Пенсионный советник

Государственный переворот в двух частях

В прокат выходят «Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть 1»

Ярослав Забалуев 19.11.2014, 14:42
__is_photorep_included6306373: 1

В прокат выходят «Голодные игры. Сойка-пересмешница. Часть 1» — превратившись в антиутопию, самая актуальная фантастическая франшиза предлагает максимально безрадостный взгляд на последствия гражданского неповиновения.

Власть всемогущего Капитолия и его верховного правителя Кориолана Сноу в опасности. Народная героиня Китнисс Эвердин вновь пошла против правил «Голодных игр» — реалити-шоу, в рамках которого популяция подростков из дистриктов-гетто уничтожает друг друга, снижая риск нового восстания. В финале юбилейных 75-х Игр, приуроченных к юбилею подавления большого бунта, Китнисс пустила стрелу в защитный купол, накрывающий арену. Очнулась она в вертолете, эвакуирующем ее с поля битвы, — и выяснила, что ее боевой товарищ Пит, с которым они ради выживания играли любовь перед камерами, находится в плену у Капитолия.

Теперь Эвердин предстоит превратиться в Сойку-пересмешницу — знамя революции, которую задумали обитатели катакомб под радиоактивным двенадцатым дистриктом во главе с седовласой женщиной, метящей в новые президенты.

Старт франшизы «Голодные игры» был крайне удачен с маркетинговой точки зрения (поскольку попадал в аудиторию недавнего молодежного бестселлера), но, наследуя в прокате «Сумеркам», проскочил мимо взрослой аудитории. Между тем

экранизация трилогии писательницы Сьюзен Коллинз кажется на сегодня, пожалуй, самым интересным из всех подростковых киносериалов.

Несмотря на юный возраст героини, эта история развивается не по лекалам романа взросления («Сумерки», «Дивергент») или романа воспитания («Гарри Поттер»), а представляет, если уж искать аналогии, скорее «Матрицу» нового тысячелетия. Так же, как и в трилогии братьев Вачовски,

в «Голодных играх» речь идет о борьбе с тоталитаризмом и границах реальности, ровно так же с каждой следующей частью меняется и жанр фильма.

Первая вводила зрителя и Китнисс в курс дела, показывала мир и шоу, вокруг которого развернутся события. Вторая была о том, как «кровавый режим» старается вернуть стабильность, уничтожив причину волнений. Третья, по идее, должна повествовать о крахе тирании, однако авторы решили не спешить, разделив, по сложившейся уже в таких проектах традиции, финальную часть на две. И в кои-то веки это деление кажется оправданным.

Фактически выходящая в прокат первая половина «Сойки-пересмешницы» — это зеркальное отражение первой части франшизы, только вместо утопающего в роскоши Капитолия — катакомбы, а место седовласого тирана Сноу заняла пока еще только рвущаяся к власти Альма Койн, сыгранная Джулианной Мур.

Дуализм этот проявляется во всем. Так же как и легитимная власть, повстанческая верхушка пытается превратить революцию в шоу: новым имиджем Китнисс даже занимаются те же люди, что и в Капитолии. Симметричны и методы достижения цели — ценой жизней обычных людей, вдохновленных пропагандистскими роликами.

Этот пролог к финальной серии выглядит в чем-то даже еще более безысходным, чем «королевская битва» подростков в начале истории.

«Сойка-пересмешница» — это уже настоящая, вполне взрослая антиутопия, в которой бунт обречен не по причине малочисленности восставших, а из-за того, что между воюющими лагерями вроде бы и нет принципиальной разницы.

В «Голодных играх» трудно не обнаружить приметы современности, не провести вполне обоснованных параллелей между описанным в фильме и российскими (сирийскими, украинскими, ливийскими et cetera) случаями гражданского неповиновения. Новая картина показывает, что авторы решили не ограничиваться традиционным противостоянием «за все хорошее против всего плохого».

«Голодные игры», соответствуя всем стандартам голливудского блокбастера в смысле количества звезд и взрывов на квадратный метр экрана, рисуют картину совершенно безрадостную и настоящей победы не предполагающую.

Разумеется, фанаты книги уже знают, чем все закончится, но тем не менее интрига все равно остается. Во-первых, авторы картины, как это бывает, могут слегка переработать сюжет (как это уже было сделано в связи с кончиной Филиппа Сеймура Хоффмана). А во-вторых, мы пока не знаем, каким будет мир, в котором через год состоится премьера второй части «Сойки-пересмешницы».