Пенсионный советник

Альбом с приключениями

Выставка «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов» в Русском музее

Федор Московер 19.03.2012, 14:57
Выставка «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов» Русский музей
Выставка «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов»

В Русском музее открылась выставка «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов», на которой представлены графические работы известного живописца.

В обширном наследии Брюлловых, казалось бы, все известно и изучено. В 1822 году два брата, старший Александр и младший Карл, успешные выпускники Академии художеств, отправляются на стажировку в Италию. По возвращении младшего, ставшего живописцем, ждал в Петербурге триумф автора «Последнего дня Помпеи», а старший получает всемирное признание за проект реставрации Помпейских терм. Выставка Русского музея, организованная совместно с ПИФом «Атланта Арт», открывает широкому зрителю неизвестные ранее графические листы Карла Брюллова.

За выставкой «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов» стоит совершенно романтическая история. В 1832 году Брюллов дарит красавице Стефании Витгенштейн, жене дипломата Льва Витгенштейна, альбом рисунков, сделанных за время итальянских путешествий. В тот же год графиня Витгенштейн, урожденная Радзивилл, умирает от чахотки. Альбом с рисунками остается в семье; после революции его вывозят за рубеж, и около 20 лет назад он был обнаружен у наследников семьи Витгенштейн в Англии. В 1993 году его купил банк «Столичный», а два года назад он перешел в собственность паевого инвестиционного фонда «Атланта Арт».

В России эти рисунки демонстрируются массовому зрителю впервые. Они выполнены в необычной для известного нам Брюллова технике, большая часть работ — не акварели, а смесь минеральных пигментов с сажей. Это жанровые зарисовки: молодые итальянки, пилигримы, монахи, множество романтических оборванцев-разбойников.

Рисунки эти — далеко не вершина мастерства Брюллова. Художник ищет, как точно передать с натуры позу уличной модели, и не увлечен отделкой деталей.

Так, в сепии «Разбойник на фоне морского пейзажа» пейзаж едва намечен, а маслиновые глаза разбойника слишком даже для Брюллова похожи на глазки-пуговицы, как у игрушки. Специалисты Русского музея полагают, что рисунки свидетельствуют о живом интересе Карла Брюллова к натуре, его усилиях дополнить классические штудии академии.

Вдобавок к «Итальянскому альбому» Русский музей показывает вещи из своей коллекции, известные и не очень. Впервые полностью (кроме листа, переданного Армении в 1930-х годах) экспонируется серия «Итальянские натурщики в национальных костюмах» — эти акварели найдены в 1920 году в национализированном особняке Нарышкиных. Неакадемический реализм в изображении натурщиков давал некоторым исследователям повод усомниться в авторстве.

Работа по изучению и описанию листов «Итальянского альбома» велась в Русском музее в течение полутора лет. Специальная видеопрезентация демонстрирует на четырех сенсорных экранах примеры сравнения работ из коллекции Русского музея и ПИФа «Атланта Арт», чтобы неискушенный зритель не усомнился в их принадлежности руке Брюллова.

Сравнение «абриса тени» или «штриховки фона» впечатляет, но не совсем понятно, кого нужно убеждать. История альбома прозрачна — это действительно Брюллов, не самый лучший, но любители на него всегда найдутся.

Выставка «Знаменитый и неизвестный Карл Брюллов» — первый выход на публику первого в России закрытого ПИФа художественных ценностей. «Итальянский альбом» с дарственной надписью графине Витгенштейн — пока единственное его имущество, оцененное в декабре прошлого года в $4,4 млн.

Ценность предметов искусства, впрочем, зависит от слишком многих субъективных факторов. «Новый» Брюллов далеко не шедеврален, но все же этюды и наброски «Итальянского альбома» интересны как эпизод личной истории художника, как поиск формы. Пока инвесторы улучшают провенанс, зрителю остается угадывать в беглых набросках фигуры со знакомых полотен.