Пенсионный советник

Бродский и пустота

Что нужно русской литературе, чтобы снова стать популярной за рубежом

Игорь Карев, Алексей Крижевский 25.03.2015, 21:10
stylepages.lv

Русская литература перестала производить великие имена, пишет издание Foreign Policy. Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты размышляют о том, так ли это и что нужно делать, чтобы изменить ситуацию.

Американские читатели практически не знакомы с современной русской литературой — переводов мало, а громких имен еще меньше, пишет колумнист издания Foreign Policy, специалист по Восточной Европе Оуэн Мэттьюс. По мнению экспертов, причина может быть в недоступности западного рынка, в излишне политизированном отношении к России или в малых усилиях, которые прикладывает государство для продвижения российских книг за рубежом.

Книги русских писателей последний раз становились сенсацией в США очень давно —

в 1957 году американское общество всколыхнул «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, а в 1973-м — «Архипелаг ГУЛАГ» Александра Солженицына.

В 1987 году Нобелевская премия по литературе была присуждена поэту Иосифу Бродскому, проживавшему на тот момент в США.

С тех пор ни один представитель советской и российской литературы не смог завоевать американского читателя. Об этом пишет в авторской колонке в журнале Foreign Policy известный публицист и писатель Оуэн Мэттьюс (Owen Matthews).

Мэттьюс — наполовину русский (его мать — дочь репрессированного в 1930-е годы деятеля Компартии Украины), несколько лет руководил московским бюро Newsweek. Написал книгу «Дети Сталина: Три поколения любви и войны» (Stalin's Children: Three Generations of Love and War), в основу которой положил историю своей семьи.

В своей статье он отметил лишь несколько имен современных российских авторов, которых знают в США, —

например, Михаила Шишкина (лауреат отечественных литературных премий «Большая книга» и «Русский Букер», живущий сейчас в Швейцарии), критика и литератора Дмитрия Быкова (как биографа Пастернака), Захара Прилепина (не забыв упомянуть радикальные левые убеждения автора романов «Санькя» и «Грех») и Анну Старобинец (журналист и прозаик, работает в жанре хоррор, автор сборника «Переходный возраст»).

Причиной такой ситуации автор считает глобальное изменение русской культуры.

Литература современной России, пишет он, не может предложить американскому читателю, воспитанному на философских романах Толстого и Достоевского, того, что способно вернуть их в «магическую страну», открытую для них в книгах классиков.

Литературовед, ответственный секретарь премии «Русский Букер» Игорь Шайтанов в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что ситуация с русской литературой на Западе очень разная:

так, Людмилу Улицкую, Виктора Пелевина, Бориса Акунина, Владимира Маканина переводят на итальянский, французский, немецкий языки.

«Но с переводами на английский язык ситуация хуже всего. И проблема не с переводчиками, они есть», — рассказал Шайтанов «Газете.Ru».

По его мнению, русская литература последнего времени по востребованности и известности не сопоставима с пятью великими именами, которые потрясли именно англоязычный мир.

«Это Достоевский, Толстой, Чехов, Тургенев и — чуть позже — Гоголь. Кстати, даже Пушкин не входит в эту потрясающую обойму; его, конечно, переводят, но они до сих пор не могут понять, почему эти сумасшедшие русские считают его своим номером один», — отметил эксперт.

Еще одна обойма известных на Западе русских авторов, по словам Шайтанова, — великие русские поэты XX века: Пастернак, Мандельштам, Цветаева, Бродский.

«Просто они любят различные рейтинги, — объяснил Шайтанов. — И в этих рейтингах есть всего три русских романа XX века — «Доктор Живаго», «Мастер и Маргарита» Булгакова и «Мы» Замятина, который входит в университетскую программу».

Он добавил, что

русская литература XIX века стала для англоязычных читателей такой же классикой, как литература античности.

Замруководителя Роспечати Владимир Григорьев считает, что литературный процесс в России развивается активно, и в США он также изобилует мейнстримовскими текстами. Агентство системно занимается вопросами продвижения современной и классической русской литературы за рубежом:

участвует в литературных ярмарках, устраивает презентации переводов, создает грантовые программы, которые гарантируют зарубежным издательствам покрытие расходов на перевод произведений российских писателей.

«А то, что из наших писателей в последнее время не делают звезд, так это во многом связано с внелитературными моментами», — сказал Григорьев «Газете.Ru». Он напомнил о росте популярности Михаила Шишкина в западноевропейских странах после того, как он выступил против политики Кремля.

«И наоборот — как только Захар Прилепин, который вполне успешно переводился и издавался в англоязычных странах, стал выступать в поддержку так называемой Новороссии, мы стали испытывать определенные трудности в его продвижении, — рассказал Григорьев.

— Что в полной мере ощутили в связи с продвижением его последнего романа «Обитель», ставшего лауреатом премии «Большая книга».

Григорьев обратил внимание, что эта статья появилась в издании Foreing Policy, которое не является профессиональным изданием о литературе, и дискуссия там ведется на уровне политической журналистики, а не литературоведения.

«Если бы это вышло в New York Times Review of Books, мнение того же автора имело бы совершенно другое звучание», — резюмировал Григорьев.

Игорь Шайтанов напомнил о грантовой программе премии «Русский Букер» по переводу российских книг на английский язык. Она существует недавно, получатели грантов выбираются из участников шорт-листа награды. В 2013 году грант был присужден роману Маргариты Хемлин «Дознаватель», а в 2014-м — книге Натальи Громовой «Ключ». Первый перевод, по словам Шайтанова, должен быть готов к середине ноября 2015 года.

Директор издательства Corpus Варвара Горностаева считает, что

сегодня государство работает не на продвижение русской литературы, а против нее.

«Есть важная для отрасли Франкфуртская книжная ярмарка, где ищут новых партнеров, проводят переговоры, заключают контракты по покупке прав на переводы, а главное, продвигают своих авторов, — рассказала она «Газете.Ru». —

Достаточно зайти и посмотреть на официальный российский стенд, чтобы погрузиться в уныние. Рядом стенды Грузии, Армении, восточноевропейских стран, Турции — везде кипит работа, происходит какая-то жизнь.

И только у нас — странные книги на полках, полный штиль и безлюдье».

Также Горностаева отметила отсутствие в России тех институций литературного рынка, которые хорошо представлены на Западе.

«Там, например, работают сотни, если не тысячи литературных агентов, и именно они занимаются продвижением талантов, а нередко их открытием и выращиванием», — рассказывает она. По ее словам, «в России есть ровно три агентства, которые этим занимаются, — это агентство Галины Дурстхофф (среди прочих занимается продвижением Владимира Сорокина. — «Газета.Ru»), Елены Костюкович (в частности, представляет за рубежом интересы Людмилы Улицкой. — «Газета.Ru»), а также молодое агентство «Банке, Гумен и Смирнова».

«Людмила Улицкая уже стала знаменитым на весь мир русским писателем. Владимира Сорокина тоже переводят много, и я уверена, что он встанет в первый ряд мирового литературного процесса, его время скоро настанет», — заключила Горностаева.

Напомним, что Улицкая и Сорокин входили в шорт-лист престижной литературной премии «Международный Букер» (в 2009 и 2013 годах соответственно).

Любопытно, что и автор статьи в Foreign Policy отмечает развитость книжного рынка в России, где издается около 120 тысяч наименований ежегодно при практически полном отсутствии цензуры. Правда, на рынке переводной литературы в США русскоязычная литература занимает лишь 4,6%, значительно уступая французской, испанской и немецкой. Рецептов, как исправить это положение, Мэттьюс не приводит.