Пенсионный советник

Изваяния для осязания

В Третьяковской галерее на Крымском Валу идет выставка «Заметки на полях», на которой незрячие посетители могут трогать скульптуры руками

Игорь Карев 29.05.2012, 16:37
Выставка скульптур «Заметки на полях» открылась в Третьяковской галерее Третьяковская галерея
Выставка скульптур «Заметки на полях» открылась в Третьяковской галерее

В Третьяковской галерее на Крымском Валу идет выставка скульптур «Заметки на полях», на которой экспонаты можно трогать руками. Экспозиция предназначена для незрячих и слабовидящих людей и стала четвертой в программе повышения доступности музеев для людей с проблемами зрения.

В Государственной Третьяковской галерее открылась выставка «Заметки на полях» московского скульптора Александра Смирнова-Панфилова. Она проводится в рамках проекта «Язык скульптуры по Брайлю», который предназначен в первую очередь для незрячих: все экспонаты на выставке можно трогать руками.

Для экспозиции Смирнов-Панфилов подобрал 25 работ из разных материалов — бронзы, дерева и камня. Общей идеей выставки стали персонажи из истории искусства, разделенные на несколько тем: «Бронзовый век», «Читая Библию», «История о царевиче Дмитрии», «Испанское барокко», «Ван Гог, Лотрек, Шагал». К разделам подготовлены комментарии, напечатанные шрифтом Брайля.

Программу «Музей, открытый для всех», цель которой стала доступность художественных коллекций для людей с ограниченными возможностями здоровья, Третьяковская галерея реализует с 2007 года. Её частью и стал проект для незрячих: по признанию куратора программы Елены Герасимовой, это аудитория для художественного музея самая сложная.

В принципе, программы для людей с нарушениями зрения есть во многих музеях мира. «Но это в основном пересказывание и описание произведения искусства: во время экскурсии незрячим и слабовидящим рассказывают об экспонатах по специальным методикам», — рассказала Герасимова «Газете.Ru».

Работая над проектом, сотрудники Третьяковки опирались на опыт Берлина, Лондона, Нью-Йорка.

Например, в Берлине действует музей слепых — он рассказывает зрячим о незрячих, но там всё можно трогать руками.

Разрешено прикасаться и к предметам из музейных коллекций в Берлине и Лондоне, расположенным на специально разработанных маршрутах. Нью-йоркский MOMA рассказывает слепым посетителям о своей экспозиции, причем темы лекций меняются каждый месяц. Но проектов, подобных тому, что делается в Третьяковке, в других городах нет, отметила Герасимова.

Выбор скульптур в качестве экспонатов понятен: они доступны осязанию. В Третьяковской галерее имеется большая скульптурная коллекция, но получить её для программы не удалось.

«Выяснилось, что хранители Третьяковки никогда в жизни не дадут ничего из коллекции галереи трогать руками», — вспомнила Герасимова, добавив, что организаторы проекта пытаются поладить со службой хранителей.

По её признанию, самая первая выставка в программе для незрячих «сложилась случайно»: сын скульптора Виктора Губко Андрей поделился работами отца — это было в 2008 году. Также появилась и вторая экспозиция: в марте 2009 года в ГТГ выставлялись 12 работ Лазаря Гадаева, которые также предоставил сын художника.

В нынешнюю программу с долгосрочными перспективами выставки для слепых превратились лишь в 2011 году: партнером Третьяковки стало Объединение московских скульпторов, с помощью которого была проведена выставка «Прикосновение по Брайлю». В ней приняло участие три скульптора — Олег Ковригин, Борис Черствый и Сергей Антонов.

«Мы сами продумали концепцию выставки и её название, которое «попало» на сто процентов», — рассказал «Газете.Ru» Черствый, который также был одним из организаторов выставки.

По его словам, для скульптур, отбираемых в такого рода экспозицию, есть множество ограничений: прежде чем собирать экспонаты, необходимо было договориться с художниками. Да и не все скульптуры допускают прикосновения: некоторые могут быть травмоопасны для незрячего или слабовидящего, другие — из-за специального режима хранения.

«Фактически это должна быть традиционная скульптура», — заключил скульптор.

Прошедшая весной 2011 года выставка выиграла грант на конкурсе «Меняющийся музей в меняющемся мире», организованном благотворительным фондом Владимира Потанина, что позволило провести нынешнюю — «Заметки на полях».

Обе экспозиции строились на определенной кураторской идее; концепцией прошлогодней было прикосновение, переживание разных материалов — дерева, камня и бронзы. В этом году, по словам Герасимовой, идеей выставки стали персонажи из истории искусства и комментарии скульптора к этой истории.

«Для незрячих людей ван Гог — это полная абстракция, если они где-то про него услышат, если им вообще говорят про ван Гога. А здесь есть скульптурные портреты ган Гога — они не фотографически точны, но это хорошая возможность ввести незрячих в то, что для них было закрыто», — сказала она.

Скульптуры для экспозиции предоставил Александр Смирнов-Панфилов, которого рекомендовал Борис Черствый. Кроме того, все экспонаты размещены в пространстве, созданном немецкими дизайнерами из бюро Franke|Steinert, с низкими и широкими подиумами.

«Их специально сделали ниже и шире, чтобы не уставали руки, когда посетитель ощупывает скульптуру», — отметила Герасимова.

Герасимова отметила, что сейчас посмотреть экспозицию приходит много людей — не обязательно с нарушениями зрения.

«Чтобы незрячих людей заинтересовать такими выставками, нужно приложить очень много усилий», — отметила она. Прогресс уже заметен: у ГТГ есть налаженные контакты с Всероссийским обществом слепых, появились друзья среди незрячих. Одним из основных путей пропаганды служит «сарафанное радио»: по словам Герасимовой, популярность программы только растет. Она заметила, что если сделать музей удобным для людей с ограниченными возможностями, то он автоматически будет более доступным и удобным для всех.

«Экспозиция очень нравится детям, которым наконец-то разрешают что-то трогать руками», — указала Герасимова. Интерес юных зрителей отметил и Борис Черствый.

Спустя несколько лет после старта программы организаторы выделяют две основных проблемы, с которыми им приходится сталкиваться. Первая — чтобы выставка была доступна, а ее экспонаты при этом нормально сохранялись. Вторая — это составление интересной программы.

«Нужно не просто поставить скульптуру и разрешить её трогать, но и сделать так, чтобы скульптура стала частью жизни для незрячих людей. Сейчас мы в начале этого пути», — заключила Герасимова.

Выставка Смирнова-Панфилова рассчитана на полгода и завершится в ноябре; в декабре этого года там же должна открыться следующая экспозиция программы для незрячих людей, для которой организаторы надеются привлечь скульптора Льва Михайлова.