Петр Мамонов провел генеральную репетицию нового спектакля «Дед Петр и зайцы»

Петр Мамонов готовит новый музыкальный спектакль «Дед Петр и зайцы», премьера которого состоится 15 октября на сцене Московского драматического театра имени Станиславского.
Новый спектакль, генеральный прогон которого прошел в понедельник, будет состоять из двух частей: первая основана на песнях из альбома 2005-го года «Сказки братьев Гримм», а вторая будет включать только новые песни, объединенные под условным названием «Москва».

На сцене Театра имени Станиславского Мамонов когда-то уже играл - здесь шли спектакли «Мыши, Мальчик Кай и Снежная Королева» и «Лысый брюнет». По словам актера и музыканта, новый спектакль первоначально планировали играть в Театре на Таганке, но от этой идеи пришлось отказаться.

«От Таганки пришлось отказаться чисто по техническим причинам. Там недавно появилось новое звуко- и светооборудование - понадобилось бы еще несколько месяцев, чтобы его освоить», - пояснил Мамонов собравшимся журналистам после прогона.

Моноспектакль проходит под видеоряд, снятый оператором, сыном Мамонова, Иваном. Песни из второй части, напоминающие баллады, обладающие сюжетом, рассказывающие о современных городских героях и реалиях, исполняются Мамоновым под гитару на фоне видов Москвы - здесь дворы, закоулки, заснеженные газоны и крыши, небо, очерченное вытянувшимися ввысь домами. Фото сменяется видео - по застывшей, казалось, картинке вдруг пробежит черная кошка и скроется за сугробом, будут гулять голуби по засыпанному листьями асфальту. Цвет внезапно теряет свою насыщенность и город становится черно-белым. Потом и вовсе пейзажные зарисовки сменяются абстракцией.

Мамонов на сцене один и не один. На экране два его альтер-эго - один совсем узнаваемый, другой в очках и кепке: гитарист и бас-гитарист.

В неявной структуре спектакля можно увидеть художественную логику, вычленить темы - большинство из них связаны с городом, с урбанистическим миром, вступающим в сложное взаимодействие с человеком. «Меня волновала тема маленького человека, которого мы почти не видим. Я думал о молодых, одиноких людях, пропадающих в виртуальной реальности. Несмотря на Skype, на все возможности интернета, человек очень одинок в этом городе со своеобразной, плывущей архитектурой. Я не придумывал тему специально, так получилось», - рассказал журналистам Мамонов.

В спектакле не только музыка, но и много своеобразной пластики, того неповторимого «мамоновского» движения - иногда шаманского, иногда экстатического, которое нельзя забыть, если видел его на концертах или в предыдущих спектаклях.

«Когда-то Брайан Ино в Париже в самом центре города создал абсолютно черную комнату, в которой разместил свои работы. Люди приходили, смотрели, играла приятная музыка. Это был тихий оазис посреди шумного Парижа. Я хотел бы, чтобы и этот спектакль был таким оазисом. Хотелось бы просто спокойно сказать какие-то слова», - отметил актер.
Спектакль начали придумывать еще шесть лет назад, потом работа прервалась, потом возобновилась снова. По мнению Мамонова, сейчас для премьеры самое время. «Мне кажется, это очень современная вещь. Мне захотелось рассказать о том, как мы жили, как мы живем в Москве. Мы ведь все-таки еще есть, хотя мы и крайнее, последнее поколение. Те, кто за нами, наши родители, уже уходят», - рассказал он.

По словам Мамонова, «Дед Петр и зайцы» - спектакль в каком-то смысле менее радикальный, чем предыдущие его работы, более спокойный, сосредоточенный на чем-то внутреннем. И, действительно, когда слушаешь эти московские баллады, кажется, что читаешь какую-то затягивающую, гипнотизирующую тебя книгу, уводящую в лабиринт живого города.

Спектакль пока только рождается, и премьера отнюдь не точка, а только запятая: Мамонов пообещал, что на спектакль можно будет ходить по нескольку раз, он будет жить, развиваться. В видео могут появляться новые фрагменты, пластика будет обретать более отчетливые формы, хотя, по словам актера, ему хотелось бы сохранить изначальную неумелость и неуверенность.

Также он пообещал, что цены на билеты будут постепенно снижаться - Мамонову важно, чтобы спектакль увидело как можно больше зрителей.