Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Родины у вас нет

Начался показ шестого сезона сериала «Родина»

Ali Goldstein/SHOWTIME

Кэрри Мэтисон сосредоточилась на мусульманах, новым президентом США стала женщина, а экс-глава ЦРУ торопится со спецоперациями — на канале Showtime стартовал шестой сезон сериала «Родина», который не угадал с полом главы государства, но старается не лезь в политику.

Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс) вернулась в Нью-Йорк и работает в благотворительной организации, которая помогает американцам-мусульманам избежать жестокого обращения со стороны правоохранительных органов. Ее новым клиентом становится молодой афроамериканец по имени Секу Ба (Джей Мэллори Маккри), отец которого был депортирован в Эфиопию после событий 11 сентября 2011 года. Секу снимал видео на месте известных атак исламских террористов, объясняя их мотивы, размещал ролики в интернете — и был арестован за поддержку терроризма; Кэрри пытается доказать его невиновность, но улики свидетельствуют против ее подопечного.

Еще одним ее подопечным стал агент Питер Куинн (Руперт Френд) — он был серьезно ранен во время взрыва в Берлине, у него сильный посттравматический синдром, проблемы с наркотиками и нежелание оставаться в госпитале; Кэрри забирает Питера к себе домой и селит в подвале, чтобы помочь ему справиться с последствиями ранений. А экс-глава ЦРУ Сол Беренсон (Мэнди Патинкин) уверен, что Кэрри тайно консультирует только что избранную президентом США сенатора Элизабет Кин (Элизабет Марвел), которая начинает карьеру на высшем посту с идей, больше подходящих для Мэтисон. И Беренсону нужно закончить текущие и неприемлемые для Кин операции до ее инаугурации.

JoJo Whilden/SHOWTIME

На канале Showtime (и в российском сервисе «Амедиатека») начался шестой сезон политической драмы «Родина», герои которой пытаются спекулировать на текущем политическом моменте и ищут «пятую колонну» внутри страны.

Пять лет назад «Родина» начиналась как триллер, в котором тесно переплелись военные операции США на Ближнем Востоке, шпионские дела ЦРУ и противостояние двух умов и характеров. Речь шла о том, что сотрудница разведывательного управления Кэрри Мэтисон (Клэр Дэйнс) была убеждена в виновности вернувшегося из плена у боевиков из «Аль-Каиды» (запрещенная в России организация, напомним) морпеха Николаса Броуди (Дэмиен Льюис) и всеми силами пыталась доказать свою точку зрения. Со временем этот сюжет (позаимствованный с серьезными изменениями у израильского сериала «Военнопленные») себя исчерпал, Льюис после четвертого сезона появлялся в «Родине» только в качестве гостя, а главным героем стала героиня Дэйнс.

Шестой сезон не внес серьезных изменений в ситуацию, к которой сериал пришел в двух предыдущих (после разрешения конфликта с Броуди) сезонах.

Кэрри давно уже не работает на ЦРУ, уехала и из Берлина, в котором провела пятый сезон, вернулась в Нью-Йорк и теперь трудится в благотворительной организации, помогающей американцам-мусульманам отстаивать их права. Кроме чрезмерно правдолюбивого видеоблогера на ее попечении оказывается и агент спецслужб Питер Куинн, у которого серьезные ранения после берлинских событий и затяжной посттравматический синдром. Уйти от политики тоже толком не получается.

JoJo Whilden/SHOWTIME

Впрочем, политическая составляющая шестого сезона «Родины» оказалась откровенно слабой — во всяком случае, по сравнению с теми сюжетными арками, в которых Кэрри защищает мусульман от закона, а Куинна — от самого себя. Но в данном случае, судя по всему, это сознательная позиция, ведь даже премьера нового сезона была отложена на несколько месяцев (обычно сезоны «Родины» выходили в конце сентября или начале октября), чтобы дистанцироваться от самого разгара предвыборной гонки и ставшего основой сюжетных коллизий временного промежутка между выборами и инаугурацией.

Не угадали создатели сериала и с полом победителя президентских выборов — но они, конечно, не обязаны быть пророками, чтобы предсказывать свободное волеизъявление граждан свободной страны.

Не исключено, что пол будущего президента все же был определен не в результате броска монеты. В конце концов, в сериале избранная президентом (но еще не вступившая в должность) женщина ведет себя и принимает политические решения как мать, потерявшая единственного сына во время войны в Ираке, и всеми силами пытается не допустить, чтобы другие матери получали похоронки на собственных детей. И, кстати, руководители спецслужб это ее стремление вполне понимают — не разделяют, разумеется, но мотивы угадывают верно.

Высокую же политику «Родина» словно сознательно оставила более привычному к этому формату «Карточному домику» канала Netflix. Фрэнк Андервуд, конечно, из Демократической партии, но не исключено, что создатели этого политического триллера придумают, как соотнести методы самого ужасного экранного президента с методами Дональда Трампа — не зря же выход пятого сезона «Домика» намечен только на конец мая этого года.