Уже не раз его уши слышали от тех, кому он хотел бы понравиться, что русских не очень любят. Уже не раз он читал в фейсбуке, что тайцы — и те не любят русских и хотят отправить всех домой. Поэтому он решает активно прикидываться — ну, хоть поляком или белорусом перед своими новыми друзьями с широкими и белоснежными австралийскими улыбками.

4. «Я курортник. Создан для жизни в раю»

Примерившись к неспешному течению жизни и еще дружественным ценам, даже самый скромный русско-тайский долгожитель начинает чувствовать себя состоятельным человеком. По-настоящему состоятельных мы не берем, потому что это другая история. Мы говорим о человеке, который в России все-таки работал, а потом отправился в длительный отпуск. Спустя год размеренной жизни в Тае он уже не мыслит раннего подъема, временных рамок, завтрака без манго (которое еще не успело надоесть), дня без купания в теплом море.

Этот период спокойствия, когда ничего никому больше не нужно доказывать, чреват легкой звездной болезнью и игрой в аристократизм.

Сиеста, пищевые привычки неженки, солнечные ванны, вечерний променад вдоль пляжа вскружат голову любому менеджеру. Но деньги тратятся стремительно.

5. «Я усердный работник. Какое, к черту, море?»

Из предыдущей стадии безумия логически вытекает суровая реальность. Денег больше нет, а в России уже не ждут. Допустим, человек устраивается на официальную работу, даже с разрешением, абсолютно по-белому. За пару месяцев он становится в буквальном смысле белым, потому что на море ходить у него больше нет времени. Он начинает яростно отрицать пользу и эстетическое наслаждение от посещения пляжей. Очарование страной улыбок и лапочками-тайцами тут же рассеивается, пробуждается азарт, идет яростная борьба за место под солнцем исключительно в карьерном смысле.

6. «Я человек мира. Недавно вписался в классный гест к чувакам за 30 бат»

Это состояние может настигнуть дауншифтера на любой стадии и быть как началом, так и финалом личностного роста или распада. Но, допустим, нашего героя уволили с работы и он, уставший, но накопивший несколько десятков тайских тысячных банкнот, понимает, что ему нужны перемены, и хочет наконец познакомиться поближе со страной, в которой, можно сказать, прижился.

На мой взгляд, это одно из самых положительных состояний, если не считать некой неряшливости, болезненной экономии и того, что люди перестают иногда отличать веселый треш от откровенного убожества.

Зато можно без зазрения совести колесить по Таю на автобусах, жить на 500 долларов в месяц и быть неподдельно счастливым, хоть и слегка безумным.

7. «Я космополит, планирую каждый год жить в новой стране»

Тай многим развязывает руки. Потому что тут тепло, комфортно, красиво, вкусно и еще недавно — дешево. Человек начинает верить в себя (что прекрасно), но часто переоценивает свои силы.

Дауншифтинг окрыляет, но в то же время расслабляет своей простотой, лишая хватки, стрессоустойчивости, целеустремленности и организованности.

Из Тая очень сложно куда-то уехать, если только это не часть заранее проработанного плана. Потому что нигде не будет постоянной сиесты, ну а если будет, то ее нужно сначала заработать, вкладывая много сил, ума и времени. Если жизнь в Таиланде удалась — это совершенно не значит, что она будет такой же легкой в Австралии или Европе.

8. «Я фрилансер (фотограф, гид и т.д.)»

Допустим, заработанные на «белой» работе деньги опять начали заканчиваться. А любовь к морю уже вернулась. Знания о Таиланде поднакопились, а вот желание работать улетучилось. Самое время стать фрилансером! На деле — выполнять приятную, но запрещенную тайским законодательством нелегальную работу гидом или фотографом. Стадия эта — одна из самых счастливых, потому что есть дело, которое нравится, небольшое количество работы, которую человек назначает себе сам, и доход без вычета налогов. Счастье это длится недолго, потому что рано или поздно такую птичку сдают голодные тайцы или соотечественники. Штраф и устное предупреждение — самое легкое наказание.

9. «Я таец. Ну, практически»

Эта стадия неминуема для того, кто долго живет в Таиланде. Продолжается до тех пор, пока перенятые у тайцев привычки не начинают вызывать проблемы со здоровьем или пока не начнутся проблемы с «братом» тайской жены. Чили, Санг Сом с колой, активность при палящем солнце, растворимая лапша с рыбными шариками и утиной кровью, езда на мопеде без шлема, сезонное поедание дуриана, дикие растворы краски для волос рано или поздно дадут о себе знать. К тому же, даже если выучить тайский язык, здесь никогда не стать по-настоящему «своим», — обязательно будет кто-то, уверенный, что фаранг (иностранец) отбирает его хлеб. Смешанные браки в высшем тайском сословии являются если не унизительными, то нежелательными.

10. «Я устал, все тлен»

Печальное завершение любой фантазии. Человек привыкает ко всему, и человеку всегда мало. В этой стадии он уже не помнит холодных зим, душного транспорта, неприветливых людей, устройства на работу только по знакомству, дорогих ресторанов с некачественной едой. Вроде помнит, но опасности не чувствует. И море уже не море, и манго уже не манго, и на солнце как-то жарко, и в кондее – холодно. Пора возвращаться на родину.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции. Если у вас есть история, которой бы вы хотели поделиться с читателями «Газеты.Ru», пишите нам на lo@gazeta.ru