Архипросто и архиважно

В Музее архитектуры имени Щусева проходит выставка Эдуардо Соуто де Моуры

__is_photorep_included5902949: 1
Станции, города, стадионы и крематории как диалог с историей, природой и собственным я — в Музее архитектуры имени Щусева проходит выставка проектов великого португальского архитектора Эдуардо Соуто де Моуры.

Музей имени Щусева в Москве показывает выставку «Эдуардо Соуто де Моура — конкурсы 1979–2011» — ретроспективу работ знаменитого португальского архитектора. В экспозиции около 50 проектов Соуто де Моуры — чертежей, набросков, макетов и фотографий, представляющих творческий процесс архитектора: от замысла к строительству.

Эдуардо Соуто де Моура — один из тех людей, кто сделал современную архитектуру такой, какая она есть сейчас. Моура — лауреат «архитектурного Нобеля» — Притцкеровской премии, автор статусного павильона галереи Серпентайн в Лондоне, архитектор метрополитена в городе Порту и множества зданий по всей Европе. Его работы сложны и многослойны: линии построенных им зданий отличаются как раз простотой, но архитектурные высказывания всегда при этом глубоки.

Среди архитекторов, оказавших на него влияние, одним из первых Соуто де Моура всегда называл Людвига Мис ван дер Роэ — немецкого модерниста, возглавлявшего знаменитую школу искусств «Баухауз» в Германии, создавшего прототип небоскребов из стекла и железобетона и во многом определившего современный облик американских «сити». Отношение героя нынешней выставки к ван дер Роэ не ограничивалось ученическим почтением. Португалец не стесняется в своих работах обращаться к творчеству предшественника: так, например, башня Бурго — крупный офисный центр, который Соуто де Моура спроектировал для родного Порто, — его явная отсылка к небоскребам Чикаго и Нью-Йорка, построенным великим немцем.

Впрочем, Соуто де Моура черпает вдохновение не только в репликах других архитекторов, но и в самой природе, дикой и неприрученной. Его стадион в Браге для местного футбольного клуба — поражающая воображение работа. Там, кажется, в футбол должны играть не люди, а титаны:

грандиозная гранитная структура («зданием» стадион назвать не поворачивается язык) вписана в примыкающие гранитные же скалы. Она обладает какой-то первобытной энергетикой, сравнимой разве что со Стоунхенджем и подобными древними сооружениями.

Порой Соуто де Моура подчиняется природе и ландшафту, буквально вдавливая свои творения в почву (как это было со зданием крематория в бельгийском Кортрейке) или прилепляя жилые дома на склоны и холмы способом, противоречащим законам физики:

его дом в португальском городке Понти-ди-Лима на склоне холма выглядит так, будто сейчас скатится с него.

Иной раз архитектор вступает с природой не то чтобы в конфликт, а в диалог. Так было со знаменитой работой Соуто де Моруа — музеем Паулы Рего близ Лиссабона, где выставляются работы этой британской художницы португальского происхождения. Там, по словам архитектора, ему хотелось выделить здание на фоне зелени парка, поэтому он использовал красный песчаник. По форме музей представляет собой две усеченные пирамиды. И здесь прямые линии и геометрическая выверенность перекликаются со сложной фрактальной формой деревьев, тени от которых падают на стены пирамид.

Впрочем, Эдуардо Соуто де Моура ведет диалог не только с природой. Ему, кажется, вообще тесно в трехмерном пространстве архитектуры, и поэтому он вырывается в многомерность, вступая в разговор на этот раз с историей. Соуто де Моура говорил, что ему близко высказывание

«прекрасные здания рождают прекрасные руины»,

произнесенное архитектором, пионером железобетонных конструкций Огюстом Перре.

Португальский архитектор также любит руины и играет с ними, как взрослый в детские кубики — уверенно, при этом аккуратно и чувственно.

Там, где другой испугается или постесняется, Соуто де Моура смело, но с должным пиететом экспериментирует. Так, например, он гармонично вписывает современные формы из стекла, железных балок и бетона в средневековые руины в проекте дома в долине Дуэро.

При этом дом пригоден для жизни, а замшелые каменные стены старинных развалин остаются нетронутыми.

Живое или мертвое, человеческий или исторический масштаб — философские вопросы так и сыплются буквально с каждого здания Соуто де Моуры.

Гегелевскую теорию о том, что история развивается по спирали, подтверждает и сама жизнь Соуто де Моуры. Не каждый архитектор входит в историю, и тем более не каждому приходится работать с собственным наследием. Когда-то Соуто де Моура добился своего первого признания, спроектировав в начале 80-х ХХ века крытый торговый центр в Браге. Архитектурный успех обернулся коммерческим провалом: здание оказалось неприбыльным, было заброшено и превратилось в так любимые португальцем руины.

Власти Браги, поразмыслив, предложили Соуто де Моуре самому разобраться с делом своих рук. Этот исторический анекдот закончился прекрасно: архитектор дал себе волю и поиронизировал вовсю.

Железобетонные колонны, поддерживающие крышу рынка, он превратил в дорические, соорудив капители из арматуры. Часть колонн повалили, изломали, через их ровные коридоры проложили дорожки. Получился этакий дружеский шарж на развалины какого-нибудь античного храма; кажется, де Моура не боится ничего и чувствует себя с историей на равных.

Из торгового центра де Моура сделал центр искусств, а из проектировщика частных домов превратился в современного классика. Этот виток спирали жизни де Моура ознаменовало присуждение ему Притцкеровской премии в 2011 году. Казалось бы, вот с этих пор он может делать все, что хочет. Но Соуто де Моура давно уже делает все, что хочет.