Кто станет новым лидером Франции

Чтобы было как в музее

«РосИзо» и «Стрелка» начинают разработку единого стандарта для федеральных музеев

Иван Архипов 01.10.2013, 20:02
Российским музеям есть куда стремиться — например, к технической оснащенности и... Kieran Doherty/Reuters
Российским музеям есть куда стремиться — например, к технической оснащенности и интерактивности лондонской «Тейт Модерн»

Аудиогиды, пандусы, детские комнаты и «карточки друзей»: «РосИзо» и институт «Стрелка» в рамках совместной «Лаборатории музейных программ» начинают разработку единого стандарта для федеральных музеев.

Цель проекта, как говорится в совместном заявлении двух организаций, — «помочь музеям развиваться, стать более открытыми, доступными, сделать их привлекательным и комфортным для людей местом».

Одной из первых разработок, которые представит «Лаборатория», станет музейный стандарт, или, проще говоря, набор обязательных элементов оснащения инфраструктуры, которые должны быть в каждом таком заведении, — лифты, кафе, мебель, детские комнаты, соответствующие определенным параметрам, а также специальные детские программы, музейные карточки и абонементы, пространства для посетителей.

Коснется стандарт и менее бытовых аспектов музейной работы — будут разработаны единые подходы к экспонированию ценностей и формированию выставочных маршрутов музеев, навигации и дизайну. «Работу будет вести КБ «Стрелка» под руководством Григория Ревзина, — рассказала директор института «Стрелка» Варвара Мельникова. — По итогам нашей работы появится инструмент для создания среды, ориентированной на посетителя, что приведет к увеличению посещаемости музеев. На его основе будет разработана специальная программа по актуализации пространств и программ каждого национального музея».

Не только актуализировать, но «персонифицировать» проект под специфику каждого конкретного музея обещает в своем заявлении Минкультуры, ставшее инициатором появления «Лаборатории». Этим займется музейно-выставочное объединение «РосИзо», которое станет оператором программы. При этом, как отмечается в заявлении министерства, внедрять стандарт самостоятельно и за свои средства музеям не придется.

Государство не только профинансирует появление новых элементов в музеях и выставочных залах федерального подчинения, но и избавит их сотрудников от необходимости заниматься «фандрайзингом, разработкой технических заданий или подготовкой конкурсной документации.

«Надо приветствовать любые шаги, которые заставят наши музеи работать, — полагает галерист, экс-директор музея современного искусства PERMM Марат Гельман. — Когда в выходной день у них выходной, а в рабочие дни они работают с посетителями до 18.00 — это значит, что в такой музей просто никто и никогда не придет, в лучшем случае — одна школьная экскурсия. А если там ждут людей с 13.00 до 21.00 — ситуация изменится в корне».

В документе, впрочем, ничего не говорится о том, будет ли перекроен график работы госмузеев, однако на перемены настроены и там. «Музей как средство коммуникаций сейчас сильно уступает интернету, другим медиа», — отмечает директор Государственного литературного музея Дмитрий Бак, —

и если музейщики обдуманно и с толком не пойдут навстречу переменам, они могут превратиться в хранителей сокровищ, которыми никто никогда не заинтересуется».

Впрочем, по мнению экспертов, назрели и более актуальные перемены, чем пандусы и аудиогиды. «В наших музеях — кризис событийности, — считает Марат Гельман. — Если в музее нет привозных или специальных выставок и он выставляет только свою постоянную экспозицию, то посетитель зайдет в него ровно один раз.

Культура живет событиями».

«Музеи сейчас не столько конкурируют между собой, сколько выполняют общую задачу. Если человек пришел в музей Пушкина, то с большой вероятностью он посетит и музей Лермонтова или Тургенева, если будет знать, что везде соблюдена единая планка качества», — уверен Дмитрий Бак.

Марат Гельман считает самой слабой стороной музейного дела в России отсутствие внятной программы работы с посетителями, которая могла бы повысить их вовлеченность в деятельность музеев. «Нужно иметь десяток градаций вовлеченности в деятельность такой институции — например, вводить карточки «друзей музея», — полагает Гельман. О таких программах как о важной составляющей нового стандарта упоминал в своем заявлении для прессы и министр культуры Владимир Мединский.

Однако музейное сообщество славится своим консерватизмом, отмечают эксперты, и может не принять нововведений. Дмитрий Бак считает, что это качество свойственно музейщикам от природы их деятельности. «Однако этим консерватизмом нельзя бравировать, прятаться в нем как в башне из слоновой кости, — отмечает Бак. — Музеям все равно надо доказывать свое место среди актуальных культурных трендов». Более радикально в отношении тех, кто не собирается реагировать на перемены, высказывается Марат Гельман:

«Не нужно позволять работать тем людям, которые не могут нормально руководить, не хотят работать или думать».

Планкой отсечения как раз и может стать готовность соответствовать новым стандартам, полагает галерист. «В некоторых федеральных музеях сменили директоров — но никакой системы критериев их смены не было. Теперь эти критерии установятся».

Дмитрий Бак, сам занявший место директора Гослитмузея в феврале 2013, не видит в совместном начинании Минкульта, «Стрелки» и «РосИзо» угроз своему музею. «Речь же не идет о том, чтобы выстроить все музеи под одну гребенку — в каждом случае будет индивидуальная подстройка под нужды музеев того или иного типа (литературные, художественные, краеведческие) и даже одного конкретного музея», — рассказал руководитель ГЛМ. Более того, как следует из заявления главы «РосИзо» Земфиры Трегуловой, стандарты изначально будут различаться для музеев — выставочных залов и музеев-усадеб. Впрочем, дополняет Дмитрий Бак, «у всякого музейного здания как объекта культурного наследия есть охранный статус, а значит, любая переделка потребует необходимых согласований. Это гарантирует от огульного внедрения технических новшеств в ущерб конкретному памятнику либо здравому смыслу».

Единственной серьезной опасностью директор Гослитмузея считает вторжение в процесс воплощения новых норм «бюрократа и формалиста». «Негатив может проявиться в любом деле, — резюмирует Дмитрий Бак, — если введение стандарта выразится в необходимости механического следования инструкциям и писания отчетов, то, конечно, это сведет на нет весь полезный эффект».