Пенсионный советник

«Джек Воробей — это постоянная величина»

Джерри Брукхаймер рассказал «Газете.Ru» о работе над «Пиратами Карибского моря»

Промопостер к фильму «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» Walt Disney Pictures
Промопостер к фильму «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки»

Продюсер Джерри Брукхаймер рассказал «Газете.Ru» о том, как велась работа над новой частью «Пиратов Карибского моря» и как менялась франшиза на протяжении 14 лет своего существования, а также объяснил, почему капитан Джек Воробей все еще не надоел Джонни Деппу.

В российском прокате идут «Пираты Карибского моря: Мертвецы не рассказывают сказки» — новый фильм фэнтезийной франшизы, посвященной приключениям и злоключениям капитана Джека Воробья (Джонни Депп) и его друзей. Незадолго до выхода картины в прокат «Газета.Ru» пообщалась с продюсером франшизы Джерри Брукхаймером.

— Как искали режиссеров для этой картины?

— Нам нужны были постановщики с уникальным видением. Это кино рассчитано на международную аудиторию, мы сразу это понимали и поэтому искали режиссеров по всему миру. Хоаким Роннинг и Эспен Сандберг в итоге оказались лучшими. Во-первых, мне очень нравятся их прошлые фильмы — хоть они никогда и не работали в таком большом проекте. Мне очень нравится «Макс Манус: Человек войны» и «Кон-Тики», благодаря которому они прославились. Во-вторых, они оба оказались большими фанатами «Пиратов Карибского моря» и приняли деятельное участие в разработке проекта, предложили несколько свежих сюжетных и визуальных решений.

Реклама

— «Пираты» существуют уже довольно много лет. Как вам кажется, что в ней подверглось самым большим изменениям? Чем «Мертвецы» отличаются от «Проклятия Черной жемчужины»?

— Ну, мы работали с очень разными режиссерами, и каждый, конечно, привносил в фильм что-то свое. Гор Вербински сделал первый фильм образцовой диснеевской историей, а во втором и третьем позволил себе несколько отойти от канона, добавить неожиданных персонажей и повороты. Роб Маршалл, который поставил четвертый фильм, до этого специализировался в основном на мюзиклах, и это тоже наложило свой отпечаток… Кроме того, технологии очень сильно шагнули вперед — снять 14 лет назад сцену, подобную финальному сражению из «Мертвецов», было невозможно чисто физически.

В новом фильме у нас к тому же новый злодей — совершенно, на мой взгляд, потрясающий.

— А с Джеком Воробьем, по-вашему, произошли какие-то изменения за эти годы?

— Нет, тут точно нет. Капитан Джек Воробей — это константа, постоянная величина всех фильмов, он всегда в бегах, всегда ищет новых приключений и провоцирует остальных героев на безумные поступки. Мне кажется, что это здорово — мы показываем, как меняется придуманный нами мир, но вращается он вокруг незыблемого героя.

— Когда вы делали «Одинокого рейнджера», там было много практических спецэффектов. В «Пиратах» вы продолжили эту традицию? Чего здесь больше — настоящих эффектов или графики?

— В «Пиратах», конечно, очень много графики. У нас в фильме есть несколько сложных сцен, снятых вживую, но в каждом кадре, конечно, очень много CGI — такой уж это проект. Сцену атаки акул, допустим, иначе снять было и вовсе невозможно.

— В чем преимущество «Пиратов Карибского моря» перед фильмами Marvel, с которыми вам приходится конкурировать в прокате?

— Я не смотрю на эту ситуацию так. Мне кажется, что успех любого фильма строится вокруг уникального характера. Таких героев трудно придумать, их не очень много, и, как по мне, места там хватит всем.

В этом смысле Железный человек и Джек Воробей очень похожи — именно своей абсолютной неповторимостью.

— В чем секрет долголетия франшизы?

— О, если бы я знал секрет (смеется). Понятия не имею, честно говоря. Придется отделаться общими словами: наши фильмы отлично написаны и блестяще поставлены. Аудитория это ценит — если бы люди не готовы были платить за наши фильмы, то все очень давно закончилось бы.

— Перед выходом фильма ходили разные слухи: то ли это начало новой трилогии, а то ли — последняя серия франшизы…

— Это опять же полностью зависит от зрителя. Если аудитория полюбит картину, мне скажут: «Давай, Джерри, делаем следующий фильм».

Впрочем, публика любит Джонни Деппа, так что шансы на продолжение весьма велики.

— Джонни, кстати, помнится, говорил, что ему порядком надоело в каждом фильме играть в гриме и вообще он подумывает о завершении карьеры. Сложно было его уговорить на «Мертвецов»?

— Не-а, очень легко.

«Пиратов» его размышления не касаются — он до сих пор искренне любит этот мир и своего героя.

Он совершенно сжился с ним и даже возит с собой по всему миру костюм капитана Джека Воробья. Ему нравится радовать детей в этом образе, он часто приезжает в нем, среди прочего, в детские больницы. Иными словами, Джек для Джонни уже как брат, с ним не так-то просто расстаться.

— А что для вас самого значат «Пираты»?

— Это, конечно, один из моих любимых проектов. Мне нравится придумывать эти истории, я обожаю всех персонажей и никогда от них не устаю.