Пенсионный советник

Сэр Плоского мира

Умер писатель Терри Пратчетт

Игорь Карев 12.03.2015, 20:52
Kirsty Wigglesworth/AP

На 67-м году жизни умер Терри Пратчетт — британский писатель, офицер ордена Британской империи и создатель фэнтезийного Плоского мира, плывущего по Вселенной на гигантской черепахе А'Туине.

В 2007 году Терри Пратчетт объявил о том, что болен редкой формой болезни Альцгеймера. Пока болезнь была на ранней стадии, он продолжал писать; через два года всерьез задумался об эвтаназии, став одним из активистов движения за право выбора времени смерти. Он пожертвовал крупную сумму фонду Alzheimer's Research UK, который занимался изучением болезни Альцгеймера,

и снялся в документальном фильме «Терри Пратчетт: Выбирая умереть», показанном на «Би-би-си» в 2011 году, в котором писатель подробно рассказывал, почему эвтаназия должна быть разрешена.

Имя Пратчетта во всем мире многие годы связывали с жанром юмористического фэнтези, и его обыденные рассуждения о собственной смерти резко диссонировали с образом весельчака, который мог сформироваться в представлении читателей после его книг.

К Плоскому миру Пратчетт пришел уже достаточно известным писателем. Еще в конце 60-х он стал журналистом и однажды, во время интервью с издателем, упомянул о том, что написал книгу. Это были «Люди ковра», вышедшие в 1971-м, за ними последовали «Темная сторона солнца» (1976) и «Страта» (1981), но ни один из этих романов не стал прорывом. Пратчетт оставался одним из многих, он продолжал работать в газетах, а писал в свободное время.

Нужное направление он нашел в своей следующей книге «Цвет волшебства» — сборнике связанных одним сюжетом повестей о злоключениях волшебника-недоучки Ринсвинда.

Книга и сама по себе оказалась новым словом в фэнтези — Пратчетт написал ее в жанре пародии на традиционные, серьезные романы этого жанра, заодно создав рай для гиков с многочисленными отсылками к работам коллег-фантастов. Тиражи и поначалу расходились хорошо, но потом

по «Цвету волшебства» сделали небольшой телесериал, который показали во время программы «Час женщины» телеканала «Би-би-си» — и Пратчетт стал звездой.

Фактически Пратчетт сделал то, что читатели ожидают от каждого писателя-фантаста, — он придумал новый и непротиворечивый мир, со своими законами, которые сумели убедить людей в том, что такое действительно возможно. Такое получалось только у грандов жанра вроде Толкиена.

В мире Пратчетта мирно соседствовали престарелый Коэн-варвар, волшебники-чревоугодники из Незримого университета во главе с канцлером Чудакулли, ведьмы из Ланкра Матушка Ветровоск и Нянюшка Ягг, городская стража и ее командор Ваймс, авантюрист Мойст фон Липвиг и — конечно же — выпускник Гильдии убийц, патриций Анк-Морпорка лорд Витинари.

Этот мир похож на блин, он работает на магии (как на топливе) и плывет среди звезд на спинах слонов, стоящих на огромной черепахе по имени А'Туин. Главной проблемой науки Плоского мира является определение ее пола.

Истории о Плоском мире появлялись регулярно и неизменно становились бестселлерами; в 1990-е Пратчетт был самым популярным автором Британии — в конце десятилетия, правда, уступив это звание Джоан Роулинг и ее Гарри Поттеру.

Романы же Пратчетта постепенно превращались из просто забавных пародий в нечто большее.

Он рассказывал историю становления кинематографа («Движущиеся картинки») и рок-музыки 60–70-х («Роковая музыка»), в его книгах поднимались темы толерантности (цикл о Городской страже) и равных прав женщин (цикл о ведьмах королевства Ланкра).

Он переписывал на язык Плоского мира «Призрака оперы» («Маскарад») и Шекспира («Дамы и Господа» и «Вещие сестрички»). У Пратчетта можно найти и готовые рецепты — как, допустим, начать делать газеты («Правда») или наладить работу городской почты («Опочтарение»).

Со временем Плоский мир становился все более насыщенным и живым — в нем 40 романов в нескольких циклах (не считая различных «Наук Плоского мира» и «Поваренных книг Нянюшки Ягг»). Он писал и другие циклы — может, и менее популярные, но оттого не менее добрые.

Полная библиография Пратчетта состоит более чем из 70 книг, которые изданы тиражом 85 миллионов и переведены на 37 языков.

Но с тем же временем пратчеттовская проза вообще — и Плоский мир, разумеется, — ожесточалась. В ней реже смеялись и все чаще случались войны, чаще умирали и чаще происходили стычки на этнической почве.

И пусть «понаехавшими» у Пратчетта были тролли и гномы, всем было понятно, с кого он писал своих героев.

Возможно, на тон романов повлияла болезнь писателя. Последние годы он уже не мог писать сам и пользовался специальными гаджетами, с помощью которых надиктовывал тексты.

Не прекращал общаться с фанатами через интернет — вообще, он был одним из первых писателей, который начал использовать возможности глобальной сети.

А его отношение к смерти было понятно из его книг. «Справедливости нет. Есть только я» — эти слова с помощью Пратчетта произнес Смерть, герой еще одного цикла романов о Плоском мире.